ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скандал в поместье Грейстоун
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Кто сказал, что ты не можешь? Ты – можешь!
Холокост. Новая история
Жизнь и смерть в ее руках
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Спасти лето
Содержание  
A
A

Энгус сам не мог поверить в случившееся, но с фактами не поспоришь. Он сам, Энгус Термопайл – не его электронный процессор, не Диос и не Лебуол – принял решение привести сюда корабль. Потому что «Штиль», «Планер», а может быть, и некоторые другие суда «Купюры» сидели у него на хвосте… Но все-таки, какого черта его сюда занесло?

Вдруг Энгус вспомнил, что в последний раз его запрограммировали с голоса. Когда в амнионском секторе «Купюры» Майлс попытался подчинить Энгуса себе, беззвучный голос в голове Термопайла отменил команды Майлса: «Ты больше не Джошуа. Ты – Исаак. Это твое имя и твой код доступа. Твой личный код – Габриэль».

– Заткнись! – заревел на Ника Энгус. Ему необходимо было подумать. – Мне наплевать, веришь ты мне или нет. Пожелай я рассказать тебе о причинах моих поступков, я бы уже давно это сделал.

«Исаак, – мысленно обратился Энгус к тому отделу своего мозга, который служил неким связующим звеном, – зачем ты заставил меня появиться именно здесь? Почему я не отправился в Департамент полиции?»

Процессор ответил молчанием.

Пусть так. Несмотря на то, что компьютер Энгуса снабжал его огромным количеством информации по астронавигации, термоядерным генераторам и состоянию «Трубы», он никогда не выводил данных о самом себе. Диос обещал Энгусу: «Твоя программа подскажет тебе все необходимое по мере того, как ты будешь двигаться вперед». Однако никто так и не предложил Термопайлу внятного объяснения происходящего.

Прозвучал сигнал вызова по внутренней связи.

– Энгус, что случилось? – Голос Дэйвиса казался изможденным от перегрузок и тщетных надежд. – Где мы? Я уже могу разбудить Морн? Мы в безопасности?

Энгус не ответил и в сердцах отключил связь. Хватит вопросов. Пора начинать разбираться. Неужели Уорден Диос и Хэши Лебуол позволили ему улизнуть? Неужели он сумел выйти из уготованных ему рамок и вырваться на свободу? Или его мучители всего лишь затеяли с ним более хитрую игру? Господи, неужели он все-таки вырвался на свободу?

– Ладно, – промычал Ник. – Делай, как знаешь. – Он с любопытством посмотрел на Энгуса. – Интересно только, что ты собираешься делать со своей драгоценной Морн? Представь себе, какой будет ее реакция и реакция ее самоуверенного выродка, когда они обнаружат себя в самом центре амнионского пространства, а ты откажешься объяснить им причину происходящего. Не берусь судить о своих людях, – полагаю, им будет не до этого, – но Морн и Дэйвис проедят тебе плешь.

– Заткнись. – От умственного напряжения у Энгуса даже свело челюсти. Слова давались ему с трудом. – Дай поразмышлять.

В поисках ответа на поставленные вопросы он мысленно выкрикивал свой код доступа, пытаясь открыть окно в собственной электронной базе данных. Есть! Информация на месте. Но как насчет самого компьютера? Может ли Термопайл игнорировать его команды, в том числе и требования о молчании?

Необходим тест, некий способ быстро определить, распространяется ли влияние процессора на Энгуса или уже нет. Этот тест позволит установить границы, в которых Термопайл может принимать собственные решения.

Неожиданно сердце Энгуса замерло. Ник. Вот решение! На него распространяется иммунитет, поскольку он работает на Бюро по сбору информации. А Энгус ненавидит Саккорсо. Пусть только Ник еще раз ему возразит или попытается посмеяться над Энгусом. Тогда он его снова ударит, но на этот раз так, чтобы раскроить ему череп и вышибить мозги.

– По-моему, размышлять уже поздно, – заметил Ник. Казалось, поведение Энгуса его заинтриговало. – Мы уже по уши влипли. И что только Хэши или Мин Доннер о тебе подумают? Как ни крути, а рано или поздно тебе придется сказать правду.

Пора. Время теста наступило. Развернув плечи, Энгус поднялся с кресла, готовясь нанести удар…

… И остановился. Мышцы словно сковало. Не то что замахнуться, Энгус не мог даже приблизиться к соседнему пульту управления. Ощущение было слишком хорошо знакомо Термопайлу. Не было никакой мочи избавиться от него. Импульсы зонных имплантатов по-прежнему казались сильнее воли, сильнее надежды Энгуса.

Как тяжело дышать. Проклятье! Программа запрещала Термопайлу бить по панели управления, поэтому он обрушился с кулаками на собственные бедра.

Сукин сын! Почему ты не говоришь мне правды? Что тебе стоит поведать мне о твоих желаниях?

Однако Энгус не мог позволить себе поддаться истерике: «Труба» в глубине пространства Амниона, а на ее борту – Морн. Усилием воли Энгус заставил себя успокоиться.

Ладно. Пусть так. Но сдаваться нельзя. Необходимо разобраться. Значит, процессор все еще доминирует, и программу обойти нельзя. Но ни Диос, ни Лебуол не могли знать, что «Труба» окажется именно здесь. И все же программа это позволила.

– Знаешь что, – небрежно заговорил Ник. – Сиди здесь и думай. Но думай хорошенько. – Он расстегнул ремни безопасности. – А я пойду скажу твоим и своим людям, что они могут покинуть каюты. Уверен, эти змееныши с радостью пообщаются с тобой. Им понравится твой отказ объяснить, почему мы здесь или как тебе и Майлсу удалось похитить Дэйвиса прямо из-под носа Билла, а также почему ты так бережешь Морн. На обратном пути я захвачу тебе что-нибудь перекусить. А то, ни дай бог, свалишься с кресла.

Ник немного постоял, ожидая реакции Энгуса. Термопайл лишь махнул рукой. Наплевать на Ника. Пусть идет, куда хочет. Энгусу нужна надежда. Нужна немедленно. Хотя, очевидно, его просто водят за нос. Вряд ли полиция потеряла его след. Просто кто-то – Диос или Лебуол – решил потянуть за другие веревочки Энгуса-марионетки.

И все же надежда еще теплилась в его сердце.

Необходимо понять, что происходит, будь оно все проклято! Разумеется, программа Энгуса не всесильна. Чем больше он действует, тем дальше он удаляется от своей больничной палаты, тем больше вероятность того, что в белых стенах его ментальной темницы появятся трещины. Этот проклятый Лебуол не мог предусмотреть всего!

Но и полиция это понимает. И наверняка предприняла какие-то шаги. В противном случае совокупная неадекватность введенных в Энгуса инструкций может привести к провалу операции или позволить ему ускользнуть.

Что может предпринять полиция?

Ликвидировать Энгуса. Записать в процессор нечто вроде программы самоуничтожения. Но в таком случае они лишатся «Трубы» и людей на ее борту. Они лишатся Морн, что, очевидно, не входит в их планы. И потом, они еще не узнали, что случилось на Малом Танатосе.

Кроме того, полиция может приставить кого-либо следить за Энгусом. Раньше этой работой занимался Майлс. Теперь, когда «Труба» потеряла контакт с Департаментом полиции, вероятных кандидатов на вакантное место нет. Никто на борту не знает кода доступа, чтобы подчинить Энгуса.

Итак, остается только одно предположение. Чтобы до некоторых пор сохранить Энгусу жизнь, полиция позволит ему действовать по своему усмотрению, пока у них не появится новая возможность поставить на место Майлса нового провокатора. Но раз так, им придется позволить ему принимать все больше и больше самостоятельных решений, а тогда брешь несогласованности между тем, что он делает, и его изначальной программой будет увеличиваться. Со временем эта брешь станет настолько большой, что позволит ему ускользнуть.

Казалось, переполненный всевозможными сценариями будущих событий мозг Энгуса вот-вот взорвется, как термоядерный генератор «Купюры». Ремни безопасности кресла, где сидел Энгус, были отстегнуты. От сильнейшего удара его голова пришла в столкновение с панелью управления. Резкая боль ослепила Термопайла; на лице, растянувшись от левого виска до щеки, зияла рваная рана. Второй удар пришелся ниже левой лопатки, бросив Энгуса на пол.

В доли секунды в мозгу Энгуса открылось окно с изображением информации о полученных повреждениях. Защита его компьютера поглотила основную часть энергии второго удара, – спина Энгуса с честью выдержала сильнейший удар. Однако первый удар оставил кровавое месиво на его голове, раскроил затылочную часть черепа и достиг мозга. Еще один подобный удар уничтожил бы Энгуса. Болевой шок мог убить Энгуса прямо сейчас. Непереносимая боль в голове – вот и все, что он сейчас чувствовал.

17
{"b":"474","o":1}