Содержание  
A
A
1
2
3
...
61
62
63
...
163

– Прекрати! – прохрипел Энгус в ухо Дэйвису. – Ты проиграл. Твои усилия тщетны. Не заставляй меня снова причинять тебе боль.

– Это мой телохранитель, – вставил Ник. – Должен сказать, он исключительно хорошо справляется со своей работой.

Отскочив от переборки, Энгус и Дэйвис понеслись в сторону мониторов. Очередной удар не имел для Дэйвиса значения – едва ли он его почувствовал. Однако в результате столкновения с переборкой, Энгус слегка сместился в сторону.

Термопайлу было достаточно чуть сильнее сжать руку, чтобы сломать Дэйвису шею. Дело техники. Дэйвис уже задыхался. Сломанные кости резали его изнутри, словно ножи. Тем не менее, собрав все свои силы, он нанес удар локтем в открывшийся корпус Энгуса.

Энгус лишь недовольно проворчал, однако хватки не ослабил. Держа ситуацию под контролем, он выставил ногу, оттолкнулся от кресла Ника, развернулся в воздухе и, прикрывая Дэйвиса своим телом, принял удар о монитор на себя.

– Прекрати, – повторил он. – Хотя бы выясни, что происходит, прежде чем дать Нику повод тебя убить. – Словно зная, что хотел услышать Дэйвис, Энгус прошептал: – Знаешь, почему Вектор в крови? Он разбил ее пульт управления.

Дыхание замерло. Разбил? Отлетая вместе с Энгусом от монитора в противоположную сторону, Дэйвис посмотрел на Вектора. Тот, поймав его взгляд, кивнул.

Словно камень свалился с плеч. Значит, Вектор действительно разбил пульт. Но ведь Энгус может запрограммировать другой!..

– Не надо было ему этого говорить, – заметил Ник. – Мне нравится, когда Дэйвис нервничает. Меня бы позабавила его реакция, узнай он, что я могу превратить Морн в его злейшего врага.

– Тогда отдавай свои чертовы приказы четче! – огрызнулся Энгус. Казалось, он вышел из себя. Дэйвис почувствовал, как завибрировали мышцы отца – Нет приказа – нет исполнения!

– Все нормально. – Ник ухмыльнулся. – Когда ты нервничаешь, мне это тоже нравится.

Дэйвису показалось, будто по телу Энгуса прошла дрожь. Но ему было все равно. Он смотрел на Морн и ждал, когда Энгус его отпустит. Ее лица по-прежнему не было видно. Но Дэйвис ее обнимет, заговорит с ней…

– Не приближайся к ней, – оборвал его мысли Ник. – Похоже, она не в себе. Ну да ладно. Забудь даже думать, будто можешь ее успокоить. Ей ты уже не поможешь.

– Мерзавец! – не сдержался Дэйвис. – Ей нужна помощь!

– Помощь? – фыркнул Ник. – Да ты, я вижу, оптимист, маленький гаденыш! Для таких, как ты, поясняю: она – законченный наркоман. У нее не было ломки, потому что пульт управления был у меня. Но Вектор его разбил, и вот результат. Она не может жить без этой коробки… Да, теперь Морн действительно в беде. Достигнув Массива-5, нам придется тормозить весь оставшийся до лаборатории путь. Это означает, что Морн ждет новый приступ гравитационной болезни. Если она не накачает себя «ступором», то проведет остаток пути, пытаясь убить нас всех. Ты не сможешь ей помочь, даже если бы я тебе это позволил… Но не надейся. Я намерен заставить ее заплатить кровью за всю ту ложь, которую она на меня вылила. То, что произошло, – только начало… Будешь мешать, прикажу Энгусу сломать тебе вторую руку. Понятно объясняю?

Дэйвис сдержал готовые сорваться с губ ругательства, так же как и терпел боль. Да, Ник прав. Из-за болезни система «Вэлдор Индастриал» станет для Морн настоящим адом. Кроме наркотиков, у нее не осталось защиты против того безумия, которое ее сын помнит так же хорошо, как и она сама.

Морн рассказывала о приступе Энгусу на борту «Красотки»: «Я парила в невесомости. Сознание ясное. Вдруг – видение: словно сама вселенная говорит со мной. На меня снизошло откровение. Теперь я знала, что делать. Сомнений не было». После такого видения Морн инициировала программу самоуничтожения «Повелителя звезд». Эсминец был обречен. С тех пор беды одна за другой сыпались на Морн.

Однако когда Ник упомянул о «ступоре», в Дэйвисе зародилась надежда. Ник считает, что Морн нужны наркотики. Он не знает о возможности запрограммировать новый пульт управления зонным имплантатом Морн. А Энгус ему не сказал.

Дэйвис удивленно посмотрел на отца. Энгус находился напротив Ника, словно ожидая новых приказов. Его лицо было хорошо видно. Теперь Дэйвис определил то, чего не смог увидеть в Энгусе во время схватки на камбузе. Впервые Дэйвис заметил муку, написанную на лице отца, смертельный блеск его желтых глаз. Несмотря на четкость движений и уверенную позу, он казался более возбужденным и готовым на все, более безумным, чем сама Морн. Да, Энгус подчиняется приказам Ника. Но он их ненавидит.

Дэйвис ничего не понимал. Тем не менее сердце выпрыгивало из груди. Если Ник не знает о том, что можно спрограммировать параллельный пульт управления имплантатом, то и не прикажет это Энгусу. Нет приказа – нет исполнения! Морн, ты слышала это? Ты понимаешь, что это значит?

– Ладно. – Дэйвис с облегчением кивнул. – Не хочу сделать ей хуже.

С интересом посмотрев на Дэйвиса, Ник подал знак Энгусу. Тот немедленно отпустил сына. Отлетев к вспомогательному пульту управления, Дэйвис зацепился ногой за консоль, чтобы остановиться, и, едва скрывая радость, стал здоровой рукой массировать горло. Поймал взгляд Вектора. Кивнул. Спасибо ему за все.

Морн парила над Дэйвисом в позе эмбриона. Она была так же недостижима, как если бы находилась на другой стороне гиперпространственного перехода. Дэйвис смирился с этим по той же самой причине, по которой Морн когда-то позволила Нику отдать своего сына Амниону: потому что иного выбора не было. Кроме того, Дэйвис не хотел неосторожными действиями загасить едва зародившийся огонек надежды.

– Разумеется, ты здесь главный, – огрызнулся он на Ника. – Если Энгус слушается твоих приказов, остальным с тобой не справиться.

Ник оскалился.

– Ты прав, щенок.

– Но здесь я тебе ни к чему, – упрямо продолжал Дэйвис. – Мне нужно в лазарет. Что тебе стоит меня отпустить?

– Тысяча чертей! – прорычал Ник. – Мне наплевать на то, что ты ранен. Я даже хочу, чтобы ты был ранен. Это совсем небольшая цена за мои невзгоды. Так что, – Ник перешел на крик, – ты останешься здесь и заплатишь за все сполна!

Энгус сглотнул, словно ему было тяжело дышать. Однако в следующее мгновение Ник уже взял себя в руки.

– Кто знает… – добавил он развязным тоном, – возможно, тебе понравится… Но где все остальные?

– Здесь, – донесся от трапа слабый голос Мики. Казалось, она вот-вот упадет в обморок. Кровотечение все еще продолжалось, и теперь рана на ее голове выглядела еще ужаснее. Тем не менее она как-то умудрялась поддерживать Сиба и Сиро по обе стороны от себя. Они находились в сознании, но были крайне бледны и едва могли шевелиться. Впрочем, их движения были, скорее, похожи на судороги. – Приказ выполнен, – словно оправдываясь, пробормотала Мика. – Но после такой дозы тока людям тяжело двигаться.

– Подумать только! – Ник презрительно усмехнулся. – А я-то и не знал!.. Ладно, пошевеливайтесь, пока я не приказал Энгусу вас препарировать.

Сиро, словно плаксивый ребенок, уткнулся лицом в плечо Мики. Сиб, возможно, хотел сделать то же самое, но поборол в себе это желание. Ухватившись за поручень, он помог Мике протолкнуть всех троих на мостик и пристроился в стороне. Мика осталась с Сиро.

– Замечательно. – Ник, чувствуя свою неуязвимость, развалился в кресле. – Начнем.

– Что с тобой случилось? – поинтересовалась Мика у Вектора, нарочито отвернувшись от Саккорсо.

– Он разбил пульт управления зонным имплантатом Морн и порезал руку, – ответил Энгус прежде, чем Ник успел его остановить.

– Заткнись, Энгус, – прорычал Саккорсо. – Молчи, пока я не захочу обратного.

В ту же секунду челюсти Энгуса сомкнулись, словно их приварили друг к другу. Лишь глаза источали смертельную муку.

– Боже, Вектор, – облегченно вздохнула Мика, даже не пытаясь скрыть своей радости. – Ты – гений. Я должна была сама это сделать.

Вектор натянуто улыбнулся. Лицо у него было бледным, как у покойника.

62
{"b":"474","o":1}