ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Однако, – продолжал Уорден, немного помолчав, – может быть, вы объясните, почему вы вдруг решили, что я не отправлю вам копию полученного донесения?

– Потому, – ответил Холт, – что в последнее время вы мне не нравитесь. Ваша надежность начинает внушать недоверие… Моя несравненная мать – спаси, Господи, ее недоверчивую душу – считает: до добра вы меня не доведете. А когда она говорит подобные вещи, я к ней всегда прислушиваюсь. – В голосе Холта зазвучали стальные нотки. – И вы подтвердили ее слова на той ужасной видеоконференции с участием Руководящего Совета. Но, несмотря на ваше хваленое чувство меры, вы не остановились на достигнутом. Вы без моего ведома назначили на место Годсена эту Койну Хэнниш. Кроме того, вы отправили Джошуа к Малому Танатосу в сопровождении самого что ни на есть отпетого негодяя… Я не хочу сидеть и ждать, когда вы соизволите доложить мне о происходящем. Я предпочитаю слышать об этом немедленно.

Уорден едва держал себя в руках.

«Отлично, – подумал он. – Откровенность за откровенность. Пришло время рассказать, зачем на самом деле Энгус понадобился в районе Малого Танатоса. А ты, в свою очередь, расскажешь, зачем тебе так называемый мир с Амнионом, почему бездействие считается единственным способом защитить нас всех и кто дал тебе право мной манипулировать».

Но Уорден не мог всего этого высказать. Он слишком хорошо знал Дракона. И все же в некотором смысле он должен был сказать правду. Выхода не было. У Холта слишком много других источников информации. В конце концов, вся полиция в его власти. Обмен информацией между Департаментом полиции и штаб-квартирой Концерна не является единственным механизмом ее получения. На крайний случай у Холта всегда найдется десяток-другой хорошо пристроенных осведомителей.

– Хорошо. – Уорден взял стул и, сев напротив Холта, сложил на груди массивные руки. – Тем более вам действительно необходимо знать содержание донесения. Некоторые его детали даже не в моей компетенции… – Настал решающий момент – момент, когда Уорден должен был подбросить Холту наживку, спровоцировать его на совершение ошибки… – А отдельные обстоятельства просто ужасны.

Необходимо, чтобы Холт оставил Морн в живых. Но Дракон никогда на это не пойдет, если только ему не предложить что-то, ради чего он согласится рискнуть.

– Донесение поступило от директора Доннер, – продолжал Уорден, – которая в свою очередь получила его с борта «Трубы». Донесение не полное. Джошуа борется за свою жизнь. Его предал Майлс Тэвернер, и за ним гонится Амнион.

Взгляд Холта потяжелел.

– Я понимаю, вам не нравится мой выбор, – сказал Уорден. – Однако директор Лебуол и я действовали совершенно осознанно. Мы знали, что Майлсу доверять нельзя, и одновременно понимали, что не предусмотрели всего, что может произойти с Джошуа. Если бы программа предусматривала следовать написанным нами инструкциям в любой ситуации, то любая, не предусмотренная нами ситуация, в которой бы оказался Джошуа, была бы для него губительной. Поэтому мы снабдили Джошуа альтернативными кодами. Майлс о них ничего не знал. Новые коды должны были автоматически заменить старые в случае, если бы Майлс предал Джошуа… Если бы эти коды оказались задействованы, значит, ситуация хуже, чем мы могли предположить. Измена поставила бы жизнь Джошуа и всех, кто окажется с ним рядом, под угрозу. Более неподконтрольный Майлсу Джошуа мог бы предпринять такое, что во много раз усилит исходящую от него опасность. При данных обстоятельствах мы понимали, что не можем позволить ему вернуться по собственному желанию. После его прибытия могли бы возникнуть непредсказуемые трудности… Мы с директором Лебуолом подстраховались, установив в процессоре Джошуа защиту. Если Джошуа оказывается жертвой предательства, его программа должна была предписать ему отправку донесения, посылку приводного сигнала, по которому можно будет найти «Трубу», а также стимулировать его бороться за свою жизнь до тех пор, пока мы не решим, что с ним делать. В таком случае наши тылы были бы прикрыты. Мы смогли бы понять, что происходит, задолго до того, как придется раскрывать собственные карты… И вот, все, чего мы боялись, случилось. Майлс предал своего подопечного. Оказались задействованными новые коды Джошуа. Доклад и приводной сигнал это подтверждают. В настоящий момент Джошуа спасается бегством, поскольку такова заложенная в него программа. Амнион преследует его по пятам. Таким образом, ситуация оказалась значительно сложнее, чем мы предполагали.

Уорден замолчал. Все его тело было напряжено. Он готовился к этому моменту, молился за свой успех. Теперь пора сделать решающий шаг. Уорден обещал Холту, что Морн Хайленд умрет, хотя сам не желал ее смерти.

– Вместе с Джошуа находятся несколько человек, – словно между прочим заметил Уорден.

– Несколько человек? – воскликнул Холт. Инфракрасные язычки пламени запрыгали вокруг его ауры. – Что это за люди? Никого не должно было быть.

«Вот оно!» – подумал Уорден, напрягаясь еще сильнее.

– Ник Саккорсо, – как ни в чем не бывало проговорил он, – и четыре члена его экипажа: Мика и Сиро Васак, Сиб Макерн, Вектор Шейхид.

Уорден надеялся, что хотя бы имя Шейхида займет внимание Холта, но, к сожалению, тот был слишком сосредоточен, чтобы отвлекаться на своих врагов.

– Ну и конечно, – продолжал Уорден, – Морн Хайленд и ее сын Дэйвис Хайленд.

Наживка.

Фэснер, возможно, не слышал конца последнего предложения. Он уже вскочил с кресла и захлебывался криком.

– Морн Хайленд?! – Его кулаки рассекали воздух в нескольких сантиметрах от лица Уордена. На щеках выступил нездоровый румянец. – Ах ты, сукин сын! Значит, ты послал Джошуа, чтобы спасти Морн Хайленд?

– Нет, – с наигранной невозмутимостью ответил Уорден.

– Ты хочешь сказать, что он взломал программу? – ревел Холт. – Ты утверждал, киборг не в состоянии совершить то, что не заложено в его программу! И ты особо подчеркнул: он не был запрограммирован на то, чтобы ее спасать!

– Не был. – Ярость Холта помогала Уордену сохранять собственное хладнокровие. Тем не менее он не пытался скрыть свой гнев. Он ненавидел ложь даже по отношению к человеку, которого считал главным предателем человечества. – Но он не был запрограммирован и на ее убийство. Если вы желали смерти Морн Хайленд, вам следовало сказать мне. Полагаю, Ник нужен был Джошуа для каких-то целей, а жизнь Морн стала условием Саккорсо.

– Тогда почему они до сих пор живы? – едва не вопил Холт. – Ты либо совсем рехнулся, либо здесь пахнет изменой. Морн Хайленд жива! Ты что, не понимаешь? Я приказал тебе в случае непредвиденных обстоятельств уничтожить этот корабль вместе со всеми на его борту! Или, по-твоему, все идет гладко? Почему эта чертова Мин Доннер не выполнила мой приказ?

– «Пахнет изменой»! – зло фыркнул Уорден. – Замечательно! Вы еще не выслушали мой доклад, а уже обвиняете в измене. Может быть, вы все-таки изволите выслушать меня до конца?

Холт застыл с раскрытым ртом, уставившись на директора Департамента полиции. Очевидно, он не привык к людям, которые выказывали ему открытое неповиновение или, еще хуже, которые вели себя так, словно знали обо всем лучше, чем он сам. Глаза Фэснера лихорадочно моргали.

– Тогда сядьте и перестаньте кричать, – потребовал Уорден, словно уже добился того, что хотел. – Того и гляди, доведете себя до инфаркта, – добавил он, пытаясь смягчить негодование Холта. – Вам придется внимательно меня выслушать.

Сомкнув челюсти, Дракон сел. На секунду в его ауре появились бледные цвета неуверенности. Не отдавая себе отчета в своих действиях, он поднял трясущуюся руку к груди, словно хотел коснуться сердца. Однако он прекрасно умел чувствовать свой организм, оценивать собственное состояние. Уже через секунду Холт собрался, словно выбирающийся из берлоги и готовый к схватке зверь.

– Директор Доннер не просто отправила нам это донесение – она его прочла, – язвительно проговорил Уорден, не давая Холту открыть рот. – У нее достаточно здравого смысла, чтобы понять его значение. Она не уничтожила «Трубу», потому что прекрасно знала: в таком случае я бы содрал с нее шкуру. Нам нужен этот корабль. Холт, люди на его борту нам нужны живыми.

37
{"b":"474","o":1}