ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Все присутствующие на мостике уставились на Доннер. Отовсюду – с боков, спереди, сверху, – помещение командного модуля имело стандартную цилиндрическую форму, – на нее были устремлены испуганные (или гневные?), полные отчаяния (или обреченности?) глаза, словно директор спецназа только что отдала экипажу «Карателя» приказ покончить жизнь самоубийством.

Долф на мгновение опустил взгляд. Когда он вновь поднял глаза, они казались опустошенными, словно их владелец только что сдал противнику очередной рубеж обороны.

– Прошу разрешения говорить откровенно, – сказал Юбикви.

В первый момент Мин усомнилась в том, давать ли такое разрешение, но потом передумала. Считалось, что отсутствие согласия, – не говоря уже о враждебности, – плохо сказывается на дисциплине личного состава. Кроме того, «Каратель» – корабль Юбикви, и именно от него будет зависеть, отправятся его люди на очередное задание с воодушевлением или со страхом в сердце. Таким образом, Доннер решила положиться на свою интуицию.

– Пожалуйста, – кивнула она.

Юбикви уселся в кресле поудобнее, понимая, что разговор предстоит не из легких.

– Тогда позвольте у вас спросить, директор Доннер, – с нескрываемым возмущением заговорил Долфин. – Вы, что, совсем выжили из ума? Вы уже не читаете докладов? Вы, кажется, не понимаете, из какой переделки мы только что вернулись. Или вы считаете, что увертываться от астероидов и огня противника – это вроде пикника или увеселительной прогулки? Вы отправили нас к «Вэлдор Индастриал» выполнять работенку, которая по зубам пяти таким крейсерам, как мой. Нам повезло, что мы еще худо-бедно, но приковыляли домой, а не устлали костьми неведомые орбиты Галактики! У меня не хватает людей, – я сообщал об этом в донесениях. Четверо моих подчиненных, запаянные в контейнеры, навечно остались летать вокруг Массива-5. Корабль получил пробоины, гидравлика течет, недоступна база данных локатора – перебит кабель. Но не это главное! После того, что с нами случилось, перечисленное – лишь незначительные неудобства. Перед нами возникли гораздо большие трудности…

Голос Юбикви был достаточно резок, чтобы травмировать барабанные перепонки Мин. Однако из опыта она знала: командир «Карателя» может говорить гораздо громче. Оставалось надеяться, что Долфин не усмотрит в этом необходимости.

– Вы уже слышали, как корабль «поет», директор Доннер? – продолжал Юбикви. – Или вы уже забыли, какие появляются звуки при рассогласованности внутреннего вращения? Забыли, чем грозит кораблю эта рассогласованность? Раз вы засиделись за письменным столом и давно не были на передовой, я вам напомню. Если «полетят» подшипники и внутреннее вращение прекратится прежде, чем мы успеем его отключить, действие центробежных сил перейдет на весь корабль Он начнет вращаться и практически потеряет управление, локация окажется невозможной, не говоря уже о том, что мы не сможем вести огонь «Каратель» не приспособлен к такому маневрированию А если мы начнем вращаться подобным образом, находясь в районе Пояса или во время боя, тогда можете на прощанье расцеловать свою задницу, а заодно и всех нас. У меня просто не укладывается в голове, директор Доннер… Сколько кораблей у нас сейчас в наличии? Сорок? Пятьдесят? А ведь это крейсеры, эсминцы, канонерские лодки, линкоры. Неужели вы думаете, что я поверю, будто все они на задании, будто ни один из них не околачивается где-нибудь поблизости? Если даже это и так, пусть Рудная станция сама о себе заботится. Черт возьми, директор, ее огневая мощь втрое превосходит нашу! Пусть охраняет этот чертов Пояс еще несколько часов. Мы этого сделать не в состоянии.

По причинам, в которых Мин никогда не отдавала себе отчета, ей нравилось, когда ее подчиненные на нее сердились. Возможно, потому, что она хорошо понимала и даже разделяла негодование капитана Юбикви. Мин, чуть ли не ласково, улыбнулась.

– Вы закончили?

– Нет. – Юбикви был смущен реакцией Доннер, но, конечно, не хотел этого показывать. – Теперь я собираюсь повторить сказанное, но уже в полный голос.

– В этом нет необходимости, – спокойно парировала Доннер. – Я вас поняла.

Капитан бросил на нее тяжелый взгляд.

– Тогда почему я не могу избавиться от впечатления, что вы не собираетесь отпускать нас с крючка? – через мгновение спросил он.

– Верно, не собираюсь, – ответила Мин. – Кроме вашего, подходящих кораблей нет. Конечно, есть еще заменивший вас корабль… Да, я могла бы вызвать линкор из «Примы Бетельгейзе» или снять с патрулирования эсминец. Но ведь мне, кроме всего прочего, хотелось бы и вернуться домой.

Казалось, присутствующие на мостике были поражены услышанным. Локаторщик присвистнул, словно отгоняя от себя жуткое видение. Оператор системы наведения снова выругался.

Долфин метнул в него недовольный взгляд.

– Глессен, – рявкнул он. – Если еще раз позволишь себе сквернословить в присутствии директора Доннер, назначу тебе палочные удары.

Никто из присутствующих не засмеялся. Видимо, они знали, чего стоят угрозы командира.

– Если вы еще не поняли, – продолжал Юбикви, обращаясь к подчиненным, – сама директор Подразделения специального назначения, которой мы все имеем честь служить, только что доверила нам свою жизнь. Она не посылает нас к Поясу на растерзание, она сама летит с нами. Такой поступок достоин уважения. – С этими словами Долфин неожиданно обрушил кулак на пульт управления.

На мостике немедленно возобновилась рабочая атмосфера. Никто даже не взглянул на бормотавшего извинения Глессена.

Капитан перевел пылающий взор на Мин. Ей показалось, что Юбикви немного приободрился.

– Вы хотите сказать, – серьезным тоном спросил Долфин, – Подразделение специального назначения сделало в этой игре ставку? Я всегда считал, что рыбку в мутной воде ловит только Бюро по сбору информации.

Мин не хотела раскрывать все карты, тем более упоминать о Морн Хайленд.

– Нет, – ответила она и добавила то, что, как ей казалось, одобрил бы Уорден Диос: – Ставку в этой игре сделал весь Департамент полиции. Да что Департамент – все человечество.

Капитан вздохнул. Секунду или две он разглядывал свои руки, обдумывая ситуацию, затем опустил их на колени.

– В таком случае, – Юбикви тяжело поднялся с кресла и сделал шаг в сторону, – как директор Подразделения специального назначения и самый старший по званию офицер на борту, вы вправе занять это кресло. Мостик в вашем распоряжении. Принимайте командование. Я займу место оператора системы наведения, пока мы не войдем в гиперпространство.

Мин протестующе взмахнула рукой.

– Это ваш корабль, капитан, и лучше, если командовать стартом будете вы. Кроме того, я бы не отказалась отдохнуть. – Доннер не спала двое суток и не ела двенадцать часов. – Если вы попросите кого-нибудь показать мне мою каюту, я далее не стану смущать вас своим присутствием.

На лице Долфина на мгновение появилось выражение признательности. Он вновь занял свое место, однако не поблагодарил Доннер.

– Вас проводит боцман. – Молодой человек все еще стоял у входа на мостик. – Однако если у вас есть другие распоряжения, лучше выкладывайте прямо сейчас. До вашего появления у нас забот был полон рот, а теперь их прибавилось еще больше.

– Необходимо, чтобы мы вышли из гиперпространства через два часа, – без колебаний отдала распоряжение Мин, – а у Пояса были через три. Это означает, что вы должны рассчитать траекторию с минимальной погрешностью.

Доннер понимала, в чем заключается риск. Если внутреннее вращение корабля нарушится во время перехода через гиперпространство, то координаты точки выхода из него точно предсказать будет невозможно, – она может лежать в пределах от полусотни до полумиллиона километров от расчетной. Именно такую злую шутку могло сыграть с кораблем взаимодействие сил инерции и гистерезиса. Кроме того, если во время выхода из гиперпространства «Каратель», имея столь серьезные неполадки, окажется в непосредственной близости от пояса, его ждет почти неминуемая гибель. Столкновение с тем или иным астероидом представлялось более чем вероятным. Поэтому, чтобы обезопасить себя, корабль должен был совершить полет без внутренней гравитации, а это налагало дополнительные трудности на работу его систем и экипажа.

3
{"b":"474","o":1}