ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лишь несколько минут отделяло Чатлейн от победы или поражения. Она уже не видела различий между ними. Возможно, разницы и не было. Во всяком случае, Сорас не считала ее важной. Несмотря на годы мучительного рабства, она сохранила дух свободы. В ее венах бурлила неистовая радость. Она наконец договорилась с проклятой судьбой и решила заглянуть за край личной бездны. Победа или смерть. Чатлейн была готова принять любой результат.

– Капитан, – доложила штурман. – «Затишье» и крейсер полиции сражаются друг с другом. Еще немного, и они прожгут в пространстве дыру.

Прекрасно. Сорас кивнула. Пусть сражаются. Если бы Тэвернер не следил за ней, она бы свирепо усмехнулась.

– Мы приближаемся к границе роя, капитан.

Штурман взглянула на экран.

– Через пятнадцать секунд сканер увеличит зону охвата.

Связистка ворчливо заметила:

– Сообщение Шейхида настроено на автоматическую трансляцию. Оно постоянно повторяется. Черт! Этот маленький кораблик имеет мощный передатчик.

Чатлейн снова кивнула. Прекрасно. Пусть транслирует. Смерть или победа.

– Ты можешь засечь их местонахождение? – спросила она.

– Я пытаюсь, – ответила связистка. – Дайте мне еще две минуты. Как только я расставлю вектора отражения, «Труба» будет нашей.

Тэвернер повернулся к капитану.

– «Затишье» тоже просит засечь источник сигнала, – сказал амнион. – Перекрестное сканирование определит позицию «Трубы».

Оттолкнувшись от консоли, он поплыл к пульту связи. Ухватившись за подлокотник кресла, Майлс велел женщине вывести на экран результаты расчетов. Связистка быстро взглянула на Чатлейн.

– Выполняй, – подтвердила Сорас.

Как только данные появились на мониторе, Тэвернер защелкал по клавишам своего передатчика.

– Нам лучше замедлиться, пилот, – предупредила Сорас, пока амнион был занят и не мог ей возразить. – Остановимся на границе роя. Найди хорошее прикрытие. Если ты поспешишь, «Труба» может открыть огонь до того, как мы обнаружим ее.

«Или в „Планер“ выстрелит крейсер».

– Постарайся, чтобы «Затишье» увидело нас, – продолжила она. – Пусть друзья-амнионы не гадают о наших намерениях. Мы будем оставаться у них на виду.

Пилот промычал что-то нечленораздельное. Он был так занят набором команд, что не мог говорить. Внезапно Сорас поняла, что бездумно кивает головой. Ее подбородок покачивался вверх и вниз, словно не мог остановиться.

– Стрелок, ты готов? – спросила она.

– Готов на все сто, капитан, – ответил мужчина. – Хотя имею большой ущерб.

Саккорсо лишил «Планер» лучшего оружия.

– Плазменные пушки заряжены. Торпеды в боевой готовности. Лазеры включены.

Чатлейн с трудом подавила желание сказать: «Прекрасно. Пусть будут включены». «Планер» медленно выходил на позицию. Пилот идеально выполнял свою работу. Когда судно остановилось, чтобы осмотреться, оно получило чистый обзор в направлении «Затишья». Крейсер лишь угадывался за преградой скал. Связистка быстро отсеивала отраженные сигналы. Количество ложных меток на экране убывало. Трансляция сообщения превратила крейсер в навигационный маяк…

– Есть захват, – внезапно закричала штурман. – Это «Труба». Никакой ошибки!

На экране сканера появилась мигающая точка. Крейсер, как и «Планер», ожидал на границе роя, где он мог использовать для прикрытия крупные астероиды. От кого он скрывался – от «Затишья» или крейсера полиции? Сорас этого не знала: сканерный образ не позволял прояснить такую деталь.

– Открыть огонь, – приказал Тэвернер.

– Мы не можем, – одновременно ответили штурман и стрелок.

– Слишком много скал на пути, – объяснил стрелок. – Мы не имеем чистого пространства в этом направлении.

– Но в этом есть плюс, – добавила штурман. – «Труба» не может выстрелить в нас.

Амнион не спорил. Экран дисплея подтверждал, что штурман и стрелок говорили правду. Майлс быстро защелкал по клавишам устройства. Чатлейн снова поймала себя на том, что кивает головой. Она задержала дыхание и попыталась восстановить контроль над своими движениями.

Это было важно. Кивок. Задержка дыхания. Нужно контролировать себя. Поспешность фатальна. До тех пор пока «Затишье» не определит позицию крейсера и не проведет успешную атаку, любое действие будет преждевременным. «Труба» скрывалась за большой скалой, надеясь защититься от огня амнионского судна. Астероид в четыре раза превосходил размеры крейсера. Но могла ли эта скала спасти его от луча сверхсветовой протонной пушки? Хотя бы против одного-единственного выстрела? Да. Прекрасно. Кивок. Задержка дыхания. Сколько же можно не дышать?

Внезапно протонная пушка выстрелила. Астероид разрушился на части, осыпав осколками «Трубу». Ее щиты и ловушки отразили каменную шрапнель. Она уцелела. Но у нее больше не было прикрытия! Как только «Затишье» перезарядит протонную пушку, крейсер будет разрушен.

– Капитан, – доложила штурман, – крейсер увеличил интенсивность обстрела. Он использует все, что имеет: плазменные пушки, лазеры и торпеды!

Он хочет защитить «Трубу». Прекрасно. Пора действовать! Сорас сделала глубокий вдох.

– Майлс Тэвернер, – радостно произнесла она, – ты куча амнионского дерьма. Смотри, что я сейчас сделаю.

Наверное, ее тон проник в человеческую область его сознания и пробудил атавистическую панику. Он повернулся к ней. Пальцы Майлса по-прежнему порхали по клавишам. Сорас вскинула пистолет и выстрелила ему в лицо. Череп Тэвернера взорвался, как перезревшая дыня. Серый мозг и зеленоватая кровь забрызгали пульт связи. Густая слизь потекла по экранам дисплеев. Отброшенный инерцией, он полетел над пультами мостика. Его кровь образовала вокруг торса зеленую текучую корону. Какое-то мгновение поверхностное натяжение удерживало ее причудливую форму. Но затем она соприкоснулась с костюмом и растеклась по нему грязным пятном.

«Вот и все, – подумала Сорас– Чертов предатель! Вонючий сукин сын!»

Экипаж ошеломленно смотрел на нее. Системотехник и стрелок открыли рты от изумления. Связистка брезгливо стряхивала с себя кровь и мозги Тэвернера. Лицо штурмана сияло от ликования. Пилот усмехался, словно с трудом удерживался от счастливого хохота.

Один выстрел Чатлейн изменил их жизни. Кардинально и окончательно.

– А теперь за дело, – сказала капитан. – Это наш единственный шанс

Ее голос звучал удивительно спокойно.

– Необходимый нам груз находится на борту «Затишья». Мы должны помочь крейсеру уничтожить амнионский сторожевик Неважно, сколько обвинений приготовили нам копы. Если мы поможем им победить амнионский корабль, вторгшийся в человеческий космос, нас будут считать героями. Во всяком случае, они разрешат нам забрать груз, в котором мы нуждаемся. Сделаем так: нападем на амнионов, пока они перезаряжают протонную пушку. У нас осталось около минуты. Не будем тратить время зря.

«Затишье» с удивительной легкостью поглотило залпы полицейского крейсера. Очевидно, сторожевик замкнул ловушки крест-накрест и использовал их суммарную мощность для поглощения силы в зонах удара. Это означало, что на другой стороне корпуса не было никакой защиты.

– Стрелок, – приказала Сорас, – я хочу, чтобы ты разнес амнионского ублюдка. Выпусти все, что у нас имеется. Атакуй прямо сейчас.

Мужчина посмотрел на Чатлейн. Его глаза округлились от страха, но он прошептал:

– Будет сделано, капитан.

Его пальцы уже набирали команды.

Вот так! Победа или смерть!

Словно вторя единственной надежде Сорас Чатлейн, «Планер» открыл безудержный огонь по «Затишью».

Мин

Ускорение вжало ее в спинку гравитационного кресла. Она беспомощно наблюдала за тем, как «Каратель» мчался к линии огня между амнионским сторожевиком и той частью астероидного роя, где сенсоры крейсера обнаружили кинетическое отражение аномалии.

Если «Каратель» успеет вовремя – если он разместится между амнионским кораблем и тем местом, откуда должна была вылететь «Труба», – крейсер получит возможность для бегства. Но крейсеру предстояло одолеть большое расстояние. Как указывали цифры на одном из экранов, расчетное время подлета составляло двадцать пять минут. Слишком долго. И слишком медленно Сторожевик больше не стрелял из протонной пушки. Он ожидал появления новой цели – и, очевидно, не через двадцать пять минут.

160
{"b":"474","o":1}