ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дождь тигровых орхидей. Госпожа Кофе (сборник)
Вкусный кусочек счастья. Дневник толстой девочки, которая мечтала похудеть
Почему Беларусь не Прибалтика
Каникулы в Раваншире, или Свадьбы не будет!
Дори и чёрный барашек
Меня зовут Шейлок
Бизнес и/или любовь. Шесть историй трансформации лидеров: от эффективности к самореализации
Неделя на Манхэттене
Свидание напоказ
Содержание  
A
A

«Сильно возрастут»?!

Сорас с трудом удалось сдержать свое удивление столь заниженной самооценкой Амниона. Если военный корабль типа «Штиля» разовьет околосветовую скорость, ни одна станция ближнего космоса не сможет что-либо ему противопоставить. Даже у Земли может не оказаться адекватной защиты.

– Мы не можем допустить, чтобы капитан Саккорсо поделился своими знаниями с Департаментом полиции, – заключил Тэвернер. – Существует опасность, что в противном случае у человечества не останется иного выбора, кроме как немедленно развязать против нас войну – хотя бы только для того, чтобы помешать нам завершить наши разработки… Ну, теперь вам все понятно, капитан Чатлейн?

Сорас медленно кивнула. Разумеется, она поняла, хотя при этом и ненавидела свою роль. Если бы она сама принимала за Амниона решения или даже была самим Сознанием-Унией, она бы сделала тот же выбор. Ставки слишком высоки и оправдывают любой риск. И все-таки Сорас не могла остановиться на достигнутом. То ли упрямство, то ли врожденная настырность заставили ее высказать еще одно возражение:

– Я все хорошо поняла, но не уверена, понимаешь ли ты. Можешь говорить все что заблагорассудится, но вы уже упустили шанс, который бы расставил все точки над «i», – вы дали «Трубе» уйти. С тех пор прошло уже слишком много времени. Не поздно ли посылать меня за беглянкой? В ближнем космосе возвращения «Трубы» ждут своры полицейских патрулей. Даже если мне удастся настичь ее до того, как она окажется под их прикрытием, я не смогу помешать ей выйти в эфир и отправить сообщение. Если вы правы и Саккорсо работает на полицию, то Департаменту давно известно о противомутагенной вакцине. Возможно, у Саккорсо вакцина именно оттуда… Короче говоря, отправив меня под шквальный огонь полицейских орудий, вы просто рискуете лишиться союзного вам корабля и остаться с носом.

Человеческая часть лица Вестабула нахмурилась, словно оборот речи Сорас привел амнионца в замешательство. И вновь он обменялся с Тэвернером ничего не выражающими взглядами, прежде чем бывший заместитель начальника Службы безопасности мог продолжать.

– Вопрос о невосприимчивости капитана Саккорсо не так прост. В свое время, – тут Тэвернер слегка запнулся, словно что-то вспоминая, – я служил на Рудной станции. Если бы о противомутагенной вакцине было известно по всему ближнему космосу, слухи о ней непременно дошли бы и до меня. Предположим, что вакцина вышла из лабораторий, подчиненных Департаменту полиции, и попала в руки капитана Саккорсо. Но и в этом случае препарат не должен был получить распространения. На моей памяти, – Тэвернер снова запнулся, – сведений о нем не было. Таким образом, мы приходим к выводу: Департамент полиции предпочел хранить вакцину в секрете.

С этими словами Тэвернер на какое-то время замолчал. К удивлению Сорас, он явно переживал страдания. Попытки рассуждать как человек бросали его в пот, покрывавший его мертвенно бледную кожу.

– Я думаю, – наконец слегка торопливо продолжал Тэвернер, – что среди людей имеет место предательство, осмыслить которое мне весьма трудно. Одна группировка разработала эту вакцину и держит ее в секрете от другой с целью получения неких преимуществ. Факт вопиющий, но я помню, что такие вещи случаются среди представителей вашего вида.

– Нам бы хотелось понять поведение людей, – энергично подхватил Вестабул, – однако на данный момент эта задача не главная. Гораздо важнее, чтобы информация о вакцине не распространилась по ближнему космосу, в том числе и с помощью капитана Саккорсо. Относительно же ваших опасений «своры полицейских патрулей» я вам скажу следующее. На основе полученных нами данных о направлении, скорости и ускорении «Трубы», а также с учетом параметров ее тахионного двигателя мы завершили расчет предполагаемой траектории беглянки. Вот результаты.

Не спрашивая разрешения, Вестабул наклонился над пультом и нажал несколько кнопок. Почти немедленно включился один из главных мониторов, расположенных перед Сорас. На экране появилось трехмерное изображение данного сектора космоса. Люминофором было отмечено место, некогда занимаемое Малым Танатосом. Местоположение «Планера» было отмечено зеленым, «Штиля» – желтым. Красная линия обозначала траекторию полета «Трубы» в обычном пространстве. Цифры вдоль линии фиксировали изменения ускорения и направления движения. Малинового цвета крестик обозначал место входа корабля в гиперпространство. Согласно расчетам «Штиля», курс на перехват беглянки должен был пролегать вдоль голубой линии. Амнион мог только догадываться, насколько далеко ушла «Труба», но, по-видимому, правильно определил направление ее движения через гиперпространство. Голубая линия нисколько не приближалась к ближнему космосу. Все козыри Сорас оказались биты. Теперь ей оставалось лишь подчиниться.

– Готовность номер один, – объявила она, включив внутреннюю связь. – Ребята, есть работенка. Сначала – свидание со «Штилем». Затем – охота.

Куда бы ни направлялся Энгус Термопайл и его спутники, их целью, очевидно, был не Департамент полиции.

Энгус

«Труба» вышла из гиперпространства в каких-нибудь пятистах тысячах километрах от Малого Танатоса, все еще оставаясь в пределах «видимости» локаторов уцелевших после взрыва планетоида судов. Бортовые системы корабля находились в ведении Энгуса Термопайла.

Электронная начинка Энгуса выдала предупредительный сигнал, да и его собственный инстинкт подсказывал, что не все в порядке. Маршевый двигатель «Трубы» бешено работал, увеличивая скорость корабля-разведчика. Перегрузки сковывали движения Термопайла. Глаза были не в состоянии читать данные на экране монитора, находившегося от него на расстоянии вытянутой руки. Вычисления собственного компьютера Энгуса оказались доступны ему быстрее. «Труба» двигалась слишком медленно, чтобы перегнать разлетавшиеся осколки Малого Танатоса.

– Слишком рано! – прохрипел Термопайл– Необходимо вернуться. Мы слишком рано вышли из гиперпространства!

Навалившись на пульт, в кресле помощника капитана сидел Ник Саккорсо. Откликнуться он был не в состоянии. Глаза смотрели невидящим взором, руки едва шевелились. Ник с трудом дышал. Энгус чуть не раскроил ему череп, а Сиро ткнул электрошоковой дубинкой. Перегрузки довершили дело: Саккорсо был слишком слаб, чтобы действовать.

Мозг и электронный процессор Энгуса принимали решения с молниеносной быстротой, но независимо друг от друга. Пальцы, следуя заранее заложенной в компьютер программе, бегали по клавиатуре, вводя команды прокладки курса, использования резервов маршевого двигателя и определения параметров гиперпространства ближнего космоса. Одновременно мозг Энгуса пытался определить местоположение «Трубы» и вероятность ее преследования. Согласно самым последним данным Энгуса, полученным всего несколько секунд назад, ни «Полет», ни «Штиль» не набрали достаточной скорости, чтобы предпринять вход в гиперпространство, и к тому же не определили правильный курс. Другое дело – «Каменщик» и некоторые другие корабли «Купюры». Майлс, вероятно, изложил Амниону цель, с которой Энгус был послан к Малому Танатосу. Если Амнион хоть как-нибудь намекнул Биллу или если тот почуял неладное… Тогда преследователи знают, где искать ускользнувший от них корабль-разведчик.

В силу ли крайней ограниченности во времени, или выполняя очередную программу, компьютер Энгуса дал команду восстановить параметры гиперпространства и вновь изменить курс «Трубы».

Сирены взвыли как сумасшедшие. Миллионы тонн скальных пород грозили вот-вот настичь корабль и раздробить его каменными жерновами.

Но вот «Труба» стала резко менять курс. Лишь благодаря вживленным в него зонным имплантатам Энгус не потерял сознания, чего нельзя было сказать о Нике. Когда ускорение, наконец, достигло значения шести g, Термопайл нажал кнопку и ввел «Трубу» в гиперпространство.

Кошмар, которым обернулся взрыв Малого Танатоса, так и не настиг ее.

15
{"b":"474","o":1}