Содержание  
A
A
1
2
3
...
42
43
44
...
163

– Как я уже докладывал вам, сэр, – по-видимому, директор Бюро решил придерживаться более официального тона, – ее доставил посыльный катер с одного из постов наблюдения в районе пояса. Информация попала ко мне в обычном порядке, а вся информация, касающаяся Малого Танатоса, получает гриф особой важности… На пост наблюдения эта информация поступила от не идентифицировавшего себя корабля, вероятно пиратского. – Чем больше Хэши говорил, тем больше его поза «оскорбленного достоинства» начинала служить ширмой для более сложных чувств. – Похоже, корабль не знал о существовании поста наблюдения, поскольку передача информации не носила целенаправленный характер. Должно быть, корабль пытался предупредить другие пиратские суда о развитии ситуации на Малом Танатосе… Отдельные детали, – я также об этом докладывал, сэр, – Хэши сделал ударение на слове «сэр», – были весьма необычны для такого рода сообщения. Поэтому я отнесся к нему с недоверием. Тем не менее, учитывая очевидную важность информации, я переправил ее вам… Исходя из всего вышесказанного, возникает вопрос, – с иронией завершил свою речь Хэши, – неужели мои действия могли негативно повлиять на вашу встречу с уважаемым боссом?

Словно считая тему исчерпанной, Хэши позволил себе опуститься на ближайший стул.

– Лжец!

Подавшись вперед, Уорден с такой силой обрушил кулаки на стол, что Хэши вскочил с места, как будто удар нанесли ему самому. Очки сползли на кончик носа, – поверх них на Уордена устремился удивленный взгляд голубых глаз.

– Ты меня предал, и я не собираюсь с этим мириться! – чеканя каждое слово, прогремел Уорден. – Тебе конец. Заявление об отставке положишь мне на стол через час.

У Хэши отвисла челюсть, словно комок застрял у него в горле.

– Вас? – Хэши было тяжело дышать. – Предал вас? Лично? Но какое отношение имеет случившееся к вам лично?

– Ладно. – Уорден раздраженно отмахнулся. – Скажу иначе. Ты предал доверие к себе. Ты предал свою профессию.

Реакция Хэши была мгновенной. В его глазах сверкнули голубые молнии.

– Нет, никогда! – воскликнул он.

Аура Хэши свидетельствовала о том, что он говорит правду, если только правда имела для него какое-то значение.

– Проклятье! Тогда расскажи мне о «Пикнике»! – зарычал Уорден. Ему казалось, что увертки Хэши вот-вот сведут его с ума. – Мин обнаружила корабль в непосредственной близости от поста наблюдения. Она перехватила сообщение, но не смогла взломать код. При дознании выяснилось, что корабль якобы нанят самим Клитусом Фейном от лица Концерна! Холт же утверждает, что это ложь, а он в отличие от тебя не лжет. – С этими словами Уорден неожиданно откинулся в кресле и глубоко вздохнул, стараясь взять себя в руки. – Итак, Хэши, я жду. Правду и только правду. Даю тебе последний шанс. Что происходит?

Во время тирады Уордена брови Хэши хаотично двигались. Пот медленно стекал с висков, щеки покрылись румянцем. Непрестанно мигая, его голубые глаза наполнялись ужасом.

– В таком случае, Уорден, – пробормотал он, – разрешите изменить первоначальный доклад.

– Разрешаю!

– «Пикник», – быстро заговорил Хэши. – Капитан Дарин Скройл. Все, что он сообщил уважаемой директору Подразделения специального назначения, – Хэши сделал над собой заметное усилие, чтобы выровнять голос, – является ложью. Он пытался скрыть факт связи со мной.

Уорден нахмурился. Впрочем, сгустившиеся над переносицей брови были единственным проявлением его реакции.

– Капитан Скройл – наемник, – продолжал Хэши. – Такие люди, как он, весьма полезны для выполнения секретных заданий. Кроме того, капитан Скройл ценен для меня еще и тем, что может сойти за пирата. Легкость, с которой он ввел директора Доннер в заблуждение, лишнее тому доказательство… Я нанял его несколько недель тому назад и направил в район Малого Танатоса в качестве своего представителя, или, если можно так выразиться, передвижного поста наблюдения. Я не страдаю самомнением, Уорден. Да, с помощью Джошуа мне удалось кое-что сделать, если не сказать большего, но я не собирался уповать только на него. Поэтому я и нанял капитана Скройла, великолепно справившегося со своей работой. Я получил немедленное донесение о выполнении Джошуа задания… Неужели мои действия были столь уж неразумны? – спросил Хэши. – Неужели информация, полученная с помощью капитана Скройла, не имеет ценности?

Уорден презрительно фыркнул.

– Не заговаривай мне зубы, – сказал он. – Я хочу знать, почему ты не поставил меня в известность. Все-таки я директор Департамента полиции. Почему ты мне солгал? Ты – мой подчиненный и не имеешь права подсовывать фальшивку.

Хэши Лебуол был единственным человеком, умевшим лгать, не проявляя признаков лжи. Спокойное лицо и уверенные манеры не вызывали подозрений. Нормальному человеку сдержать естественную реакцию организма на стресс, вызванный необходимостью говорить неправду, невозможно. Да и аура мгновенно демонстрирует такую реакцию. Уорден мог видеть ее у всех – у всех, кроме Лебуола. Анализируя это исключение, Уорден приходил к выводу: Хэши не видит существенного различия между правдой и ложью. Он не выказывает волнения просто потому, что не испытывает его.

Впрочем, на этот раз Лебуолу было не по себе. Его аура корчилась и извивалась, пульс отбивал тяжелые удары. Настойчивость Уордена подорвала в Хэши уверенность в собственной неуязвимости, хотя он по-прежнему не переживал по поводу правды и лжи.

– Я знаю о вашей обязанности предоставить полученную информацию Фэснеру. – Лебуол пожал плечами. – Я не хотел компрометировать капитана Скройла перед человеком, которому не доверяю. Кроме того, я считал, что ваша позиция перед Фэснером будет прочнее, если он ничего не будет знать о моих возможностях, а значит, о ваших. С другой стороны, ваша позиция была бы очень уязвимой, если бы вы пытались скрыть информацию от своего босса и были бы уличены в неискренности. Я предпочел избавить вас от подобного риска.

«Чушь, – подумал Уорден. – Очевидно, как божий день. Но спешить нельзя. Интересно, насколько Хэши хватит».

– Звучит малоубедительно, – сверкнув глазами, сказал Уорден. – И как, по-твоему, я могу теперь тебе доверять?

У Хэши, как всегда, ответ уже был готов.

– Мы с вами в разных положениях. Вы отчитываетесь перед Советом Земли и Космоса, а также Фэснером. Я же отчитываюсь только перед вами. Ваша прерогатива – интриги, эффективность же моей работы зависит только от бесперебойного поступления информации. Дайте мне факты, – почти жалобно попросил Хэши.

Уорден подавил в себе желание снова ударить кулаком по столу. Нет, сейчас все внимание на Лебуола. Теперь, когда все надежды разбиты и с каждой секундой утекает жизнь тех людей, в которых Уорден больше всего нуждался, он должен спровоцировать Хэши на откровение.

– Хорошо. Я отошлю донесение Мин в Бюро. В свободное время сможешь его изучить. Но вот тебе главные факты. «Купюры» не стало, – это хорошие новости. Плохие новости заключаются в том, что старые коды сменились, а Майлс перешел на сторону Амниона. К счастью, такой поворот событий мы предвидели. В общем, пока мы не пошлем кого-нибудь задействовать новые коды, Энгус в ближайших с нами окрестностях не появится.

Хэши удовлетворенно кивнул. За улыбкой угадывалось плохо скрываемое самодовольство. Операция с участием Джошуа явно прошла, как по нотам.

– Однако Джошуа не один, – медленно, словно с насмешкой, продолжал Уорден. – С ним пассажиры – Ник и четверо его людей: Мика Васак, Сиро Васак, Сиб Макерн и чудом уцелевший Вектор Шейхид, чье имя, уверен, тебе знакомо.

– Как же я могу его забыть!? – с наигранной обидой воскликнул Хэши. – Я оплакиваю его все ночи напролет. Отстранение Шейхида от исследований было продиктовано необходимостью, но оказалось губительным для человека его способностей. При других обстоятельствах он был бы просто незаменим.

«Лжет, – подумал Уорден. – Пытается угадать, какая опасность исходит из факта присутствия Шейхида на борту „Трубы“.

43
{"b":"474","o":1}