Содержание  
A
A
1
2
3
...
161
162
163

Ее голос дрожал от эмоций. Заметив это, Долфин посмотрел на Мин и покачал головой.

– Может быть, нам с вами выйти в космос и подтолкнуть корабль, директор Доннер? – с усмешкой спросил он. – Глядишь, и выиграем пару минут.

Прежде чем Мин успела ответить, он отвернулся от нее и, обращаясь к дежурной смене, строго сказал:

– Я не думаю, что нам поможет дополнительная скорость. Даже если мы устроим чудо, «Каратель» не успеет занять необходимую позицию. Но директор Доннер права. «Труба» заслужила нашу поддержку. Мы должны позаботиться о ней. Амнионы знают нечто такое, что неизвестно нам. Иначе они по-прежнему стреляли бы в нас из протонной пушки. Мы должны подготовиться к решительной атаке.

Он ткнул пальцем в направлении Глессена.

– Займись настройкой лазеров. Программируй торпеды. Делай что хочешь, но подними заряд плазменных пушек. Откроешь огонь по моему приказу. Если мы хотим прикрыть «Трубу» и при этом уцелеть под обстрелом противника, нам нужно позаботиться обо всем заранее.

Капитан повернулся к связистке.

– Крей, определи, откуда исходит сигнал. Проведи расчет по векторам отражения. Результат отправишь Порсону. Нам необходимо видеть крейсер на схеме.

Долфин пожевал губу и обратился к пилоту:

– Теперь ты, Сергей… Когда я дам приказ стрелку, ты должен прекратить маневры уклонения. Это поможет Глессену. Кроме того, если мы хотим отвлечь амнионов от «Трубы», нам нужно позволить им зафиксировать прицел на «Карателе».

Никто из офицеров не возражал, хотя его приказ предполагал их гибель. Долфин делал все, что мог. Мин понимала это. Несмотря на смертельный риск, она одобряла действия капитана Юбикви. И все же ее тело горело от нетерпения. Ей хотелось двигаться быстрее – быстрее, чтобы спасти «Трубу» от разрушения.

Морн Хайленд была копом – лейтенантом подразделения спецназа. Выполняя свой служебный долг, она преподнесла человечеству потрясающий подарок: эффективную защиту от амнионов. Мин не хотела даже думать о том, что Морн могла погибнуть.

– Помоги мне, Порсон, – проворчал Юбикви. – Где «Труба»? Если ты не дашь мне точных данных, я начну гадать на кофейной гуще.

– Что-то есть… – глядя на экран, ответил штурман. – Правда, только намек…

Однако уже через минуту он четко доложил:

– Капитан, похоже, мы имеем еще два корабля.

На схеме тактического симулятора появились новые метки. Программа рассчитала их позиции относительно амнионского судна, «Карателя» и неровной границы роя.

– Два корабля? – переспросил капитан Юбикви.

Штурман кивнул.

– Я не совсем уверен. Мы получаем множество отраженных сигналов. Оба корабля скрываются за астероидами. Один из них должен быть «Трубой». Эмиссия спектра совпадает с нашими записями. Но я не могу сказать, какая метка соответствует крейсеру.

Долфин бросил быстрый взгляд на Доннер, но та покачала головой. Вторым кораблем могло быть судно, преследовавшее «Трубу» от запретного пространства, или торговый сухогруз, нанятый Хэши Лебуолом. Мин не знала, кто мог скрываться под второй мигающей меткой. Ее тошнота усилилась. Она нуждалась в активной работе, которая могла бы отвлечь мысли от расстройства желудка.

Неопознанное судно представляло собой угрозу. Оно могло атаковать «Трубу» в любую минуту.

– А что, если они вместе? – спросил Дольф у штурмана.

– С нашей точки зрения это кажется вполне возможным. Оба корабля остановились на границе роя. Оба используют скалы для прикрытия. Но между ними большое расстояние. Там столько астероидов, что они вряд ли видят друг друга на сканерах.

На экране появились новые данные. Взглянув на них, штурман быстро доложил:

– Капитан, это то судно, которое мы видели на краю запретного пространства – перед тем как покинули пояс Рудной станции. Эмиссионный спектр очень похож, но кое в чем отличается. Я полагаю, от множественных повреждений. Такое впечатление, что корабль наполовину искорежен.

«То есть это не „Завтрак налегке“ А кто? Другое амнионское судно? Нелегал, работавший на врагов? О Боже, как они нашли „Трубу“?»

– Глессен, приготовься, – резко предупредил Юбикви. – Наш приятель собирается стрелять. Сторожевик будет целиться в «Трубу», так что мы сейчас узнаем, где она находится.

– Капитан, я уже определила ее местоположение, – возбужденно доложила Крей.

Под ближайшей меткой, мигавшей на большом экране, появилась надпись: «Труба». Крейсер находился всего лишь в тридцати – сорока километрах от «Карателя».

– Второй корабль не мог бы транслировать сообщение Шейхида, – пояснила связистка. – Я выяснила это по векторам отражения.

– Умница, – похвалил ее Юбикви. – Порсон, я что-то не понимаю твоей схемы. Получается так, что «Труба» прячется от нашего приятеля?

– Похоже на то, капитан, – ответил штурман.

– Чудесно. Тогда давай-ка…

Внезапно на одном из мониторов замелькали цифры эмиссионного потока. В тот же миг экраны сканера показали детонацию на границе астероидного роя. Взрыв не уступал по мощности термоядерной бомбе. Шар огня и жесткое излучение стерли со схемы мигавшую метку крейсера.

Мин встревоженно напряглась в ремнях безопасности. Сражаясь с боковым ускорением, она пыталась рассмотреть экраны штурмана и разобраться в ситуации.

– Протонная пушка! – крикнул Порсон – Сторожевик выстрелил по «Трубе»! Прямое попадание! Крейсер…

Уничтожен? Взорван на куски? Такой маленький корабль не мог уцелеть при прямом попадании сверхсветовой протонной пушки.

Однако уже через миг штурман радостно доложил:

– Нет! «Труба» на месте. Я ее вижу! Сторожевик разнес скалу!

Помолчав пару секунд, он произнес.

– Капитан, «Труба» лишилась своего прикрытия. Теперь она открыта!

– Давай, Глессен! – громко велел Долфин. – Все, что можешь!

Его приказ походил на взрыв гранаты. Стрелок, словно музыкант-виртуоз, опустил пальцы на клавиши. В тот же миг траектория крейсера стабилизировалась. Пэтрис повел корабль на цель.

Лазеры завыли в темноте когерентными потоками. «Каратель» содрогнулся, выпустив из шахт торпеды. Плазменные пушки усилили вибрацию до пронзительного визга. Глессен бросил на зарядку орудий каждый доступный джоуль. Всей мощью и оружием «Каратель» нанес удар по амнионскому сторожевику. Крейсер навязывал бой. Вражеское судно должно было отбиваться, а не нападать на «Трубу».

Однако план не сработал. «Каратель» находился на большом удалении. Сила атаки рассеялась по пути и не произвела на амнионов впечатления. Их корабль уже продемонстрировал способность поглощать огонь плазменных орудий. Лазерные лучи отразились от зеркальной поверхности или рассеялись турбулентными потоками энергии, которые создавались электромагнитными ловушками. Что касается торпед, то они оказались слишком медленными для такого расстояния и космических скоростей.

Одна из лучших попыток «Карателя» не отвлекла амнионов. А у «Трубы» больше не было прикрытия. Более того, у нее не осталось времени для бегства. Ей не хватало скорости для входа в подпространство. Метка крейсера на экранах сканера сияла алым цветом. Двигатель «Трубы» набирал обороты, выводя корабль по дуге в открытый космос. Она отчаянно боролась за жизнь и свободу. Но ее усилия были тщетными. Луч прицела амнионского судна уже взял ее в захват. Как только сторожевик перезарядит протонную пушку…

Внезапно в нижней части экрана замелькали цифры. Новый вектор силы устремился в вакуум.

– О Господи! – с изумлением выкрикнул Порсон. – Второй корабль! Тот самый, из запретного пространства! Он открыл огонь по амнионскому судну!

Невероятно! Все это казалось невозможным. Второй корабль был враждебно настроен к «Трубе». Однако взглянув на экран, Мин разобралась в ситуации раньше, чем Порсон успел закончить последнюю фразу. Неопознанное судно атаковало амнионов с другой стороны. Если сторожевик объединил ловушки в одну цепь, используя их для защиты от атак «Карателя», то залп незнакомца мог угодить в неприкрытое место…

162
{"b":"474","o":1}