Содержание  
A
A
1
2
3
...
157
158
159
...
163

Искалеченный корабль медленно двигался к границе роя, напоминая безумного пешехода, который решил перейти скоростное шоссе. Сорас имела на этот счет свои идеи, но держала их при себе – в укромном уголке души. Тэвернер стоял перед ней как статуя. Закончив переговоры с «Затишьем», он внимательно прислушивался к командам Сорас и следил за всем, что происходило на мостике. Его взгляд метался по экранам штурмана, системотехника и пилота. Время от времени Майлс нажимал на клавиши своего устройства, как будто делал какие-то записи. Возможно, он готовил отчет, по которому амнионское Сознание-Уния мог оценить его действия.

Сорас молча выругалась. Ей казалось, что Сознание-Уния оценило услуги «Планера» задолго до мутации Тэвернера. Она еще раз проверила показания систем жизнеобеспечения. Полчаса назад один из лифтов в непосредственной близости от разрушенного грузового трюма пришел в движение. Еще одна авария? Возможно. Подобно дюзам импульсного двигателя, визирам сканера и ей самой, лифты тоже могли портиться при длительных перегрузках.

– Как эта штука работает? – спросила она у Тэвернера. – Мне трудно поверить, что вы имеете моментальный контакт с «Затишьем».

Обычной передаче сигналов мешали бы скалы. Но Майлс утверждал, что его передатчик был особенным Он посылал и принимал сообщения без временной задержки. По словам амниона, дальность действия этого устройства составляла два с половиной световых года.

Тэвернер равнодушно взглянул на нее, словно пожал плечами.

– Работа передатчика основана на резонансных свойствах определенных кристаллов, – бесстрастно ответил он. – Вы думаете, я неверно описал вам его технические характеристики?

Сорас покачала головой.

– Вы не так глупы, чтобы лгать мне.

«Не при таких обстоятельствах».

– Я просто удивлена, что подобный вид связи возможен.

Ей хотелось получить подтверждение, что «Затишье» действительно было «отвлечено» полицейским крейсером. Желая скрыть свои намерения, она непринужденно добавила:

– Наша миссия упростилась бы, если бы мы установили одно из таких устройств на борту «Трубы». Во-первых, мы знали бы, куда она направляется. Во-вторых, я могла бы заставить того мальчишку докладывать мне о планах Термопайла. Это помогло бы нам больше, чем поломка двигателей.

Она не сомневалась, что Сиро Васак выполнил бы ее приказ при первой возможности. Сорас разбиралась в людях и умела манипулировать их страхами. Но, очевидно, команда «Трубы» заметила ужас мальчика, заподозрила неладное и помешала ему произвести диверсию.

– Это пустой разговор, капитан Чатлейн, – ответил Тэвернер. – Подобные устройства очень сложны для производства. «Затишье» не могло дать нам второй экземпляр. А от своего я не стал бы отказываться.

Наверное, он воспринял ее слова буквально. В нем почти не осталось ничего человеческого. Сорас взяла это на заметку.

– Как наши дела, пилот? – оборвав амниона, спросила она. – Стало полегче?

– Пока неплохо, капитан, – сохраняя концентрацию, ответил мужчина. – Не скажу, что стало легче, но я уже привык.

– Ты не устал? Мне не хотелось бы менять тебя. Но если ты хочешь отдохнуть, я вызову на мостик второго пилота.

– Со мной все в порядке.

Он повернулся к ней и с печальной улыбкой добавил:

– Ситуация серьезная. Я не хочу доверять управление кому-то другому.

Чатлейн выгнула брови. Особый блеск в его глазах и странный тон помогли ей понять, что пилот разделял ее надежду – она и штурман были не единственными, кто уловил возможность спасения. Если к ним присоединится стрелок…

Уклоняясь от пристального взгляда амниона, Сорас повернулась к штурману.

– Какие новости?

– Пока ничего определенного, капитан.

Она напряженно вглядывалась в экраны.

– Мы приближаемся к краю роя. До нас уже доходят отголоски битвы. Некоторые сигналы отличаются от статических помех. Если «Затишье» и корабль полиции обстреливают друг друга плазменными пушками, то значит, я принимаю эмиссию взрывов, просочившуюся между скал. Через пять минут я дам более точный отчет.

– «Затишье» действительно сражается с кораблем полиции Концерна, – нехотя подтвердил Тэвернер.

– В таком случае нам пора зарядить орудия, – тихо напомнила Сорас.

Стрелок молча кивнул.

Итак, осталось пять минут. Или меньше?

– Капитан, – внезапно объявила штурман, – это эмиссия взрывов. Мы почти на месте. Через двадцать минут корабль выйдет в чистый космос. Вскоре мы увидим «Затишье» и полицейский крейсер.

И «Трубу», если она уцелела.

Включив интерком, Сорас предупредила команду о вступлении в бой. Тэвернер хотел, чтобы «Планер» помог «Затишью» уничтожить крейсер и «Трубу». Чатлейн собиралась показать амниону, что она готова выполнить его приказ.

– Капитан, – внезапно доложила связистка, – мы получили сообщение.

Вспомнив об атаке Саккорсо, Сорас передернула плечами.

– Источник? – резко спросила она.

Ник переиграл ее в астероидном рое. Она не забыла об этом – и не простила его.

– Точно не могу сказать, слишком много отраженных сигналов. Мы принимаем их с трех или четырех направлений одновременно.

Речевой сигнал, исходивший из скафандра, не вызвал бы отражений. В такой близости от корабля… Она раздраженно вздохнула.

– Что говорится в сообщении? – спросила Сорас – Оно закодировано?

– Нет, хотя и сжато, – ответила связистка. – Там много информации.

Пару секунд она прижимала наушник к уху, затем сказала:

– Капитан, это сообщение от Вектора Шейхида! С борта «Трубы».

Майлс отвернулся от Сорас, будто вращался на смазанном стержне. Он осмотрел дежурную смену и быстро забарабанил пальцами по клавишам передающего устройства.

Значит, крейсер выбрался из черной дыры. Тэвернер оказался прав. При других обстоятельствах Чатлейн бы выругалась – но не теперь! Весть о «Трубе» укрепила ее надежды.

Глядя на экран, связистка подвела итог тому, что выдал ей компьютер:

– Шейхид говорит, что вывел формулу иммунного лекарства против мутагенов.

Она непроизвольно посмотрела на Тэвернера и тут же отвернулась к пульту.

– О Боже! Он приводит эту формулу в тексте сообщения! И все результаты тестов, которые доказывают эффективность лекарства!

Связистка прочистила горло.

– Капитан, «Труба» транслирует это сообщение на станцию «Вэлдор Индастриал».

– Засечь координаты передатчика, – бесстрастно велел Тэвернер.

Амнион направился к связистке, желая убедиться, что она исполнит его приказ.

– Это невозможно, – огрызнулась женщина. – Я же сказала! Здесь слишком много отражений.

– Штурман, – вмешалась Сорас. – Их сообщение может пройти через слой астероидов?

– Трудно сказать, капитан. Все зависит от того, где «Труба» находится – впереди нас или позади. Возможно…

– Это сообщение выходит за пределы роя, – оборвал ее Майлс.

Его слова звучали как смертельный приговор.

– «Затишье» приняло трансляцию.

Какая беда! Крушение планов, ради которых амнионы отправили Сорас в погоню за крейсером, ради которых «Затишье» совершило акт вторжения.

Тэвернер ухватился рукой за пульт связистки и повернулся к Чатлейн.

– Капитан, вы должны немедленно уничтожить «Трубу»!

– К чему такая спешка? – фыркнула она. – Сообщение уже просочилось из роя. Вы опоздали! У нас был шанс расстрелять крейсер в упор, но вы приказали мне не делать этого. Из-за вас наша погоня превратилась в фарс! Мы только зря потратили время!

Однако Майлс не колебался. Он получил приказ от «Затишья».

– Взрыв крейсера вызовет волну статических помех, которая заглушит все сигналы в микроволновом диапазоне, – бесстрастно произнес амнион. – Интенсивность излучаемых помех будет ограничена только мощностью взорванного двигателя и его гистерезисной настройкой. Поскольку статика перейдет в подпространство, область ее распространения будет в несколько раз больше, чем дальность трансляции.

Какие бы чувства ни испытывал Тэвернер, он ничем их не выдавал.

158
{"b":"474","o":1}