ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Карпатская тайна
Метро 2033: Логово
Последний шанс
О чем молчат мертвые
Мобильник для героя
Яд персидской сирени
Ледяная земля
Академия пяти стихий. Возрождение
Если это судьба
Содержание  
A
A

Эх, если бы еще знать о планах Энгуса Термопайла! Где-то там в районе Малого Танатоса творилось такое, что Мин и представить себе не могла. И сознание этого факта беспокоило ее больше, чем туманный смысл приказов Уордена.

– Когда выйдем из гиперпространства, необходимо обеспечить максимальную четкость работы связи. Я хочу слышать каждый сигнал, проходящий через эту часть космоса. Если не случится ничего непредвиденного, ведите корабль к внешней части Пояса, скажем, в десяти тысячах километрах от границы. Найдите астероид, возле которого мы смогли бы спрятаться. Проверьте, чтобы он обладал достаточным магнитным резонансом и нас не смогли обнаружить локатором. Разбудите меня, если что-то случится или когда мы будем на месте. Тогда получите дальнейшие распоряжения.

Юбикви осклабился и махнул рукой.

– Считайте, что приказ выполнен.

– Конечно, – мягко, но отчетливо, чтобы услышали все на мостике, ответила Мин. – В противном случае я бы сама приняла командование.

Желая оставить за собой последнее слово, Мин резко развернулась и в сопровождении боцмана покинула мостик.

По пути к своей каюте она подумала, что хорошо бы перевести оператора системы наведения вахты Долфина в свое личное окружение. Ей нужны люди, которые умеют возражать.

Если бы Уорден позволял Мин высказывать возражения, возможно, она сейчас не находилась бы здесь, среди этих изможденных людей, на борту покалеченного корабля, направляющегося сквозь гиперпространство на задание, которое может оказаться настолько бесполезным, насколько и судьбоносным, что лучше бы его поручили кому-нибудь другому.

Хэши

Сказать, что Хэши Лебуол не был человеком чести, значит не сказать ничего. Он просто не имел о ней представления. Он любил факты, но правда не представляла для него моральной ценности и не имела ни позитивной, ни негативной окраски. Равно, как из фактов, так и из правды он умел извлекать выгоду и пользовался ею как инструментом – иногда тонким, иногда грубым. Хэши Лебуол как нельзя лучше соответствовал требованиям, предъявляемым директору Бюро по сбору информации Департамента полиции.

Любил факты – даже всякий раз требовал их – и сам Уорден Диос. Именно поэтому Хэши и уважал своего шефа. Диос не играл с жизнью в кошки-мышки, как это постоянно делал покойный Годсен Фрик или даже Мин Доннер, впрочем ни при каких обстоятельствах этого не признававшая. Уорден был свободен от иллюзий, и Хэши Лебуол никогда не отказывался добывать для него сведения. Более того, он помогал шефу выстраивать разрозненные факты в стройную систему.

С другой стороны, Хэши не чувствовал никакой моральной обязанности рассказывать Уордену Диосу – или кому-либо другому – правду. Первые известия о том, что произошло на Малом Танатосе, Лебуол получил гораздо раньше всех остальных служб Департамента полиции. Прежде чем придать факты гласности, он выждал час. Что касается правды, то Хэши и вовсе о ней умолчал.

Почему Лебуол первым получил эти известия, может быть объяснено следующим: во-первых, они были зашифрованы так, что прочесть их мог только он, и, во-вторых, никто в Отделе связи Департамента полиции не знал, что поступившая информация имеет какое-то отношение к «Купюре» и Джошуа. Кроме того, вся оперативная информация немедленно переправлялась директору Бюро по сбору информации.

Первым из двух поступивших сообщений оказалось загадочное послание от Ника Саккорсо с борта «Мечты капитана». Сначала Хэши решил о нем не упоминать, поскольку, по его мнению, в нем не содержалось никакой важной информации, однако позже он умолчал о послании уже потому, что оно вдруг начало внушать опасения.

«Если она тебе по зубам, забирай, – сообщал Ник. – Мне плевать, что с тобой будет. На меня больше не рассчитывай. Разбирайся с ней сам. – Затем, будто невзначай, Ник добавил: – Приятно иметь дело с кадзе, не находишь?»

«Да пошел он», – подумал Хеши. Сам черт ногу сломит в потемках его черной души. О ком он говорит? О Морн Хайленд? Он, что, совсем спятил? Думает, будто Джошуа послали, чтобы спасти ее?

Нет. Ссылка на кадзе противоречит такому предположению. Ясно, что Ник хотел предупредить или попытался угрожать Хэши, упомянув о женщине, которая связана с кадзе. Впрочем, в этом тоже нет смысла. Что Саккорсо знает о том, что здесь происходит? Откуда ему известно, что Департамент полиции и Руководящий Совет Земли и Космоса подверглись нападению террористов?

А может быть, он говорит о самой «Мечте капитана»? Вдруг он имеет в виду, что, если Хэши или полиция встанут на пути у «Мечты капитана», фрегат станет кадзе, направленной на Департамент полиции?

«Разбирайся с ней сам». Что это значит?

«На меня больше не рассчитывай»… По-видимому, Саккорсо сошел с ума.

Но вопросы Хэши так и остались без ответов. О намерениях Ника можно было только догадываться. Это и беспокоило директора Бюро: непонимание – неприятная штука.

Совсем другое дело – второе сообщение.

Никто вне Бюро по сбору информации и, наверное, не более трех человек, внутри него не знал о том, что Энгус Термопайл, Майлс Тэвернер и Ник Саккорсо были не единственными людьми, посланными Лебуолом к Малому Танатосу. И уж, кажется, совсем никто не знал, что четвертый человек был направлен в указанный район в качестве наблюдателя.

Второе сообщение поступило от якобы законопослушного торгового судна под названием «Пикник», – «якобы» потому, что Хэши снабдил его фальшивыми документами и идентификационным номером с тем, чтобы оно могло беспрепятственно перемещаться по ближнему космосу, хотя истинная репутация этого судна мало чем отличалась от репутации обыкновенного пиратского корабля.

Как докладывал капитан этого судна Дарин Скройл, «Пикник» покинул район Малого Танатоса непосредственно перед разрушением планетоида.

Значит, Джошуа выполнил задание. Хорошо. Однако в донесении капитана Скройла содержались и другие факты, выводы из которых побудили Хэши не передавать данную информацию Уордену Диосу немедленно. Лебуолу требовалось время, чтобы обдумать создавшуюся ситуацию.

Под непосредственным наблюдением Хэши, Бюро по сбору информации вербовало агентов разного толка. Одни, как Ник Саккорсо, были отпетыми мошенниками, ставившими во главу угла свои личные интересы; другие – авантюристами с «моральной» подкладкой, добывавшими секреты, будучи глубоко законспирированными агентами, засланными в преступные сообщества.

Но были и профессиональные наемники. В отличие от мошенников у них было своеобразное понятие о чести. Они преданно и не щадя живота своего служили тому, кто им платил, и выгодно отличались от остальных, они не задавали вопросов, ни на что не жаловались и держали язык за зубами после того, как работа была выполнена. С точки зрения Хэши, единственный недостаток наемников заключался в том, что, выполнив его задание, они могли приступить к следующему уже по заказу других работодателей. Избежать этого можно было, лишь постоянно предлагая наемникам работу и выплачивая им более высокую зарплату, чем у конкурентов. Наемником был и Дарин Скройл.

«Пикник» являлся лучшим представителем своего класса. Это было быстроходное судно с тяжелым вооружением. Его капитан, смелый и решительный человек, в зависимости от обстоятельств был способен как на отчаянные поступки, так и на весьма осмотрительные действия. Когда «Пикник» достиг ближнего космоса и отправил донесение в сторону одного из постов наблюдения за эфиром, Хэши Лебуол отнесся к сообщению капитана Скройла, немедленно доставленному ему посыльным катером, со всей серьезностью.

Суть сообщения заключалась в следующем. «Пикник» покинул «Купюру», как только его капитан почувствовал, что события на Малом Танатосе близятся к развязке. Впрочем, Дарин Скройл лишь выполнял приказ Хэши, который не хотел, чтобы от взрыва, устроенного Джошуа, пострадал и «Пикник». Оставляя контролируемое Биллом и его людьми пространство, судно фиксировало все наиболее важное, происходившее с планетоидом и находившимися на нем кораблями.

4
{"b":"474","o":1}