ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мика говорила, что в лаборатории проводится множество медицинских исследований и разрабатываются методы альтернативной хирургии. Но все это – лишь прикрытие того, чем там занимаются в действительности, а именно: исследованием мутаций биологической ткани под воздействием гравитации. Динер Бекман хочет создать ген, отвечающий за выживание живых организмов в условиях агрессивной гравитационной среды. Конечная его цель – дать человеку возможность работать и исследовать сингулярности в непосредственной близости от них. Он считает, что будущее человечества лежит внутри сингулярностей. Но люди не могут в них проникнуть, поскольку не выдерживают высокого давления. Очевидно, Бекман решил изменить положение дел. И он туда же.

«Уорден Диос – Исааку…»

Этому нужно положить конец.

Лаборатория – единственное место, где с Энгуса могут снять программную зависимость. Но у него нет никаких шансов.

Астероидный рой на экране рос прямо на глазах. Обычное судно в сложившихся условиях начало бы торможение, чтобы подойти к мчащемуся каменному потоку с минимальным риском. Но нормальное судно и не стало бы пересекать систему с такой сумасшедшей скоростью, с какой это сделала «Труба», на борту которой, казалось, все были помешаны. Ник был помешан на свободе и власти; его возбуждение возросло до скорости термоядерной реакции, когда он резко направил корабль-разведчик вдоль направления движения астероидного роя. Перемещение внутри этого несущегося каменного хаоса было бы невозможным, не войди в него корабль с той же скоростью и тем же курсом.

Перегрузки вдавили Энгуса в кресло, но ему было наплевать. Нику было сложнее: он в любую минуту мог потерять сознание, потерять все. Энгус был значительно сильнее. Кроме того, конструкция мостика «Трубы» частично гасила перегрузки. Все, что Ник выдерживал с трудом, Энгус мог выдержать с легкостью.

Дэйвису и Морн, если они у себя в каюте и пристегнуты к койкам, опасность не грозит. За Вектора, Сиба, Мику и Сиро тоже можно не беспокоиться.

Наконец поперечное ускорение прекратилось. Корабль взял курс, параллельный движению каменного потока. Но почти немедленно началось торможение – «Труба» развила слишком большую скорость и могла столкнуться с первым же опережаемым ею астероидом.

Энгус не почувствовал никакой разницы – перегрузки есть перегрузки; они действуют в одном направлении благодаря автоматической переориентации мостика в пространстве. Однако для корабля разница была существенной. Корпус загудел, словно от избытка энергии; этого никогда не бывало при относительно мягком поперечном ускорении.

Экраны замигали и погасли – локатор автоматически перестраивался на новый режим движения корабля. Но вот данные вновь стали поступать на экраны мониторов: дистанции, размеры, состав и относительные скорости полусотни объектов вокруг «Трубы» одновременно.

Завыла сирена: Ник вел корабль слишком рискованно, слишком быстро. Энгус управлял бы кораблем точно так же, но Нику он не доверял. И все же, несмотря на свое не слишком доскональное знание корабля, Саккорсо вел его достаточно уверенно. Завершив торможение в непосредственной близости от несущегося впереди каменного осколка, Ник направил «Трубу» к центру астероидного потока.

Экраны наполнились невообразимой чехардой координат и векторов. Для любого судна навигация в столь плотном скоплении камней, да еще при такой скорости, оказалась бы непосильной задачей, даже если бы астероиды оставались неподвижными относительно друг друга. Но о таких условиях приходилось только мечтать. Взаимодействие гравитационных полей обоих светил, планет и близлежащих сингулярностей Массива-5, а также самого астероидного роя влияло на каждую каменную глыбу по-разному, в зависимости от ее массы и состава. Поэтому каждый камень постоянно смещался относительно своих соседей. Валуны размером с корабль или целую станцию вращались вокруг, сталкиваясь между собой, и либо раскалывались на части, либо отскакивали в непредсказуемых направлениях. Рой буквально кипел, будто стремясь слиться воедино. Лишь несогласованность действия суммарного вектора разлетающихся друг от друга астероидов и момента их ускорения не позволяла им сколлапсировать вокруг общего центра, как в черной дыре.

И все же навигация была возможна. В противном случае, лаборатории бы не существовало. Но маневрирование должно было быть медленным, с той же скоростью, с какой двигались соседние с кораблем объекты. «Труба» могла погибнуть как от спешки Ника, так и от стремительного потока камней.

Саккорсо управлял кораблем так, словно хотел что-то доказать Энгусу, словно хотел продемонстрировать, что он не хуже любого киборга. Расточая проклятия, скаля зубы и демонстрируя налитые кровью шрамы, он вел корабль-разведчик среди безмолвного грохота камней, словно титан, вновь вознесенный в статус непобедимого героя; супер-человека, который никогда не проигрывает.

Казалось, вой сирены пронзил Ника насквозь. Астероид, размером с военный корабль, столкнулся со своим соседом и мгновенно развалился на целую флотилию разлетающихся в разные стороны канонерских лодок. Освобожденная энергия, усиленная магнитным резонансом, ослепительными молниями ударила в отражатели «Трубы». Экраны на мостике будто раскололись пополам, пока локатор настраивался на работу в новых условиях. Но Саккорсо по-прежнему уверенно держал курс к центру астероидного роя.

Действительно, Ник управлял кораблем, словно волшебник. По крайней мере, в этом смысле рассудка ему было не занимать.

«Показать сообщение Нику Саккорсо».

Энгусу ничего не оставалось, как быть на чеку, читать появлявшиеся на экране данные и переживать кошмар, разворачивающийся перед ним, словно под действием заклинаний и по мановению волшебной палочки его хозяина.

Зашифрованную часть радиограммы с борта «Карателя» Ник расшифровать не мог точно так же, как и Энгус. Если даже она предназначалась для нового командира «Трубы», то тот о ней уже не вспоминал. И не вспомнит, если радиограмма вдруг не попадется ему на глаза.

Что касается Энгуса, то содержание зашифрованной части радиограммы четко отпечаталось на нейронах его мозга. Он не сводил глаз с выведенного на экран текста, но не потому, что никак не мог его запомнить или надеялся понять, а потому, что ему больше не на что было смотреть.

– Становится легче, – с напряжением в голосе сообщил Ник. – Лаборатория в течение многих лет расчищала близлежащее пространство – искала внутри астероидов топливо, минералы, редкоземельные элементы и тому подобное. Правда, в результате близлежащая зона стала обстреливаться лучше. После получения специального сигнала мы окажемся под постоянным прицелом масс-пушек, о которых говорила Мика.

Энгус не понимал, зачем Ник все это ему рассказывает, если только не хотел продемонстрировать свою осведомленность. Впрочем, вскоре появившиеся на экране данные подтвердили его правоту. Астероиды стали попадаться все реже. Как ни странно, центр каменного потока оказался наиболее разреженным.

Постепенно Ник стал снижать скорость. Теперь маневрирование «Трубы» не было столь резким, как раньше, а Саккорсо уделял больше внимания радиоэфиру, прослушивая полосы частот, наиболее вероятные для поступления специального сигнала.

Уорден Диос назвал Энгуса адской машиной. Он сказал: «Мы совершили преступление против твоей души». Что бы ни осталось у Энгуса от души, но эти остатки корчились в муках протеста.

– Вот он! – Ник вдавил кнопку и сунул в ухо наушник. Его пальцы забегали по клавиатуре, наводя одну из антенн «Трубы» на источник радиосигнала. – Поймал!

На одном из экранов появилось изображение источника – отдаленной каменной глыбы с относительно стабильной траекторией. Вероятно, источник был защищен от внешних воздействий и обладал самонаводящейся антенной. Глыба являлась частью сети подобных, обменивающихся сигналами, радиоисточников, – своеобразных глаз лаборатории.

Напряжение Ника сменилось напускным безразличием.

– Лабораторный центр, – небрежно объявил он в космическое пространство, – говорит Ник Саккорсо, командир полицейского корабля-разведчика «Труба». Посылаю идентификационный номер корабля. – Ник нажал несколько клавиш. – Без паники, мы не шпики. Мы угнали корабль из района Малого Танатоса, спасая свои шкуры… Вы сможете меня опознать, сверившись с банком голосов. Я бывал здесь раньше, чего не скажешь о моих спутниках. – Ник нажал еще несколько клавиш. – Посылаю список экипажа.

68
{"b":"474","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Доказательство рая. Подлинная история путешествия нейрохирурга в загробный мир
Generation «П»
На Алжир никто не летит
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Наследник из Сиама
Тело, еда, секс и тревога: Что беспокоит современную женщину. Исследование клинического психолога
Креативный вид. Как стремление к творчеству меняет мир
Лес тысячи фонариков
Правила Тренировок Брюса Ли. Раскрой возможности своего тела