ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я не мог тебя предать. – Оскалясь, Ник поднял голову. – Ты не в счет. Ты еще совсем салага.

– Наверное, Вектор разделяет нашу точку зрения, – вновь заговорила Мика, чтобы скрасить грубость Ника. – Поэтому, Морн, решать вам с Дэйвисом.

– Напротив, – поспешил заметить Вектор, – я думаю иначе. Но я бы предпочел не высказывать своей точки зрения… – Он окинул Морн взглядом своих голубых глаз и мягко улыбнулся. – … пока не услышу вашего с Дэйвисом мнения.

Мика нахмурилась, но возражать не стала.

Дэйвис тем временем изучал раны на голове Морн. Казалось, он знал, что она скажет, еще до того как слова сорвались с ее губ.

– Что скажешь, Дэйвис? Как нам следует действовать?

«Я хочу быть тобой, – мысленно ответил Дэйвис – Я хочу быть Энгусом. Хочу принести пользу».

Но вслух произнес совсем другие слова.

– Знаете что, – ответил Дэйвис, – пусть заварившуюся кашу расхлебывает полиция. Мика права. Ставки высоки, и мы должны задуматься о последствиях. Амнион догадывался о существовании противомутагенной вакцины, а Ник уверил их в своих предположениях. Теперь необходимо известить полицию. Я уверен, с ее помощью мы определимся в запретном пространстве… Кроме того, полиции надо узнать и обо мне. – От мысли, что Амнион мог использовать его более эффективно, чем Марка Вестабула, Дэйвиса вдруг затошнило. – Если мы… если человечество стоит перед угрозой проникновения в его среду амнионцев в обличье людей, мы должны предупредить человечество. Именно так надо строить тактику защиты.

– Правильно, – с жаром подхватил Сиб. – Кроме того, существует еще одно обстоятельство. Ник сказал, что понял, почему Амнион снабдил нас нестандартными деталями тахионного двигателя. Если его догадка верна, над нами просто ставили эксперимент. Амнионцы испытывали способ достижения околосветовых скоростей с помощью особого вида тахионного двигателя. Когда мы благодаря Вектору вышли из гиперпространства, наш корабль летел со скоростью почти двести семьдесят тысяч километров в секунду!

Ник кивнул в знак согласия. Он все еще лежал на полу, но, видимо, думал, что события вертятся вокруг него.

– Если амнионцы сумеют достичь эффекта, о котором я говорю, – торопливо продолжал Сиб, – и при этом не сожгут своих двигателей, тогда корабли вроде «Штиля» ворвутся в ближний космос с субсветовыми скоростями. А они ведь вооружены сверхсветовыми протонными пушками, против которых нет защиты.

Дэйвис вдруг помрачнел. Сиб прав: защиты нет. Мать Морн погибла в бою с «Потрошителем» – гораздо более неповоротливым кораблем, но вооруженным протонной пушкой. Кроме того, в схватке с «Потрошителем» погибла вся команда отца Морн.

– Тем более мы должны во всем положиться на полицию! – все больше возбуждаясь, воскликнул Дэйвис. – Они должны знать… Морн, они должны знать.

– Я знаю, ты считаешь, что полиция продажна, – запальчиво продолжал Дэйвис, хотя Морн ему не возражала. Она просто молчала, но ее твердый взгляд не давал ему избавиться от ощущения, что он должен оправдываться, что если он ее не переубедит, произойдет непоправимое. – Ситуация с противомутагенной вакциной тому подтверждение. Но если мы будем молчать, то никогда не добьемся своего. Необходимо сообщить полиции о происходящем, и тогда она сможет нас защитить. Кроме того, мы сможем заставить ее ответить за свои проступки перед обществом.

С этими словами Дэйвис, затаив дыхание, выжидающе посмотрел на Морн.

Морн ответила почти сразу. Испытания, выпавшие на ее долю, научили ее верить в себя. Да и кофеин делал свое дело.

– Амнионцы получили от меня больше, чем подтверждение, – сказала она. – Они взяли образцы моей крови, когда в ней находилась вакцина. Не знаю, сохранились ли те образцы. Если они были отправлены с челноком с борта «Затишья» или «Штиля», тогда доставка их в лабораторию, где Амнион сразу же начнет производство новых мутагенов, лишь вопрос времени… Но ты упомянул о последствиях, – продолжала Морн, прежде чем Дэйвис мог вставить слово. – А ты задумывался над тем, что станет с Микой, Сибом или Вектором? Ты говоришь, пусть расхлебывает полиция. Предположим, Энгус согласится нам не мешать. Предположим, мы даже захватим корабль и вообще обойдемся без Термопайла. Что случится с Микой, Сибом и Вектором? Они пираты, Дэйвис. Но они спасли нам жизни. Ты хочешь, чтобы их арестовали? Хочешь, чтобы их казнили? К Сиро, возможно, отнесутся снисходительно – он еще молод. Но Мику, Сиба и Вектора могут казнить… Я говорила тебе, мы полицейские, но думаю, ты прекрасно понял, что я имела в виду. Я не имела в виду тех полицейских, которые скрывают существование вакцины и которых такие люди, как Ник, используют в своих интересах. Я говорила о своих родителях, о твоих дедушке и бабушке. Ты помнишь их так же, как и я. Как ты думаешь, они бы поступили?

Дэйвис почувствовал на себе суровый взгляд Морн. Ее слова глубоко тронули его. Как-то, вскоре после его рождения, Морн сказала ему, что в ряду ее ценностей он стоит лишь на втором месте. Важнее всего – не предать человечество.

В этом вся Морн. Словно достигнув с ней точки единения, Дэйвис быстро произнес:

– Они бы сражались за свои идеалы до последней капли крови.

Улыбка Морн была робкой и слабой, хрупкой, словно стекло. Но для Дэйвиса она была ярче утренней зари.

– Теперь ты. – Морн повернулась к Нику. Ее тон был безразличен, словно она уже не чувствовала угрозы со стороны Саккорсо или же ее ненависть к нему стала столь безмерной, что не могла быть адекватно выражена. – Твои предложения.

Сиро с удивлением взглянул на Морн. У Мики и Сиба вырвались возгласы протеста. Вектор одобрительно кивнул и улыбнулся. Дэйвис промолчал.

Морн не отреагировала на возгласы Мики и Сиба. Ник также сохранял спокойствие. Какое-то время он лежал, не шелохнувшись, словно не расслышав адресованных ему слов, затем мягко, словно кот, сел, скрестив перед собой ноги и оперевшись головой о переборку.

– Мне нужна Сорас. – Оскал исказил лицо Ника. Он взмахнул кулаком, как кувалдой. – Я вырву ей сердце!

– Замечательно, – с горькой улыбкой сказала Морн. – Она твоя. Впрочем, зря надеешься. В ближайшее время удобный случай вряд ли представится. Кроме того, у тебя наверняка есть более насущные желания. Мне казалось, ты хотел продать противомутагенную вакцину Биллу, чтобы выручить деньги на ремонт корабля. Неужели это желание не сохранилось? Конечно, теперь ремонт тебя не интересует, но зато тебя интересуют деньги. Без них тебя ожидает печальная участь. Но стоит тебе подыскать хорошего покупателя, и ты найдешь управу на всех нас. Даже на Энгуса.

Наконец, Мика поняла, к чему клонит Морн.

– Конечно, – прохрипела она. – Так оно и есть. Какими бы ни были наши дальнейшие действия, мы должны убедить Энгуса держать Ника подальше от средств связи. Без связи Саккорсо не сможет найти покупателей.

Ник даже не посмотрел в сторону Морн или Мики. Минуту или две он изучал свой кулак, словно на побелевших костяшках пальцев была начертана его судьба. Затем он медленно опустил руку.

– От тебя я хочу лишь одного, Морн, – с безразличием проговорил Саккорсо, словно разговаривая сам с собой. – Разденься и позволь мне овладеть тобою прямо здесь, на виду у твоего сынка и твоих приятелей. Не так давно тебе это нравилось. С тех пор ничего не изменилось, по крайней мере больших перемен не произошло. Ты не стала вдруг чистенькой. Просто раньше тебе нужен был я. Теперь тебе нужны Сиб, Вектор, Мика и твой выродок. Тебе, несчастной сучке, понадобились даже Салага и Энгус. Так или иначе, но и они все со временем тобой попользуются. Так уж пусть лучше я.

Дэйвис не сдержался – слишком много в нем было от отца. Кроме того, он слишком хорошо знал Ника, помнил все страдания, которые тот причинил Морн. Зарычав, Дэйвис бросился на обидчика своей матери.

Морн выкрикнула имя сына. Мика, успев сделать лишь шаг, остановилась. Сиро поспешно отпрыгнул, едва не сбитый с ног Дэйвисом. Сиб вскочил со своего места и поменял позицию, удерживая Ника на прицеле.

22
{"b":"474","o":1}