ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тем не менее Скройл очень ценил Олешу. Он любил ее мягкую, наводившую успокоение, хотя и потерявшую былую упругость кожу; любил вкус сосков, хотя они уже не твердели так быстро от прикосновений языка; ценил ее по-прежнему серьезное отношение к делу.

Олеша Хардевей, оператор системы наведения первой вахты, приходилась Дарину двоюродной сестрой. Так уж повелось, что экипажи торговых судов в основном состояли из родственников. Чужаков брали редко. Трудно найти надежных людей со стороны, готовых подчиняться определенным правилам, идти на определенные жертвы. Большинство людей, пришедших к Скройлу с других торговых судов, так и не смогли ужиться на «Пикнике». Олеша же была с Дарином с самого начала.

– Примерно так, как мы и ожидали, – просто ответил Скройл. – Согласно последним данным, «Труба» вошла в систему «Вэлдор Индастриал». «Каратель» не отстает Мы собираемся сделать то же самое… Что касается еще одного корабля, – того, который приближается со стороны Малого Танатоса, – то он не появляется в поле нашего зрения уже двадцать четыре часа. Склонен предполагать, что он находится там же. – Дарин ткнул в сторону карты. – Попытается первыми добраться до «Трубы».

– Как ты собираешься входить в систему? – задумчиво спросила Олеша.

Дарин повернулся к ней. Она лежала на животе, подперев ладонями подбородок. Изгибы ее тела плавно вливались в ложбину между ног.

– Я знаю тебя уже очень давно, – ответил Дарин. – Почему-то мне кажется, это не тот вопрос, который ты собиралась задать.

– Неужели так легко читать мои мысли? – Олеша нахмурилась.

– Не сказал бы. – Дарин надул губы. – Просто я давно тебя знаю. Что-то подсказывает мне, что я прав.

– Хорошо. – Олеша задумчиво посмотрела на Дарина. – Тогда скажи, зачем мы вообще ввязались в это рискованное дело?

Олеша, возможно, была единственным человеком на борту, кто мог задавать подобные вопросы. По крайней мере, Дарин на это надеялся.

– Потому что нам платят за риск, – тут же ответил он.

В этом состояло его главное правило. Получить деньги и выполнить работу. Либо отказаться от нее и забыть Никаких сомнений, никаких угрызений совести, никакой жалости к себе, никакого страха. Получить деньги и выполнить работу. В противном случае, какой в жизни толк? Правда, можно стать вампиром и высасывать у людей кровь и пот Если в жизни нет смысла, то можно стать и пиратом. Или, в конце концов, полицейским. Впрочем, Олеша так не считает. Она, конечно, разделяет взгляды Дарина, но боится неизведанного и пасует перед трудностями.

– Но как можно быть уверенным в успехе? – Олеша не сводила с Дарина серьезный взгляд. – Зачем тебе впутываться в эти интриги? И откуда ты знаешь, насколько опасной может оказаться ситуация?

– Я не знаю. – Дарин пожал плечами. – Но решение принято, и я не намерен его менять. Я согласился на работу, взвесив все «за» и «против». Кроме того, нам хорошо платят.

Олеша покачала головой.

– Бывают разные «за» и «против». Говорил ли тебе Лебуол, зачем ему понадобилось уничтожить «Трубу»?

– Конечно нет. Он – клиент, и мне не пристало выпытывать у него мотивы.

– Тогда я не понимаю…

– Хорошо. – Дарин ценил Олешу за остроту ее замечаний. Кроме того, он не боялся признать, что обстоятельства осложнились. Лишь уверенность в правильности принятого решения заставила его по-прежнему улыбаться. – Мои планы таковы… «Труба» – полицейский корабль-разведчик. – Скройл вновь стал чесать грудь. – Один очень известный пират и бывший заместитель начальника службы безопасности Рудной станции отправились на ней к Малому Танатосу для проведения тайной операции. Возможно, они хотели взорвать «Купюру». Точно не знаю. Но одно я знаю наверняка. Во время пребывания «Трубы» на Малом Танатосе Билл умудрился потерять содержимое катапультируемого модуля, изначально обещанное Ником Саккорсо Амниону. Саккорсо встретился с Термопайлом в баре. Во время боя, предшествовавшего диверсии на планетоиде, Саккорсо и Амнион потеряли по кораблю. Но к тому времени на борту «Трубы» было значительно больше двух человек, о чем мы смогли догадаться, заметив покидавших ее борт людей в скафандрах, позже возвратившихся обратно. Похоже, «Мечта капитана» пожертвовала собой ради спасения их жизней. Затем «Труба» ретировалась – как раз вовремя, чтобы не быть застигнутой взрывной волной. Но корабль-разведчик не направился в ближний космос, как сделало бы на ее месте любое другое судно. Он где-то пропадал в течение десяти часов, а когда вновь объявился, его курс лежал в сторону системы Массив-5. Мы бы его вообще не заметили, если бы он не задержался у того поста наблюдения. Потом вдруг он включил приводной сигнал, словно приглашая следовать за собой. – От интенсивного чесания кожа на груди Дарина покраснела. Нахмурившись, Скройл убрал руку. – Тем временем из запретного пространства со стороны Малого Танатоса появился другой корабль, на всех парусах мчащийся за «Трубой». – Дарин развел руками. – И какой, по твоему, я должен был сделать из всего этого вывод?

Олеша ловила каждое слово Скройла.

– Какой же?

Дарин не смог подавить улыбку. Временами Олеша нравилась ему настолько, что он готов был смеяться, как ребенок. Тем не менее ее вопрос требовал серьезного ответа.

– У Саккорсо есть груз, который Амнион хочет вернуть себе. Саккорсо обещал его Амниону, но потом вдруг отдал Биллу. Затем вместе с Термопайлом выкрал его вновь. Теперь он на борту «Трубы»… Очевидно, они не хотят отдавать груз полиции. Пираты не любят, когда им указывают, особенно полицейские, если, конечно, им не приставить дуло к виску. С другой стороны, они не хотят сходиться с амнионским кораблем один на один. Против «Штиля» им не устоять, несмотря на все диковинное оснащение «Трубы». Поэтому они оставили за собой след. Теперь «Каратель» может их прикрывать, оставаясь между «Трубой» и «Штилем». Кроме того, «Каратель» тоже охотится за тем грузом и, уж поверь мне, в случае его обретения не будет делиться им с Амнионом. Но Хэши Лебуол не доверяет никому, в том числе и этому крейсеру. Он не хочет, чтобы Амнион получил груз. Он не собирается оставлять груз у Саккорсо и Термопайла. Возможно также, он не хочет, чтобы до него добралась и Мин Доннер… Поэтому он нанял нас.

– Для надежности, – осторожно заметила Олеша.

– Именно. – Дарин кивнул. – Он платит нам за прикрытие его задницы. – Другими словами, – продолжал Скройл, – не думаю, что нам грозит опасность. Если бы Хэши боялся, что мы слишком много знаем о происшедшем на Малом Танатосе, он бы приказал «Карателю» вывести нас из игры. Капитан Юбикви сделал бы это, не задумываясь. У него руки чешутся. В спецназе считают: все, кто прикрывается Клитусом Фейном, пираты. Но Лебуол поступил иначе. Он предложил нам подписать контракт, сообщил о приводном сигнале и снабдил техническими характеристиками «Трубы». Ему наплевать на то, что мы знаем и чего не знаем. Он уверен, мы будем держать язык за зубами. А раз так, зачем ему от нас избавляться?.. Что ты думаешь по этому поводу? – с улыбкой поинтересовался Дарин. – Стоит ли игра свеч? Олеша задумалась.

– Я вновь возвращаюсь к своему первоначальному вопросу, – наконец сказала она. – Что ты скажешь экипажу? Плетясь за «Трубой» и «Карателем», мы никогда не выполним условия контракта. Нам срочно надо догонять корабль-разведчик. Но как это сделать, если мы даже не можем предположить, куда он следует.

У Дарина, как всегда, ответ был готов.

– Раз уж дело дошло до предположений, то, может быть, ты попробуешь угадать, какой груз на борту «Трубы»?

Олеша пожала плечами.

– Понятия не имею. Что Амнион ценит столь низко, чтобы позволить Саккорсо похитить это, и столь высоко, чтобы рискнуть вторгнуться в ближний космос?

Дарин едва сдержался от улыбки.

– Ты снова рассуждаешь о причинах. А ведь они – ничто и лишь заслоняют суть… Что мы знаем о самом грузе? – мягко продолжал Скройл. – Саккорсо отправил его на борт «Затишья» в катапультируемом модуле. Но что может поместиться в катапультируемый модуль?.. Некий физический объект – это очевидно. Скажем, информация так не пересылается. Более того, в модуле не мог быть незавершенный объект или просто какая-то его часть. В противном случае, Амнион не стал бы рисковать и вторгаться в ближний космос. – Рука Скройла вновь потянулась к груди. – Может быть, оборудование? Некое устройство? Не думаю. Амнион сам дока во всякого рода устройствах и еще даст фору нам.

71
{"b":"474","o":1}