ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Впрочем, Мин знала, что Долф вызвал ее не с мостика, а из своей каюты. Возможно, он отдыхал. Попросив ее о встрече, он, вероятно, не знал о предстоящем маневрировании «Карателя». Мин оставалось только догадываться, что заставило Юбикви подвергнуть ее и себя подобному риску.

Некоторый намек на ответ Мин получила, когда выплыла из лифта в коридор, ведущий к лазарету. Почти весь проход был увешан безынерционными гамаками. Все, по крайней мере, двадцать пять гамаков были заняты. Сам лазарет был рассчитан на десять человек, считая хирургические столы. Явный перебор.

Что случилось? Внезапная разгерметизация? Крейсер попал под обстрел? Едва ли. Мин бы почувствовала. Столь большое число раненых предполагает серьезное повреждение корабля, неизбежно сопровождающееся сильным сотрясением корпуса.

Проклятье!

Пробравшись вдоль гамаков к лазарету, Мин коснулась ладонью панели, открывающей проход, и вошла внутрь. Скользнувшая за спиной дверь закрыла проем.

Долф в обществе еще одного человека, – судя по форме, корабельного врача, – ждал внутри.

Оба мужчины были пристегнуты к мобильным креслам, передвигающимся по специальным вмонтированным в палубу рельсам и предназначенным для работы персонала в условиях невесомости. Два стола пустовали. На остальных восьми лежали люди.

– Директор Доннер. – Врач по фамилии Фостер, – об этом извещала нашивка на его груди – отдал честь. Его голос показался Мин безмерно усталым.

– Надеюсь, вы не ранены, – промычал Долф. – К сожалению, дело срочное.

– Что случилось? – спросила Мин, отвечая на воинское приветствие Фостера, впрочем уже не отводя глаз от Юбикви.

Их глаза на секунду встретились.

– Две вещи. – Капитан опустил взгляд. – Но все по порядку. – Он сделал знак в сторону врача. – Фостер.

– Они не ранены, директор, – заговорил Фостер. – Я говорю о тех, которые лежат в коридоре. Они больны. Я никогда не видел ничего подобного.

С точки зрения Мин, Фостер не выглядел слишком старым, чтобы повидать в жизни многое. Больше двадцати пяти? Невероятно! Что это? Эпидемия?

– Что значит «больны»? – поинтересовалась она вслух.

Фостер пожал плечами.

– Их тошнит. У них высокое давление, нарушение функций вестибулярного аппарата, галлюцинации. – Фостер взглянул на Юбикви, словно ожидая от него поддержки. – Они говорят, будто стены валятся на них, грозя раздавить… Опасности для жизни нет, но, наверное, многие бы предпочли смерть, чем переживать такое.

Итак, почти половина команды…

– Похоже на передозировку стимуляторов, – пробормотала Мин сквозь зубы.

Долф вдруг напрягся. Казалось, он хотел возразить, но передумал.

– В общем, – Фостер снова пожал плечами, – судя по симптомам, у пострадавших нарушена ориентация в пространстве.

Неужели Фостер прав? Теперь, мало того, что крейсер поврежден, на борту еще и недокомплектация.

– Дисориентация в пространстве?! – Мин едва сдержалась, чтобы не закричать. – Эпидемия? На военном корабле?

– В этом весь вопрос, – сказал Долф, тяжело дыша. – Ни вы, ни я в это не верим… Директор Доннер, – твердо продолжал он, посмотрев Мин в глаза. – Похоже, мы имеем дело с бойкотом.

Услышав эти слова, Фостер поспешно отъехал в кресле к компьютеру у стены и стал делать вид, будто проверяет состояние новых пациентов. Похоже, он был согласен с капитаном, но чувство врачебной этики не давало ему право об этом заявить.

Бойкот. Мин застыла, словно пораженная громом.

Значит, не эпидемия. Протест. Молчаливое, пассивное сопротивление ее приказам. Неподчинение, граничащее с бунтом. Полицейский кодекс трактует ситуацию однозначно: симуляция – уголовно наказуемое преступление.

– Капитан Юбикви, – мягко проговорила Мин, – каким кораблем вы командуете?

Долф криво ухмыльнулся.

– Насколько я понимаю, тем кораблем, которым мне приказали командовать. – В глазах Юбикви блеснула злость. – Впрочем, это мой корабль, Мин, – через секунду добавил он. – Это мои проблемы, и мне их решать. Но сначала, я хочу от вас кое-что услышать.

Мин ждала, застыв, словно под дулом пистолета. Экипаж «Карателя» незаслуженно лишили отдыха и заставили преследовать полицейский корабль-разведчик, заслав чуть ли не на край вселенной. И вот к чему это привело. Вся ответственность ложится не на Долфа; она ложится на Мин и на Уордена Диоса.

– Я уже сказал, что случились две вещи, – продолжал Долф, глядя в глаза Мин. – Вторая может оказаться еще хуже… «Труба» выключила приводной сигнал.

Мин по-прежнему не двигалась, но ее ладони жгло нестерпимым жаром. Если бы в эту секунду перед ней стоял Ник Саккорсо, она бы переломала ему все кости. Одну за другой.

– Заметьте, – продолжал Юбикви, – сигнал не потерян. Это невозможно в силу его характеристик. Очевидно, «Труба» пытается замести следы.

Мин смотрела на Долфа непонимающим взглядом.

– Что вы хотите от меня услышать? – через силу спросила она.

– Объяснение, – выпалил Юбикви. – Я хочу знать, кто на кого работает… Нет, – вдруг оборвал себя Долф. – Неверная постановка вопроса. Если бы вы знали, то уже сказали бы… Директор Доннер, мне необходимо знать план наших дальнейших действий. Как нам преследовать «Трубу», если мы не знаем, куда она направляется?

Мин молчала, проклиная про себя все на свете. Уорден Диос, ах ты заблудший, скрытный сукин сын! Что же ты от меня хочешь?

Разумеется, Мин понимала точку зрения Долфа. Ситуация на корабле складывалась неблагоприятная. Если его люди перестанут ему подчиняться, то пойдут под трибунал, а если уступят давлению, то потеряют собственное достоинство, а ведь полицейские больше, чем другие, питаются этим чувством. Почему Долф должен уговаривать или принуждать своих людей к каким-то действиям, если «Каратель» остался ни с чем?

Так что же делать? Бросить все? Взять курс домой? Забыть о собственном достоинстве? Забыть, что судьба человечества – и Морн тоже – находится в руках Термопайла и Саккорсо? Или же все-таки поискать след «Трубы»? Бороздить дебри системы, пока не выбьется из сил весь экипаж? Может быть, вызвать на помощь службу безопасности «Вэлдор Индастриал»? Но ожидание может затянуться на несколько дней… Или поступить по-иному: найти пост наблюдения, связаться с Департаментом полиции и запросить инструкции? А может быть, довериться удаче и собственной интуиции?..

– Я уже говорила, что, возможно, они ищут лабораторию, – тщательно подбирая слова, ответила Мин. – Предположим, я права. Сколько всего в системе подобных подпольных исследовательских центров?

С предыдущего задания, выполнявшегося в районе Массива-5, крейсер вернулся всего несколько дней назад, поэтому Долф Юбикви должен был знать систему как свои пять пальцев.

– Нам известно о шести.

О шести? Проклятье! Чтобы унять жар в ладони, Мин сжала рукоятку своего пистолета. Поистине, Массив-5 – рай для пиратов.

– К каким из них «Труба» может держать курс, исходя из направления ее последнего сигнала?

Долф сверлил Мин неподвижным взглядом.

– К двум.

– Только к двум? Задача облегчается. – Мин на секунду задумалась. – Какая из лабораторий может потенциально заниматься разработкой новых лекарственных препаратов и исследованием мутагенов?

Ничто не изменилось в выражении лица Юбикви. Казалось, он даже перестал дышать.

– Лаборатория Динера Бекмана. Но это самоубийство – лететь туда. Корабль-разведчик, так же как и любое другое малое судно, благодаря своей маневренности находится в гораздо более выгодном положении по сравнению с нами.

– Вот туда мы и полетим, – обрубила Мин, – если у вас нет идеи получше.

– Черт возьми, Мин, – недовольно пробасил Долф. – Любая моя идея лучше вашей. Но на вашем месте, я бы, наверное, принял такое же решение. – Воспоминания о только что проведенной операции в системе Массив-5 с новой силой навалились на него. Сначала слабо, потом все сильнее и сильнее он стал тереть ладонями колени, словно пытаясь вселить в себя мужество. – Между тем, – вновь заговорил он, приняв наконец некое собственное решение, – по-моему, настал момент, когда вам лучше повысить на меня голос.

73
{"b":"474","o":1}