ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И все же, войдя в комнату, Уорден остановился как вкопанный. Холт говорил ему о мониторах, но Уорден не предполагал, насколько пугающими они могут показаться. На стене их было около двадцати, – все включены и одновременно мертвы, поскольку не излучали, как люди, в инфракрасном спектре. Выпуски новостей, эротика, комедии, спортивные программы и телевизионные пьесы конкурировали между собой, заполняя весь звуковой диапазон. Создававшийся эффект не только отвлекал и неприятно поражал, но и предвещал что-то зловещее.

Уорден подавил в себе желание выругаться в адрес Дракона. У него не было времени. Усилием воли Уорден заставил себя пересечь комнату и подойти к мониторам, на экраны которых устремила взгляд Норна. Повернувшись к ним спиной, он посмотрел в сторону старухи.

– Привет, Норна.

Глаза Норны выглядели пустыми, скованными смертью. Казалось, они не старались уследить за каким-то одним изображением. Создавалось впечатление, будто она знала способ, как сосредоточиться на всех экранах сразу. Впрочем, возможно, она просто забыла, что смотрит. Ее губы и десны пребывали в постоянном движении, как будто что-то жевали, как будто пытались вспомнить вкус пищи. Слюни бесконтрольно струились по морщинам, окружавшим рот, и стекали на подбородок. На какое-то мгновение взгляд Норны вдруг сосредоточился на Уордене, но тут же вновь переключился на экраны.

– Уорден. – Ее голос едва достиг директора Департамента полиции сквозь окружающий шум. – Уорден Диос. Как раз вовремя.

Брови Уордена удивленно взметнулись вверх.

– Вы меня ждали, – заметил он, не зная, что еще сказать.

– Конечно, я тебя ждала, – пробормотала она. – С кем еще ты можешь поговорить?.. Отойди, не загораживай.

Оглянувшись, Уорден увидел, что действительно загораживает от Норны часть стены. Пожав плечами, Уорден сделал шаг в сторону.

– Так лучше? – поинтересовался он.

– «Лучше»? – Что-то в изгибе сизых губ Норны намекало на насмешку. – Если ты считаешь, что здесь что-то может быть лучше, то ты зря тратишь время; тогда нам с тобой не о чем говорить.

Уорден нахмурился. Он был не в том расположении духа, чтобы устраивать словесные баталии. Тем не менее он попытался придать своему голосу беспечное выражение.

– Прошу прощение за вырвавшееся слово. На самом деле я ни в чем не вижу улучшения.

– И не увидишь. – Беззубые десны Норны продолжали жевать. – Пока не прикончишь его.

Несмотря на предупреждение Холта о проницательности и необычайной осведомленности своей матери о том, что творится за пределами имевшихся в ее распоряжении экранов, в недоступном для нее окружающем мире, Уорден оказался застигнутым словами Норны врасплох.

– «Не прикончишь его»?

– Разве ты здесь не поэтому? – Взгляд Норны по-прежнему, словно пригвожденный, не отрывался от калейдоскопа изображений за спиной Уордена. – Разве ты не пришел выяснить, что нужно для того, чтобы его прикончить?

По спине Уордена пробежал холодок. Слышит ли их сейчас Холт?

– Норна, он подслушивает, когда вы принимаете гостей? – осторожно осведомился директор Департамента полиции?

Уорден не знал, услышала она его или нет. Несколько секунд она молчала. Затем ее рот снова скривился. Очередная насмешка?

– Откуда я знаю. У меня никогда не было гостей.

– Вы не могли бы выражать свои мысли более осторожно? – сделал Уорден еще одну попытку.

На этот раз Норна ответила без промедления.

– Зачем? Он уже ничего мне не сделает. А если бы ты беспокоился о себе, то не пришел бы сюда. – Ее пустой взгляд внушал неприязнь, если не страх. От остекленевших глаз веяло холодом. – Конечно, – продолжала она, – он не знает, насколько я информирована и что могу тебе сообщить. Возможно, какая-то опасность существует, но мне кажется, ты в безопасности.

В безопасности? Уорден вздрогнул от неожиданности.

– Прошу прощения, Норна. Похоже, я сегодня не в форме и не совсем вас понимаю. Что заставляет вас думать, будто я в безопасности?

В тусклом свете экранов мониторов лицо Норны казалось настолько жутким, что Уорден почти готов был допустить, не колдунья ли перед ним, оберегающие чары которой окутывают всех, кто попадает к ней в логово?

Впрочем, ее ответ прозвучал весьма прозаично:

– После того что ты натворил, ты стал ему нужен, и он не может расправиться с тобой прямо сейчас.

– Он же Холт Фэснер, – возразил Уорден, сбитый с толку больше тем, как, нежели, что сказала Норна, – глава Концерна и всей созданной вокруг него вселенной. С какой стати я ему нужен?

Рот Норны снова скривился. По-видимому, ей понравился сарказм Уордена.

– Ты – козел отпущения, – прочитал Уорден ответ по ее губам.

В этом есть здравый смысл.

Уорден неожиданно почувствовал, что ему стало легче. Несшаяся с экранов чепуха уже не давила на психику, да и сама манера Норны говорить стала вдруг ближе. Теперь он знал, как вести с ней разговор.

– Благодарю вас, – произнес Уорден более уверенным тоном. – Теперь, мне кажется, я вас понял… Уверен, вы догадались, что я к вам прямиком с аудиенции у вашего сына. Вы обмолвились о том, что я нечто натворил, а он сказал мне, что вы его предупредили, будто я не доведу его до добра. Он знает, о каком «добре» идет речь?

– Позор, Уорден, – назидательно проговорила Норна. – Вопрос задан не по адресу. Спроси у себя. – Прежде чем Уорден успел догадаться, на что намекает Норма, она спросила: – О чем ты с ним говорил?

Уорден едва справился с захлестнувшей его волной нетерпения. Время аудиенции заканчивалось. Тем не менее торопить Норну было бесполезно.

– Я доложил ему об успехе операции, которую провел Джошуа в районе Малого Танатоса. Нельзя было не сказать и о неожиданном повороте событий. Джошуа вернулся в ближний космос не один.

– С кем же он вернулся? – последовал немедленный вопрос.

Уорден не мог обсуждать с Норной подобные вопросы. С другой стороны, зачем он сюда явился, если не был готов к риску?

– С Ником Саккорсо. – Уорден пожал плечами. – А также с несколькими членами его команды, включая Вектора Шейхида, который работал на компанию «Интертех» и участвовал в разработке антимутагенной вакцины, и Морн Хайленд. – Уорден изо всех сил постарался произнести ее имя как бы невзначай. – У нее появился сын, вполне взрослый парень. Она зовет его Дэйвисом Хайлендом.

Норна помолчала, обдумывая услышанное.

– И что он собирается делать?

– Он требует Дэйвиса к себе. – Произнося эти слова, Уорден почувствовал, как обожгло сердце. Как и Норна, директор Департамента полиции не называл Дракона по имени. – Он приказал передать контроль над Энгусом Саккорсо, а оставшихся на борту уничтожить.

Взгляд Норны не шелохнулся, челюсти не переставали жевать. Подбородок блестел от слюны. Только губы искривились по-новому. Теперь нельзя было определить, смеется она или плачет. Уорден дождался, когда гримаса сошла с лица Норны.

– Норна, так он знает? – повторил он свой первоначальный вопрос.

– Я ему сказала, – с горечью отозвалась Норна. – Но он не понял. Он слишком боится смерти. Страх мешает ему мыслить здраво.

– Многие боятся смерти, – по-прежнему шепотом возразил Уорден, – и стараются о ней не думать.

Изо рта Норны вырвался свист – то ли нетерпения, то ли раздражения.

– Это не просто страх смерти. Неужели ты до сих пор этого не понял? Если бы я назвала его «смертельным страхом», то все равно бы не выразила всей полноты смысла… Он хочет жить вечно. Да, вечно. Думаешь, я этого не понимала? Тогда почему он меня здесь гноит? Пятьдесят лет я плачу за то, что понимала… Он думает, Амнион – решение всех его проблем. Генетическое чудо. Он думает, они знают, как спасти его тело или смогут вырастить для него новое… Он не может заключить с ними мир. Люди ему этого не простят. Они глупы, но глупее него нет никого. Однако если он с твоей помощью развяжет войну, он потеряет все, что ждет от Амниона. Поэтому ему нужно это перемирие. – Как будто продолжая только что прерванную тему, она вдруг спросила: – Зачем ему Дэйвис Хайленд?

41
{"b":"474","o":1}