ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На этот раз его голос звучал не столь повелительно. Хэши намеревался говорить с Койной Хэнниш, но в то же время не хотел нарушать заведенный порядок его связи с ней. Поэтому он приказал Отделу обработки информации «спустить» в Протокольный отдел безобидную «разнарядку», которая бы обратила на себя внимание Койны, поскольку содержала заранее оговоренную комбинацию слов. После чего Лебуол приготовился ждать.

К сожалению, ожидание не принесло ему облегчения. «Ты ее заслуживаешь». Может быть, Саккорсо имел в виду Морн Хайленд? Едва ли. Разве Уорден Диос не дал ясно понять, – несмотря на резкие возражения Мин Доннер и Годсена Фрика, что не позволит вписать в программу Джошуа спасение Морн? Какие бы действия Джошуа ни предпринимал против Малого Танатоса и против Ника Саккорсо тоже, они не должны были вести к избавлению лейтенанта Хайленд. Поэтому она мертва. Ее нет на борту «Трубы», а только «Труба» могла спастись из того ада, в который провалилась «Купюра».

Следовательно, Ник Саккорсо имел в виду не Морн Хай-ленд.

Однако директор Бюро по сбору информации не успокоился. Перед ним стояли не менее важные вопросы.

«Тебе нужен я, но ты взорвал его».

Один из вопросов заключался в следующем: почему Уорден Диос решил пожертвовать Морн Хайленд? Раньше за главой Департамента полиции подобных решений не замечалось. Более того, он частенько демонстрировал, свойственную и Мин Доннер, отнюдь не похвальную черту заботливого отношения к своим подчиненным. Хэши неоднократно спорил с ним по этому поводу, хотя и понимал, что его усилия практически бесполезны. Так все-таки почему директор принял такое нетипичное для него решение? Неужели он внял доводам Хэши под давлением Холта Фэснера? Конечно, живая Морн Хайленд представляет ощутимую угрозу для Концерна и в этом смысле может стать настоящим кадзе. Информация, которой она обладает, имеет взрывоопасный характер.

Насколько Хэши знал из проведенных им допросов Энгуса Термопайла, Морн Хайленд может свидетельствовать, что Служба безопасности Рудной станции непричастна к гибели «Повелителя звезд». Кроме того, она могла свидетельствовать, что Энгус Термопайл невиновен в преступлении, за которое его арестовали и осудили. А ведь принятие Акта о преимущественном праве основывалось именно на тех двух предъявленных обвинениях, заключавшихся в том, что Служба безопасности Рудной станции осуществила диверсию (или принимала участие в ее подготовке) на борту «Повелителя звезд» и вступила в сговор с Энгусом Термопайлом с целью похищения грузов станции.

Акт о преимущественном праве является краеугольным камнем в планах Холта Фэснера по усилению роли Департамента полиции. Если причины, по которым акт был принят, окажутся несостоятельными или если станет известно, что формирование этих причин было делом рук подразделения специального назначения, он может быть пересмотрен. Паутина власти, которую Фэснер вместе с Департаментом плел с такой тщательностью, начнет рваться.

Хэши не сомневался: Холт Фэснер заинтересован в смерти Морн Хайленд. А что же Уорден Диос? Следует ли он инструкциям Дракона или ведет собственную игру?

Еще один вопрос, на который необходимо дать ответ. Почему Уорден Диос настоял на «инструктаже» Джошуа непосредственно перед отправлением «Трубы»? Ведь Джошуа всего лишь киборг – инструмент, облаченный в человеческий облик. С каких это пор директор Департамента полиции тратит время на инструктаж инструмента?

«Мне наплевать, что с тобой станет».

Проклятье! Этот Саккорсо никак не идет из головы.

Часы безжалостно отсчитывали время. Чем дольше Хэши ждет, тем труднее ему будет объяснить, почему он задержал у себя полученную информацию. Как следствие, могут возникнуть и другие неприятности. Возможно, придется признаться в организации отправки Скройла со специальным заданием. Тогда почти наверняка директор Департамента полиции ограничит дальнейшие контакты Хэши с капитаном «Пикника». Кроме того, с каждой минутой увеличивается вероятность окончательного выхода «Пикника» из поля зрения ближайшего поста наблюдения за эфиром, что сделает невозможным, – по крайней мере, временно – получение судном каких-либо распоряжений от Лебуола.

Когда по внутренней связи прозвучал сигнал, оповестивший о приходе Койны Хэнниш, Хэши вздохнул с облегчением. Впрочем, гостью он впустил не сразу. Потребовалось несколько секунд, чтобы успокоиться. Только после того, как были устранены последние признаки, указывающие на озабоченность директора Бюро, он позволил новому руководителю Протокольного отдела войти.

В отличие от Лейн Харбингер, Койна Хэнниш была человеком совершенно иного эмоционального склада. Там, где Лейн готова была рвать и метать, Койна поражала своим уверенным спокойствием. Каждое слово, срывавшееся с ее губ, не оставляло сомнений в своей истинности по одной лишь причине, что оно исходило от Хэнниш. Наверное, многие мужчины считали ее красавицей. Да и профессионалом она была отменным – не то что льстивый и недалекий Годсен Фрик. Койна заняла бы этот пост гораздо раньше, если бы он не достался ее предшественнику по протекции Фэснера.

– Не нравится мне все это, шеф, – с места в карьер заявила Хэнниш, как только дверь за ней закрылась. – У меня плохое предчувствие.

Лебуол мягко улыбнулся.

– Что ж, обойдемся без приветственных церемоний. Мы оба ограничены во времени. Какое же у вас предчувствие? Что вас смущает?

Прежде чем ответить, Хэнниш села за стол напротив Лебуола.

– Все. То, как мы встречаемся, как общаемся; то, как я работаю на вас.

– Моя дорогая Койна… – Хэши эффектно сдвинул очки на кончик носа. Жирные пятна и царапины на линзах делали их почти непроницаемыми. Директор Бюро знал, что окружающим он казался чуть ли не слепым, – тем более с такими очками. Однако очки ему были не нужны. Зрение он имел превосходное, а за прошедшие годы научился видеть сквозь пелену линз. – Мы работаем с вами уже многие годы, и до сих пор вы не высказывали неудовлетворения нашими отношениями.

– Верно, – Койна слегка нахмурилась. – Ничего подобного я раньше не испытывала. Я не перестаю задавать себе вопрос: почему? Мне кажется, что ответ заключается в том, что до сих пор моим официальным боссом был Годсен Фрик. Пусть это останется между нами, но я всегда считала его «недоноском», если пользоваться его терминологией. Он символизировал все отрицательные стороны нашей организации, впрочем, как и Холт Фэснер.

Работать на вас казалось более почетным, чем на него. Несмотря на то что я прочно застряла в Протокольном отделе, я, как мне казалось, помогала Департаменту полиции реальными делами… Однако после того, как я посмотрела запись видеоконференции директора с Руководящим Советом, – кажется, вчера? – у меня появились сомнения. В основном говорили вы, – Годсен вообще не появился на экране, – но каждый раз, когда вы открывали рот, мне казалось, что я слышу его голос. – В тоне Койны отчетливо слышалось негодование, которое она и не пыталась скрыть. – После вашего объяснения, почему вы продали того лейтенанта, Морн Хайленд, – а именно, чтобы ваш Ник Саккорсо мог использовать ее по своему усмотрению, – мне показалось, будто все то, что мы призваны защищать, рушится… Когда директор предложил мне этот пост, я хотела отказаться. Однако потом у нас с ним состоялся разговор, – быстро продолжала Койна. – До этого неофициальных бесед у нас с ним не было, и я не чувствовала в нем той убежденности, которую ощутила во время разговора. Он дал мне все полномочия, о которых я когда-либо могла мечтать. Эти полномочия не снились ни Год-сену Фрику, ни мне, когда я работала на вас. Директор заявил, что хочет, чтобы я работала честно. – Койна сделала еле заметный жест раздражения, говоривший о неудовлетворенности своими объяснениями. – Я не могу изложить происшедшее лучше. Кроме того, – заключила Хэнниш, глядя прямо в глаза Лебуола, – разговор об этом за спиной директора похож на предательство.

– Это его великий дар, – спокойно ответил Лебуол. – Так он благодарит за преданность. Если вы испугались, что одна поддались на подобного рода уговоры, взгляните на Мин Доннер… Впрочем, разрешите истолковать вам другую мысль, которую вы, возможно, упустили, и раскрыть неизвестный вам ранее факт… Мысль заключается в следующем. Я тоже чувствую силу харизмы Уордена Диоса и тоже склонен ему верить. Адресованная же вам просьба работать на меня объясняется не желанием копать под директора Департамента полиции, а стремлением быть уверенным, что моя собственная служба не подкачает… Что касается факта, о котором я хочу поставить вас в известность, – быстро продолжал Лебуол, чтобы не дать возможность Хэнниш задать ненужные вопросы, – то он заключается в том, что не оправдавший наших надежд Годсен просто подвернулся под руку, когда директор и я обратились к Руководящему Совету. Если бы вы видели его лицо, то, я уверен, смогли бы насладиться изображенным им испугом. Едва ли мне нужно вам говорить, – у него не было никаких угрызений совести по поводу того, как была использована лейтенант Хайленд. Но ради сохранения лица своего хозяина он должен был показать, что боится разоблачения. Только при таком условии директор мог смело откреститься от предателя.

7
{"b":"474","o":1}