ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дэйвис тоже балансировал на грани обморока. Его тошнило от слабости и боли. Он ощущал себя маленьким ребенком, готовым расплакаться по любому поводу. Ему хотелось передать ответственность за корабль кому-нибудь другому, вернуться к Морн и немного отдохнуть. Жажда мести его уже не вдохновляла. Он не мог тратить силы на подобные чувства. Немощность тела давила тяжелым бременем. В отличие от Вектора ему нечем было гордиться – во всяком случае, он не находил для этого причин.

Боясь худшего, Хайленд спросил у Шейхида:

– Как он?

Интерком отозвался шипением воздуха – насосы нагнетали атмосферу, и нашлемный микрофон Вектора передавал эти звуки на мостик.

– Судя по индикаторам скафандра, Энгус цел и невредим, – ответил генетик. – В относительной степени, конечно. Он испытывает сильное обезвоживание и находится без сознания. Я вижу кровь на его лице. Возможны и другие травмы.

Ни один скафандр не имел оснастки для оценки целостности жизненно важных органов и наличия внутренних кровотечений.

– Пока он был в открытом космосе, датчики всех систем жизнеобеспечения зашкалили. Однако индикаторы скафандра утверждают, что Термопайл в порядке.

Внезапно у Дэйвиса перехватило дыхание. Еще секунда, и он бы заплакал. Сколько ошибок он совершил! Сколько важных дел не сделал! Нет, ему следовало сохранять контроль над чувствами. «Трубе» по-прежнему грозила опасность. «Планер» мог уцелеть. Возможно, в эти минуты он уже выслеживал свою добычу. Кроме того, в системе «Вэлдора» находился крейсер «Каратель». Он тоже гнался за ними, хотя и по иным причинам. Совсем недавно на «Трубу» напал неизвестный корабль. А там, где был один, могли оказаться и другие. Правда, в данный момент им ничего не угрожало. Крейсер рвался из роя, набирая скорость для входа в подпространство.

Проклиная себя за слабость, Дэйвис включил микрофон.

– Ты дотащишь его до лазарета? Морн уже получила необходимую медицинскую помощь

Как много он мог требовать от Вектора? Покраснев от стыда, Хайленд мрачно добавил:

– Ее нужно перенести в каюту.

– Значит, дотащить Термопайла в лазарет, – вяло повторил Шейхид, словно его клонило ко сну. – И отнести Морн в каюту? При полной невесомости? Думаю, я справлюсь.

Затем он повысил голос:

– Признаюсь честно, Дэйвис: я устал оттого, что ничего не знаю. Эта вылазка в открытый космос при безумных g была самым отчаянным поступком в моей жизни. Сначала мне казалось, что я не доберусь до Энгуса, а затем меня мучил страх при мысли, что он выскользнет из моих рук. И еще меня пугала перспектива быть затянутым в черную дыру. Я же не Динер Бекман.

Его тон намекал на печальную улыбку.

– Меня интересует наша ситуация. Возможно, я скоро умру, и мне хотелось бы знать, почему это может случиться.

Мика медленно подключилась к бортовому каналу связи. Она теперь все делала медленно – битва с черной дырой лишила ее последних сил.

– Расскажи ему, – тихо сказала она Дэйвису. – И пусть Сиро тоже услышит. Им нужно это знать.

Она не говорила о себе. Либо Васак ознакомилась с бортовым дневником, либо она перестала принимать себя в расчет. В другое время юный Хайленд уклонился бы от просьбы Вектора. Дэйвис совершил очень много ошибок, забыл о важных делах и мало чем помог кораблю и команде. Он боялся, что не сможет признать свою слабость, вернее, что слабость в конце концов одолеет его. Тем не менее он понимал правоту Мики Васак. Будучи слабым, он должен был действовать с максимальной эффективностью.

Мика смотрела на него до тех пор, пока он не поднес к лицу микрофон.

– План спасения придумал Энгус, – угрюмо признался Дэйвис– Ни я, ни Морн не имеем к нему отношения.

«Помните это. Помните, кто сохранил вам жизнь».

– Мы думали, что гонимся за «Планером». Но Сорас каким-то образом удалось оказаться позади нас. Вместо нее мы встретили «Завтрак налегке». Морн сообщила вам об этом.

Дэйвис выстрелил в корабль, почти не целясь.

– Энгус сомневался, что мы одолеем противника. Поэтому он повел «Трубу» обратно в рой. Ему хотелось разделаться с «Планером», а затем заняться «Завтраком налегке». Фактически он не оставил нам выбора.

Дэйвис открыто признавался в своей некомпетентности. Если бы участь команды зависела от него, «Труба» давно погибла бы.

– Чтобы обмануть Сорас Чатлейн, Энгус имитировал аварию. Со стороны казалось, что наш корабль врезался в скалу. Термопайл настроил программу на экстренный взлет с холодного старта, затем взял портативную плазменную пушку и отправился в открытый космос. Но едва мы обосновались на астероиде, нас выследил «Завтрак налегке». Он вступил в сражение с «Планером».

Дэйвис мрачно описал свои действия, приготовления Морн и вероятные поступки Энгуса.

– Его план казался мне невозможным, – добавил юноша. – Но он удался. «Завтрак налегке» засосало в черную дыру. Возможно, «Планер» тоже погиб. Я не знаю Интуиция подсказывает мне, что он уцелел. Если это так, то Сорас уже ищет нас. В какой-то момент мы едва не погибли в гравитационной бездне сингулярности. У нас не было возможности втащить Термопайла на борт корабля. Сила тяжести раздробила руку Морн.

Ему не хотелось объяснять, что она намеренно спровоцировала эту травму. Он знал, что не сможет спокойно рассказать о героическом поступке матери.

– И мы не могли вернуться за Сибом.

Он проглотил комок стыда и горечи.

– Сейчас он уже мертв. Запас кислорода иссяк. Если только Макерна не засосала черная дыра…

Храбрый и верный Сиб заслуживал лучшей прощальной речи, но Дэйвис не знал, что еще добавить к сказанным словам.

– В данное время нам ничто не угрожает. Мы следуем расчетным курсом к границе роя. Никаких признаков «Планера» не обнаружено. Но когда скалы начнут редеть, сенсоры дадут нам более надежную информацию. И тогда мы поймем, что делать дальше.

Юноша взглянул на Мику, желая убедиться, что она удовлетворена его ответом. Но Васак не смотрела на Дэйвиса. Она с закрытыми глазами сидела в кресле и отдыхала, слушая его.

Структурная схема корабля на одном из экранов указывала, что лифт достиг центрального прохода. Вскоре Энгус окажется в лазарете. Еще через несколько минут Дэйвис сможет вывести на пульт всю информацию о физическом состоянии Термопайла – если только у него хватит нервов, если он не побоится узнать, что ему больше не на кого сваливать ответственность. Поморщившись, юноша снова склонился над микрофоном.

– Вот, в принципе, и все, что я могу вам рассказать.

Признавшись в своих ошибках – по крайней мере самому себе, – он почувствовал небольшое облегчение.

– Изучив показания пульта, я отыскал две программы, которые Термопайл активировал перед выходом в открытый космос.

Это решение Энгус принял самостоятельно, ни с кем не консультируясь – даже с Морн.

– Во-первых, мы начали трансляцию сообщения, составленного Вектором. Наш передатчик рассылает его на максимальной мощности во всех направлениях. Пока нас никто не слышит – слишком много скал и статики. Но вскоре мы достигнем границы роя, и тогда сообщение кто-нибудь примет. Я гарантирую, что когда «Труба» вылетит в чистый космос, станция «Вэлдор Индастриал» получит формулу иммунного лекарства.

А также другие корабли в системе Массива-5.

– К сожалению, эта трансляция позволяет врагам выслеживать нас. С таким же успехом мы могли сообщать им свои координаты.

Дэйвис замолчал. Мика открыла глаза и одарила его унылым взглядом.

– Это хорошо, – вмешался Вектор.

Шлем больше не искажал его голос вибрациями эха. Очевидно, генетик использовал интерком лазарета.

– Конечно, мы рискуем, но если «Вэлдор» примет сообщение, нашу миссию можно считать успешной. И не важно, если «Планер» уничтожит наш корабль. Как только «Вэлдор Индастриал» узнает об иммунном лекарстве, человечество получит надежную защиту от агрессии амнионов.

Хайленд устало кивнул, хотя Вектор не мог его видеть.

– В любом случае мы не можем отключить трансляцию сообщения – даже если бы оно представляло для нас угрозу. Код доступа к программе имеет только Энгус.

155
{"b":"474","o":1}