Содержание  
A
A
1
2
3
...
58
59
60
...
163

Морн вдруг стало жарко. По спине потек пот.

– Мы в беде, – вдруг сказала она. – Мы в большой беде.

Дэйвис в удивлении открыл рот, но промолчал. Что касается Сиба, то слова Морн странным образом нашли отклик в его переполненной страхом душе.

– Знаю, – согласился он. – Но мне кажется, дело не в поведении Энгуса. Дело в Нике. Он не изменился. Он по-прежнему… – Сиб поперхнулся. – Он по-прежнему хочет нас всех продать. Подвернулся бы только случай.

Резким движением руки Морн предупредила возможные возражения Дэйвиса, заставив его сохранять молчание. Воспоминания Морн были черной дырой, грозящей ее засосать. Она хотела услышать все, что может сказать Сиб; ей нужно все, что поможет уцепиться за настоящее.

– Однажды ты мне сказал, – голос Морн дрожал, – будто видел, чем занимается Амнион. Ты назвал это «злом».

– Да. – Сиб кивнул. Он попытался улыбнуться, но стал выглядеть еще более потерянным. – Слово не часто употребляемое пиратами. Но я знаю, о чем говорю.

Теперь ясно – Сиб сам хочет все рассказать. Он ждал только толчка.

Макерн говорил то быстро, то медленно, как неприкаянный. Ослепленный воспоминаниями, он смотрел сквозь Морн, словно оставшись наедине со своим прошлым.

– Я так и не стал своим на «Мечте капитана». Думаю, ты заметила это, когда появилась на борту. Ник говорил, что я – не храбрец, и он был прав. Однако существуют и другие причины. Я из семьи торговцев. У нас было свое судно, и мы перевозили руду. Тогда – пятнадцать лет назад – это было обычным делом. В основном мы делали свой бизнес там, куда направляемся сейчас – в районе станции «Вэлдор Индастриал», но благодаря небольшому тахионному двигателю могли доставлять товар и в другие места. Семья не была богатой, но и не бедствовала.

Казалось, Сибу, как и Морн, стало жарко. По его щекам катились крупные капли пота.

– Как-то нас наняли забрать партию селена и рудокопов из рудника на одном из спутников планеты, вращающейся вокруг Малого Массива. Планета находилась довольно далеко от «Вэлдор Индастриал». Скоро она должна была оказаться между двумя светилами, то есть в своеобразной плавильной печи. Рудник закрывался на год, а то и на два… Забрав рудокопов и набив полные трюмы селеном, мы отправились в обратный путь. Однако, чтобы избежать столкновения с большим астероидным роем, нам пришлось дать приличный крюк, в результате чего мы оказались на краю системы – слишком далеко от основных грузовых маршрутов и полицейских патрулей. Впрочем, мы не особенно волновались. Такие отклонения не раз случались прежде. Каких-то лишних два месяца пути.

Капли пота гроздьями спадали со лба Сиба. Брови были темными от влаги. Вытерев лицо тыльной стороной ладони, Макерн сцепил пальцы перед собой.

– На нас напали пираты. Они появились неожиданно, дав залп из неизвестного мне вида оружия, распоровшего нашему судну брюхо, как консервной банке. Мы даже не могли защищаться – наши пушки сразу же заклинило. А потом пираты пошли на абордаж… Они забрали селен, но пленных убивать не стали. Мы думали, они нас подожгут или откроют воздушные шлюзы, но пираты не сделали ни того ни другого… Я, облачившись в скафандр, спрятался между основным и легким корпусами корабля… И вот, я все еще жив. Я все еще человек.

На какое-то мгновение Сиб замолчал, нервно сжимая и разжимая пальцы. Наконец, он заставил себя продолжать.

– Нет, мою семью и рудокопов не убили… Я никогда не слыхал об этих пиратах и не знал, что они существуют. Но они работали на Амнион. Вместо того чтобы убить пленных, они стали вводить в них мутагены.

При этих словах Дэйвис зарычал. Морн, не сводя глаз с Сиба, положила сыну руку на колено.

– Я мог наблюдать за тем, что происходило на мостике, по монитору, – проговорил Сиб, находясь во власти воспоминаний. – Я видел все. Если бы они просто убивали мою семью, я бы вышел и, возможно, постарался ее защитить. Но я видел, как членам моей семьи и рудокопам вводили инъекции; я видел, как они меняются. Я был парализован. Я закричал, я не мог не кричать, – предварительно выключив свой передатчик… Все, кто остался жив после штурма, превратились в амнионцев. Потом их погрузили на другой корабль и увезли.

С видимым усилием Сиб расцепил пальцы. Но, казалось, их некуда было деть. Сиб снова медленно сцепил руки.

– Я кричал, пока не охрип. Мне казалось, что пока я себя слышу, с ума не сойду. Кроме того, я испугался, что тоже превращусь в амнионца, поскольку видел, как в них превратилась моя семья. Но, конечно, такого не произошло. Такого вообще не могло произойти.

Моргая от застилающего глаза пота, Сиб снова посмотрел на Морн. В его голосе не было злости, а во взгляде не было вызова.

– Столкнувшись с астероидным роем и изменив курс, – продолжал Макерн, – мы периодически посылали в эфир свои координаты, а при появлении пиратского корабля послали сигнал о помощи. Нас услышали. Мы даже получили ответ от полицейского корабля. Крейсером «Неистовый» командовал капитан Натан Олт. Корабль не был очень уж далеко – каких-нибудь полтриллиона километров. Но по словам командира, он не мог прийти на помощь… Курс крейсера слишком расходился с нашим, и резкое маневрирование привело бы к гибели экипажа. – Плечи Сиба поникли. – Крейсера мы не дождались… Наверное, мне следовало умереть – так было бы проще, – но как раз, когда у меня уже кончался кислород, меня случайно нашли пираты. Так я сам стал одним из них. А потеряв семью, чем мне было заниматься?.. Через несколько лет я попал к Нику.

Морн кивнула. В ее глазах разгорался огонь. На мгновение она забыла про Энгуса, забыла про Ника. Ее переполняла ярость, столь необходимая Сибу, но столь для него неуловимая. Полиция не пришла на помощь. Что ж, при тех обстоятельствах Морн, вполне вероятно, сама бы стала пиратом.

Сколько людей – таких как Сиб или Вектор – стали пиратами? Сколько их встало на преступный путь только из-за преступлений организации, которой служила Морн? Когда же этому наступит конец?

– Капитан Натан Олт, – пробормотал Дэйвис. – Я… – Он осекся, поймав себя на слове. – Ты слышала о нем.

Дэйвис прав. Воспоминания вернулись, как только Дэйвис упомянул о них. Важные воспоминания.

– Я помню капитана Олта. – Морн едва справилась с дрожью в голосе. – Когда я училась в Академии, он стал человеком-легендой. Он попал под трибунал за то, что не помог судну, подвергнувшемуся нападению пиратов в системе Массив-5. Насколько всем нам тогда было известно, – а все тогда только и говорили об обязанностях и ответственности полицейского, – Мин Доннер обвинила его во всем, в чем только могла. Электронный бортовой журнал «Неистового» подтвердил, что командир не мог резко изменить курс, не повредив крейсер и не погубив часть экипажа. Но директор Доннер твердила, что он был обязан хотя бы предпринять попытку. Кроме того, по ее словам, он должен был предвидеть ситуацию, ведь он получил предварительные координаты судна и знал, что его относит в ту часть системы, где оно может столкнуться с опасностью.

Дэйвис горячо кивнул, словно разделяя точку зрения директора спецназа.

– Суд поддержал Доннер, – закончила Морн. – Олт был лишен всех званий и уволен из Подразделения.

Не выдержав взгляда Морн, Сиб отвел глаза. Он струсил, когда его родственников накачивали мутагенами. И в то же время, несмотря на возможную страшную месть Ника, он нашел в себе мужество помочь Морн, когда она в этом больше всего нуждалась.

– Извини, Морн, – пробормотал Сиб себе под нос. – Но такие меры вряд ли помогут. Какая польза от полиции, если она даже не пытается выполнять свои обязанности?

– Никакой. – Из коридора донесся голос Ника. – Нет ничего хуже, когда она пытается выполнить свою работу.

Сиб вздрогнул, Морн и Дэйвис повернулись в сторону Саккорсо. Ник парил у входа в камбуз, держась за поручень. Будучи невесомым, он появился бесшумно. А глаза Сиба были опущены. В результате Ник смог приблизиться к Морн и Дэйвису незамеченным.

Увидев лицо Саккорсо, Морн почувствовала неладное. Глаза Ника горели безумным огнем. Зубы обнажились в оскале, а шрамы налились кровью.

59
{"b":"474","o":1}