ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Серьезному риску? – быстро переспросил Уорден. Он торопился.

Койна устремила на него твердый взгляд.

– Директор, он говорит о созыве Руководящего Совета, который, вероятно, произойдет в течение ближайших двадцати четырех часов, и он намерен выдвинуть законопроект об отделении, выводящий полицию из-под контроля Концерна рудных компаний. – Койна на мгновение замолчала, давая Уордену возможность переварить информацию. – Он считает, – продолжала она, – что покушение на него было совершено именно в связи с выдвигаемым им предложением, а Годсена убили из-за сотрудничества с Протокольным отделом. По той же причине он считает, что я могу быть следующей жертвой. – Койна слегка пожала плечами. – Он посчитал своим долгом меня предупредить.

Уорден нетерпеливо повел плечами.

– И все же о каком риске идет речь? – поинтересовался он, едва сдерживаясь.

Вместо ответа Койна опустила глаза. Вот Мин бы опускать глаз не стала. С другой стороны, Койна напомнила Уордену директора Бюро по сбору информации в былые годы, когда тот еще не вызывал у него столь негативных чувств.

– Риск в том, что о предупреждении, сделанном Вертигусом Шестнадцатым в мой адрес, может стать известно Дракону, – наконец ответила Койна. – Тогда у Концерна и Департамента полиции появится время, чтобы подготовиться к совместным действиям против капитана Вертигуса.

Проклятье! Уорден нетерпеливо вскочил на ноги, тем самым давая директору Протокольного отдела понять, что она свободна. Черт бы побрал ее подозрительность!

Некоторое время Уорден смотрел на Койну Хэнниш, вытянувшуюся перед ним по стойке смирно.

– Хэши ошибся, – решительно проговорил он. – И вообще, нам не следовало обсуждать эту тему. Забудем о ней. Забудем все, сказанное капитаном Вертигусом по этому поводу. Надеюсь, вы нигде не зафиксировали ваш с ним разговор, поскольку в противном случае я не дам за вашу жизнь и ломаного гроша… Когда бы вы ни услышали про билль об отделении, знайте, что наша позиция относительно него остается твердой и совершенно нейтральной.

У нас не может быть своего положительного или отрицательного мнения. Мы подчиняемся только Руководящему Совету, и исключительно в компетенции Руководящего Совета принимать решения относительно этого подчинения. Какими бы ни были эти решения, мы должны с ними согласиться. Мы – полиция, а не правительство. Мы не обладаем какими бы то ни было полномочиями, чтобы влиять на Совет. Я выразился ясно?

– Не совсем. – Койна не стеснялась пользоваться своей красотой, когда ей это требовалось. Глаза у нее были ясными и добрыми, а на губах играла подкупающая улыбка. Даже голос располагал к себе. Лишь ее слова бросали вызов. – Ту же позицию мы должны занимать и по отношению к Холту Фэснеру?

У Уордена не было настроения отвечать на вызов Койны. Он вновь нетерпеливо повел плечами.

– Койна, неужели я похож на человека, у которого есть время лгать вам в глаза? – Теперь Уорден позволил себе обнаружить некоторое недовольство. – Разумеется, мы должны занимать ту же позицию, поскольку она правильная. – Затем Уорден добавил: – Это единственная позиция, которую мы можем занимать.

– Благодарю вас, директор. – Неожиданно лицо Койны вновь обрело строгость. – Я удаляюсь. Не буду мешать вашей работе. – С этими словами директор Протокольного отдела повернулась к выходу.

Мысленно кляня себя за несдержанность, Уорден остановил Койну прежде, чем она покинула его кабинет, за дверью которого никто не мог гарантировать секретность какого бы то ни было разговора.

– Между прочим, я не считаю, что вам угрожает опасность, – сказал он.

Вновь повернувшись лицом к шефу, Койна вздернула брови.

– Почему же?

– Потому что капитан Вертигус ошибся. Дело совсем не в том, что он имел в виду.

– Понятно. – Койна замолчала, что-то обдумывая. Затем спросила: – А что он имел в виду?

Уорден не собирался раскрывать карты ни перед Койной, ни перед кем-либо другим.

– Следите за заседанием Совета, – ответил он. – Возможно, вы сами все поймете.

Нажав кнопку дистанционного управления, Уорден отпер дверь и, не давая Койне опомниться, движением руки выпроводил директора Протокольного отдела вон. Как только дверь за Койной закрылась, Уорден сел за чтение донесения Мин.

Дрожа от нетерпения, Уорден нажал несколько кнопок. Он мог позволить себе что-то не договаривать Койне Хэнниш, но от самого себя требовал достоверности и точности. В противном случае он никогда не будет готов предстать перед Драконом.

Сколько времени пройдет, прежде чем Холт вызовет Уордена с докладом? Успеет ли он разработать план действий? Или с этого момента все подчинено целям Холта Фэснера? Как скоро Дракон узнает правду?

Бормоча что-то сквозь зубы, Уорден направил свой единственный глаз на экран компьютера. Донесение было отправлено приблизительно семь часов назад и доставлено посыльным катером с противоположной стороны Астероидного пояса.

Теперь сам текст.

Вдруг сердце Уордена замерло. Донесение начиналось с копии сообщения, отправленного с борта «Трубы» Департаменту полиции.

Вне всякого сомнения, оригинал сообщения еще находится в пути, поскольку должен быть сначала доставлен на Землю.

Уорден попытался унять дрожь в руках, подавить страх, забыть о времени, сосредоточиться на тексте.

«Исаак – Уордену Диосу. Лично. Срочно.

Задание по уничтожению Малого Танатоса успешно выполнено.

Задействован код Габриэль. Майлс Тэвернер перешел на сторону Амниона.

Личный состав на борту включает в себя следующих оставшихся в живых членов экипажа «Мечты капитана».

Морн Хайленд, Дэйвиса Хайленда, Ника Саккорсо, Мику Васак, Сиро Васака, Вектора Шейхида.

Нас преследуют амнионские корабли.

Срочно. Амниону известно о наличии у Ника Саккорсо противомутагенной вакцины. Существует вероятность того, что амнионцы смогли выделить ее из крови Морн Хайленд.

Срочно. Дэйвис Хайленд – сын Морн Хайленд. Он подвергся принудительному развитию на Станции Всех Свобод. Амнионцы считают его носителем знаний, необходимых им для достижения полного внешнего сходства с людьми.

Срочно. Амнион проводит испытания усовершенствованного тахионного двигателя с целью достижения их военными кораблями околосветовых скоростей. Ник Саккорсо и его люди являются непосредственными свидетелями этих испытаний. Жду ввода новой программы. Конец сообщения. Исаак».

Пока хватит. Надо во всем разобраться, выстроить факты в логическую цепочку и соединить с тем, что известно от Хэши… Морн жива! Молодец Энгус!.. Но нет, надо дочитать до конца.

То, что следовало за сообщением с борта «Трубы», являлось буквальной выпиской из бортового журнала «Карателя», описывающего события с момента появления крейсера в непосредственной близости от запретного пространства на противоположной стороне Астероидного пояса. Типично для Мин: данные не были отредактированы, их не сопровождал ни комментарий, ни элементарные объяснения. Она либо просто отказывалась делать за Уордена его работу, либо не хотела влиять на его восприятие информации. Значит, чтобы отделить зерна от плевел, Уордену необходимо обдумать каждую деталь. А зерна есть. Их можно заметить невооруженным глазом.

Программа Энгуса все еще работала: «Труба» достигла ближнего космоса, отправила донесение и послала приводной сигнал согласно введенным ранее инструкциям. Словно преследуя «Трубу», границу между запретным пространством и ближним космосом стремительно пересекал неизвестный корабль – предположительно амнионское судно или судно, союзное Амниону. Но и «Каратель» принял решение направиться в погоню за кораблем-разведчиком.

Кроме того, остается еще «Пикник», владельцем и капитаном которого является Дарин Скройл, по-видимому, законопослушный торговец. Судно дрейфует в непосредственной близости от поста наблюдения, для приближения к которому Энгус предпринял столь рискованную попытку. Дарин Скройл говорит о заключении некоего контракта с Клитусом Фейном, – читай с Холтом Фэснером, – согласно которому «Пикник» должен наблюдать за разворачивающимися событиями в запретном пространстве. Уорден не стал отвергать это объяснение, хотя больше склонялся к собственной версии. «Пикник» и является тем таинственным источником, из которого Хэши Лебуол черпает информацию о Малом Танатосе. К такому выводу Уорден пришел, исходя из странного факта: Дарин Скройл – или Клитус Фейн – считал удобным посылать сообщение через Бюро по сбору информации.

35
{"b":"474","o":1}