Содержание  
A
A
1
2
3
...
47
48
49
...
163

– Вы мне льстите, – капитан замахал руками.

– После нескольких десятилетий пребывания Уордена Диоса во главе полиции, – продолжал Игенсард как ни в чем не бывало, – человечество нуждается в честном и неподкупном человеке. Диос и Лебуол – отъявленные мошенники, и мы сыты ими по горло. С нас хватит. Вы должны помочь.

– Вы зря тратите время, – заметил Вертигус. – Я специалист по части сна. Мой удел – удел старика, а не директора Департамента полиции… Ну же, задавайте ваши вопросы. Посмотрим, смогу ли я на них ответить.

– Разумеется, – ответил Игенсард с налетом неизвестно откуда взявшейся самоуверенности. – Капитан Вертигус, есть ли доля правды в слухах о том, что вы когда-то собирали досье на Холта Фэснера и Концерн?

Вертигус настолько был удивлен вопросом, что даже не заметил, как кивнул.

– Извините за назойливость, – продолжал Максим, стараясь держаться как можно более почтительно, – но, как вы понимаете, в силу своего возраста я не был свидетелем упомянутой части вашей биографии. Разумеется, вы не обязаны комментировать слухи, но я не нашел иного способа докопаться до правды, кроме как обратиться непосредственно к вам… Не могли бы вы поделиться накопленным материалом со мной и моими помощниками?

Вертигус вновь хотел надуть губы, но у него лишь отвисла челюсть. Он не понимал происходящего. Возраст не только сделал немощным его тело, но и лишил проницательности мозг.

– Зачем? – Слова застряли у Вертигуса в горле. – Зачем вам это нужно?

Чем больше Максим смотрел на Вертигуса, – не шевелясь и не проявляя никаких эмоций, – тем больше его взгляд походил на высокомерный вызов.

– Я прекрасно понимаю, – прямо ответил он, – что расследование деятельности Фэснера и подчиненных ему структур не входят в сферу моих полномочий. Но я ищу намеки, если желаете, ручейки, которые выведут меня в основное русло деятельности директора Диоса, а это как раз соответствует моим полномочиям. Уверен, вы согласитесь, что вполне уместно задаться вопросом о том, не поощряется ли самоуправство Диоса если не самим Руководящим Советом, то, по крайней мере, Фэснером. Если так, то его злоупотребления становятся более понятными, возможно, даже оправданными. Чем больше я узнаю о нем, тем более обоснованными будут мои выводы.

Наконец Вертигус все понял. Надеяться на то, что кому-то понадобился труд, проделанный им многие годы назад, значит обманывать себя. Нет, заданный Игенсардом вопрос – всего лишь приманка.

– Вы по-прежнему мне льстите. – Вертигус опустил ладони на стол, чтобы скрыть дрожь в руках. На какое-то мгновение его голос приобрел твердость. – Почему бы вам не прекратить нести весь этот вздор и прямо не сказать мне, что вы от меня хотите? Можете быть уверены, я отвечу как на духу.

– Вы меня не понимаете, – уклончиво ответил Максим. – С чего мне вам льстить? Я задал прямой вопрос и хочу получить на него прямой ответ. Но вы мне не верите. Даже не буду пытаться вас разубедить. Вам все равно, что я явился к вам как официальное лицо. Кроме того, вы не видите в недавнем покушении на вас никаких проблем. Мои слова не изменят вашу точку зрения.

Вертигус хотел ответить, призвав на помощь всю силу своего голоса, но вспомнил, что тот звучит слабее, чем хотелось бы. Единственным его оружием теперь был только хрип.

– Вы испытываете мое терпение, советник. Если бы кто-то хотел расправиться со мной за мои убеждения, он сделал бы это уже давно. Если вдруг меня попытались убить теперь, значит что-то изменилось, но только не мои убеждения. Возможно, все дело в проводимом вами расследовании.

– Не понимаю, о чем вы говорите. – Максим оставался невозмутим. – Но как бы то ни было, я ожидал от вас большего понимания. Вам будет грозить опасность до тех пор, пока не станут ясны истинные причины совершенного на вас покушения. Проводимое мною расследование – ваша последняя надежда.

– Чушь собачья, – фыркнул Вертигус. Он был слишком возмущен и не выбирал слова. – Вы забыли, что я на стороне полиции.

«Если что-то мне и угрожает, самодовольный ты эгоист, то твое расследование ведет к не меньшей беде».

Казалось, эта мысль также посетила и советника. Брови поползли вверх, щек коснулся легкий румянец. Хотя он по-прежнему сидел, не шевелясь, будто расслабившись, его голос напрягся.

– Я отвергаю подобные намеки, капитан Вертигус. Они оскорбительны и ни в коей мере мной не заслужены. – Затем какая-то мысль озарила Максима, и он добавил: – Если, конечно, вы не намекаете на то, что ваша связь с Департаментом полиции простирается дальше обыкновенной поддержки, и вы нажили себе врагов, копая под Уордена Диоса.

Вертигуса позабавило это предположение, и он едва не рассмеялся.

– Что? Вы ставите меня рядом с Годсеном Фриком? Это просто глупо.

– Значит, вы намерены со мной шутить. – Максим нахмурился. Раздражение – все-таки он оказался подвержен эмоциям – сделало его облик в глазах Вертигуса менее пугающим. – Похоже, из нашего разговора ничего не выйдет.

Однако советник остался сидеть.

– Я бы считал свой долг не исполненным, – продолжал он прежним тоном, – если бы не задал вам еще один вопрос. Учитывая ваш возраст и опыт, не говоря уже о взглядах, я бы не стал беспокоить вас по пустякам. Однако, капитан Вертигус, интересующая меня тема слишком важна, чтобы ее не поднять.

Вертигус слушал Игенсарда, затаив дыхание.

– Президент Лен информировал меня, будто у вас готова законодательная инициатива, которую вы намерены выдвинуть на ближайшем заседании Совета, а именно – через восемнадцать часов. – Очевидно, Максим хорошо подготовился к разговору. – По его словам, вы потребовали вынести ваше предложение первым пунктом в повестке дня и готовы раскрыть суть этого законопроекта… Капитан Вертигус, я должен просить вас сообщить мне, какого рода законодательную инициативу вы намерены выдвинуть.

При этих словах Вертигус с шумом выдохнул. Наконец-то он услышал правду! Вот зачем Максим заговаривал ему зубы, предлагал поделиться результатами собственного расследования, намекал на то, что жизнь капитана в опасности. Вертигус заподозрил, что разговор сведется именно к законопроекту уже тогда, когда Максим Игенсард только попросил об аудиенции. Вот почему Вертигус оставил внутренний канал связи включенным. Капитану Вертигусу стоило изобразить удивление, но ему было все равно.

– Извините меня, советник, – сказал он. – Не хочу быть невежливым, но это не вашего ума дело.

– Вы разочаровываете меня, капитан Вертигус. – Максим, впрочем, не выглядел разочарованным. Он лишь вновь съежился, словно концентрируясь вокруг какого-то внутреннего ядра. – В таком случае я должен попросить вас – даже потребовать, – чтобы вы передали полномочия Сену Абдулле, председателю Восточного блока. Если вы считаете эту кандидатуру недостойной, передайте полномочия своему заместителю, Сигард Карсин. Речь идет, ни много ни мало, о безопасности ближнего космоса. Пока Уорден Диос остается директором Департамента полиции, человечество беззащитно.

Вертигус в упор посмотрел на Игенсарда.

– Нет!

Казалось, на какое-то мгновение советник решил, что сможет вырвать у Вертигуса отречение, сломить его, просто пригвоздив к креслу пристальным взглядом. Однако у капитана было незамысловатое, но весьма надежное оружие против подобной тактики: не закрывая глаз и сохраняя безмятежное выражение лица, он просто вздремнул. Когда несколькими секундами позже Вертигус проснулся, он увидел Максима в раздражении вскочившим со стула.

– Вы – дурак, капитан Вертигус, старый дурак. – В ледяном тоне Игенсарда появились угрожающие нотки. – Вы с Диосом связаны одной ниточкой, и когда он потерпит крах, вы разделите его участь.

Не попрощавшись, советник зашагал к двери.

– Хорошо еще, если так, – невозмутимо парировал Вертигус– Есть участи куда печальнее.

При этих словах советник обернулся. Его глаза заблестели, как кусочки слюды, а черты лица исказились от злобы.

– Кое-что я вам не сказал, но теперь извольте выслушать, – зловеще процедил он, – хотя вас и не интересуют «детали»… Энгус Термопайл был арестован за похищение грузов с Рудной станции. Предположительно, у него был сообщник. Эта деталь окончательно склонила чашу весов в пользу сторонников Акта о преимущественном праве, а Диос получил в ближнем космосе безраздельную власть… Однако кто же был сообщником Термопайла? – Максим по-прежнему говорил тихо, но хлестко. – Кого Энгус сумел подкупить? Хэши Лебуол утверждает, что это был заместитель начальника Службы безопасности станции Майлс Тэвернер – тот самый человек, который помог Термопайлу бежать из заточения прямо перед носом Диоса. Похоже на правду, не так ли? Если, конечно, предположить, что Служба безопасности Департамента полиции вовсе потеряла свою квалификацию. Вышесказанное объясняет происхождение крупных банковских счетов на имя Тэвернера. Не слишком ли шикарно для простого заместителя? Тут пахнет изменой, вы не находите?

48
{"b":"474","o":1}