ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Византиец. Ижорский гамбит
Резня на Сухаревском рынке
Мустанкеры
Сестры ночи
О чем весь город говорит
Вторая брачная ночь
Рыцарь страха и упрека
Флейта гамельнского крысолова
Моя сестра
Содержание  
A
A

Крей подчинилась.

– Готово, мэм, – радостно доложила она через пять секунд.

– Капитан, – вдруг раздался голос Порсона, – корабль в запретном пространстве только что запустил маршевый двигатель и ложится на тот же курс, что и корабль-разведчик.

– О «Трубе» пусть заботится директор Доннер, – как ни в чем не бывало пробасил Долф. – А как насчет «Пикника»?

– По-прежнему дрейфует, сэр. Даже не пытается скрыться и, видимо, не хочет вступать в конфликт. Его орудия не заряжены.

Но Мин их уже не слышала. Встав так, чтобы можно было читать через плечо Крей, она все свое внимание обратила на экран монитора, на котором появилась копия отправленного «Трубой» сообщения.

Мин сразу определила, что сообщение закодировано и адресовано Уордену Диосу. То есть не Хэши Лебуолу.

Итак, несмотря на все усилия Хэши, Энгус все-таки работает на Уордена. Нахмурившись, Мин принялась за чтение. Долгая практика научила ее проводить дешифровку в уме.

«Исаак – Уордену Диосу. Лично. Срочно. Задание по уничтожению Малого Танатоса успешно выполнено. Задействован код Габриэль. Майлс Тэвернер перешел на сторону Амниона. Личный состав на борту включает в себя следующих оставшихся в живых членов экипажа „Мечты капитана“:

Морн Хайленд, Дэйвиса Хайленда, Ника Саккорсо, Мику Васак, Сиро Васака, Вектора Шейхида. Нас преследуют амнионские корабли».

Морн?

Только годы тренировок и огромный опыт позволили Мин удержать себя в руках, когда она прочла имя своей подчиненной.

Морн жива! Значит, Уорден сказал правду. Он не оставил ее. Да, подверг риску, заставил страдать, но не оставил в беде. По-видимому, он никогда и не думал ее бросать. Значит, Диос ведет весьма тонкую игру…

Вцепившись в спинку кресла Крей, Мин продолжила чтение сообщения Энгуса:

«Срочно. Амниону известно о наличии у Ника Саккорсо противомутагенной вакцины. Существует вероятность того, что амнионцы смогли выделить ее из крови Морн Хайленд».

Должно быть, Морн каким-то образом попала в руки Амниона. Но кто же ее спас? И почему она до сих пор человек? Неужели Ник Саккорсо дал ей вакцину?

Какой же идиот этот Хэши! Неужели он не понимал, к чему может привести сделка с таким человеком, как Саккорсо?

Текст сообщения Энгуса продолжал появляться на экране монитора.

«Срочно. Дэйвис Хайленд – сын Морн Хайленд. Он подвергся принудительному развитию на Станции Всех Свобод. Амнионцы считают его носителем знаний, необходимых им для достижения полного внешнего сходства с людьми.

Срочно. Амнион проводит испытания усовершенствованного тахионного двигателя с целью достижения их военными кораблями околосветовых скоростей. Ник Саккорсо и его люди являются непосредственными свидетелями этих испытаний. Жду ввода новой программы. Конец сообщения. Исаак».

– Директор, – вдруг раздался резкий голос Долфа. – Каковы ваши дальнейшие распоряжения. «Пикник» не может ждать бесконечно? А тут еще неустановленное судно, двигающееся в нашем направлении из запретного пространства. И «Труба», будь она неладна, послала приводной сигнал, – Юбикви ехидно улыбнулся, – за которым мы должны следовать. Надо на что-то решаться.

Мин едва ли обратила внимание на Долфа. Морн Хай-ленд с имплантатом в голове все-таки выжила благодаря Уордену Диосу и сумела дать жизнь сыну. Их преследует Амнион. Велика вероятность, что корабль в запретном пространстве и есть амнионский преследователь. А Морн – на борту корабля разведчика с двумя людьми, опасаться которых у нее есть самые веские основания.

Наступил час Мин показать, на что она способна. Час доказать: Уорден не ошибся, выбрав ее и отправив в этот сектор космоса. Движением руки она заставила Долфа замолчать и в упор посмотрела на оператора связи.

– Сколько у вас осталось посыльных катеров? – спросила она.

Крей не нужно было проверять. Она знала свою работу.

– Три, мэм.

– Задействуйте один, – приказала Мин. – Дело срочной важности. Отправьте шифрованное донесение в Департамент полиции. Лично директору Диосу. В донесение должна войти копия сообщения с «Трубы» и информация обо всем, что произошло с тех пор, как мы появились в этом секторе. Он разберется. Включите также данные, полученные от приводного сигнала: скорость, направление, гиперпространственные параметры «Трубы», а также остальную информацию, которая может поступить вплоть до запуска посыльного катера. Сообщите Диосу, – Мин взглянула на Долфа, с удивлением смотревшего на нее, – мы следуем за Исааком. Выполняйте немедленно.

Крей машинально посмотрела на капитана Юбикви для получения подтверждения. Желваки на лице Долфа напряглись, в глазах угадывалось желание возразить. Тем не менее он ответил коротким кивком, и Крей принялась за работу.

– Давайте расставим точки над «i», – громогласно обратился Долф к Мин. – Итак, мы отправляемся вслед за этим таинственным Исааком. Вы хотите, чтобы я закрыл глаза на возможное вторжение Амниона в ближний космос, которое можно рассматривать как военную провокацию. Кроме того, вы хотите, чтобы я пренебрег своими служебными обязанностями и забыл о «Пикнике» и его сомнительном контракте с первым исполнительным директором Клитусом Фейном, выступающим от лица Концерна. По вашему мнению, сейчас важнее какой-то корабль-разведчик класса «Игла», члены экипажа которого либо сошли с ума, либо просто идиоты, если не могут держаться на безопасном расстоянии от Астероидного пояса. Я прав?

– Нет, – презрительно ответила Мин, хотя разочарование, постигшее капитана Юбикви, заботившегося в первую очередь о своей безопасности и безопасности экипажа, ей было вполне понятно. – Корабль оказался в опасной близости с Поясом, – сквозь зубы процедила она, – потому что связь с постом наблюдения была важнее собственной безопасности экипажа.

– Ну да, понятно. – Повернув голову в сторону пульта управления системой внешнего обеспечения, Долф поинтересовался: – Порсон, откуда появилась «Труба»?

– Откуда-то из запретного пространства, сэр. – Голос Порсона звучал вполне уверенно. – Но если вы спрашиваете, летит ли она из района Малого Танатоса, то ответ отрицательный. Траектория весьма странная.

– Что ж, ладно, – Долф поднял руки, словно сдаваясь. – Покуда такая неразбериха, я умываю руки… Ты слышал приказ директора, – обратился он к рулевому. – Лечь на курс преследования и придать крейсеру максимально безопасное ускорение… Директор Доннер, – сурово закончил он, – вам лучше найти место, где пристегнуться. Предстоит не очень приятное испытание. Чтобы достичь скорости «Трубы», нам необходимо хорошенько разогнаться.

Мин коротко кивнула. Ее сердце обливалось кровью, но ни капитан Юбикви, ни «Каратель» не были тому причиной. Морн – ее человек. Ее насиловали и пытали; в нее насильно внедрили зонный имплантат; в течение нескольких месяцев над ней издевались двое убийц; она даже побывала в руках Амниона. И всему этому причиной – Департамент полиции, организация, на которую работает Мин и которая продала Морн в тот момент, когда та больше всего нуждалась в помощи. Теперь Уорден хочет ее вернуть. Но разве с нее не достаточно? Сколько еще, по его мнению, может выдержать Морн?

– Я буду у себя в каюте, – ответила Мин Долфу. – Мне нужны постоянные доклады. Если вдруг усну, разбудите меня. Я хочу быть в курсе событий.

Капитан Юбикви хотел было возразить, но что-то в выражении лица Мин остановило его.

– Есть, мэм, – лишь пробормотал он и перевел взгляд на экраны мониторов.

Рулевой уже включил внутреннее оповещение.

– Внимание! – объявил он. – Приготовиться к перегрузкам! Включаем маршевый двигатель. Вахтенным доложить о готовности.

С этими словами рулевой включил сигнал оповещения, разнесшийся по всему кораблю. Когда Мин покинула мостик, казалось, весь корабль гудел, как разворошенный улей.

Дополнительная информация

Посыльные катера

Посыльные катера были по-своему замечательным изобретением. Они осуществляли перевозку информационного груза – новостей, донесений, сообщений, контрактов, финансовых сделок, корпоративных мнений, запросов, идентификаторов и призывов о помощи – из одной части ближнего космоса в другую за считанные часы, иногда – за сутки. Учитывая, что расстояние, которое приходилось преодолевать посыльным катерам, составляло десятки, а то и сотни световых лет, столь короткий срок доставки был удивительным достижением.

33
{"b":"474","o":1}