ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Охрана лаборатории знает, что у нас на борту имеются раненые. Именно поэтому их служба безопасности не торопит нас. Они считают, что нам нужно время на сборы. Однако, если мы не поспешим, они начнут задавать вопросы. Плохие вопросы, на которые я не хочу отвечать. Ты должна выполнять мои приказы. Или мне придется отстрелить от твоего брата несколько кусков, чтобы научить тебя покорности.

Мика была упрямой женщиной. Она сделала шаг вперед, словно хотела заслонить собой Сиро. Ее здоровый глаз свирепо сверкнул из-под повязки. Но вскоре она поняла, что ничего не может сделать. Ее воинственность угасла.

– Прости меня, Морн, – со вздохом сказала она. – Я не знаю, что еще придумать. Он сильнее меня.

– Не упрекай себя. – Голос Морн сохранял спокойствие, хотя ее взгляд был полон обреченности. – Я бы приняла такое же решение.

«А я бы не принял», – хотел возмутиться Дэйвис. Однако он оставил эту реплику при себе. Юноша не знал, что делать.

Внезапно динамики на мостике издали треск, и суровый голос объявил:

– «Труба», это Центр. Вы попросили разрешение на стыковку, а сами не выходите. У вас какие-то проблемы? Может быть, вам нужна помощь?

Ник выругался, подскочил к командному пульту и включил микрофон.

– Центр, это капитан Саккорсо. Простите, что заставил вас ждать. Вектор и Мика нуждались в медицинской помощи, и я разрешил им сходить в лазарет. Они уже готовы. Через пять минут мы откроем воздушный шлюз.

Диспетчер Центра неискренне ответил:

– Мы вас не торопим. Чувствуйте себя как дома. Динамики щелкнули и замолчали. Саккорсо отключил микрофон.

– Все! Шевелитесь!

Он грозно повернулся к трапу. Несмотря на медлительность движений, Ник казался проворным и уверенным в себе. Его шрамы въелись в щеки, как полоски кислоты. От него буквально веяло жаром.

– В лифт, – приказал он Мике и ее товарищам. – Живо!

Его оппоненты колебались лишь секунду. Быстро переглянувшись, они оттолкнулись от перил и направились обратно в коридор. Дэйвис не хотел отпускать Ника: он боялся за Морн и должен был что-то сделать.

– Подожди минуту, – настойчиво окликнул он. – Ты так и не сказал нам, что случилось. Чем ты так возбужден? Что произошло?

Он думал, что Ник не ответит. Саккорсо находился в странной экзальтации. Скорее всего, он пренебрег бы любой другой репликой, но этот вопрос вызвал у него реакцию, которая удивила Дэйвиса. Ник выглянул в коридор и убедился, что Мика и ее спутники вышли из зоны слышимости. Затем он сдавленно рассмеялся и быстро, почти спазматически, сжал кулаки.

– Сорас, – сказал он.

Казалось, что это имя застряло в его горле Ник нервно икнул и повторил:

– Чертова Сорас Чатлейн!

Мгновение он не мог дышать от переполнявших его эмоций. Возможно, его душила радость.

– Она здесь!

Дэйвис хотел закричать: «Неужели „Планер“ рискнул пристыковаться к станции? Ведь Сорас работает на амнионов!» Но он промолчал, вспомнив женщину, которая порезала щеки Ника – порезала, потому что не сочла Саккорсо достойным противником. На Малом Танатосе она допрашивала Дэйвиса. Билл велел ей в случае необходимости прибегнуть к пыткам. Однако она не пошла на такую крайность. В тот момент Сорас решила обойтись без жестокости. Но он верил, что Чатлейн могла оказаться страшным палачом. И она наверняка подвергла бы Дэйвиса ужасным пыткам, если бы Энгус не похитил его из камеры… Энгус, ставший теперь куклой Ника; сломленным и жалким человеком; рабом, которому разрешили «порезвиться» с Дэйвисом и Морн.

Ник быстро вернулся к пульту помощника, схватил Термопайла за волосы и рывком приподнял опущенную голову киборга. Казалось, что все его тело излучало злобу, когда он склонился вперед и снисходительно похлопал Энгуса по щеке.

– Развлекайся, урод, – с хриплым смехом произнес Саккорсо. – Ты же знаешь, такая возможность бывает не каждый день.

Он усмехнулся Морн и Дэйвису, затем сделал заднее сальто и, картинно перекувырнувшись в воздухе, опустился на ступени трапа. Помахав рукой, Ник направился к лифту. Через некоторое время Дэйвис услышал гул сервопривода и шум раскрывшихся дверей кабины. Еще через несколько секунд лифт помчался к воздушному шлюзу. Ник и его команда отбыли на встречу с Динером Бекманом.

Дэйвис и Морн остались наедине с Термопайлом: для юноши он был отцом, для женщины – чудовищем, разорвавшим ее жизнь на части. Дэйвис сделал шаг вперед и занял позицию между Морн и Энгусом. Мать положила ладонь на его плечо. Возможно, она хотела успокоить сына, удержать его или напомнить о том, что нуждалась в поддержке близкого человека. Ее пальцы сжались в плотном захвате, словно она не могла найти для себя другой опоры. Термопайл не двигался. Он согнулся над пультом, как сломанный агрегат – марионетка с обрезанными нитями. Жесткие требования программного ядра лишили его воли, надежды и цели.

– Ну что же ты, Энгус… – внезапно сказала Морн. Ее голос был сиплым от беспомощного вызова. Она содрогалась от жутких воспоминаний.

– Давай, начинай. Покажи нам свою худшую сторону.

Сердце Дэйвиса забилось, как пойманная птица. Он инстинктивно приготовился к драке.

По телу Энгуса пробежала дрожь. Услышав слова Морн, он поднял голову. Его руки неловко мяли застежку ремня. Одна нога подогнулась от судороги. Он медленно выпрямился в кресле и, как потерявшийся ребенок, испуганно осмотрелся по сторонам. Увидев Морн и Дэйвиса, Термопайл отшатнулся. Казалось, что их лица поразили его до глубины души. Они находились всего лишь в двух метрах от кресла, но он щурился, словно не мог их узнать. Энгус начал задыхаться. Его грудь тяжело вздымалась и опускалась, как будто он оказался в скафандре без воздуха. Желтые глаза потускнели от боли. Лицо побагровело. Пальцы согнулись, царапая ткань костюма. Внезапно он поднял руки и ударил себя ладонями по щекам. Дэйвис непроизвольно вздрогнул. Морн еще сильнее вцепилась в его плечо.

Энгус пытался что-то сказать. Он прилагал такие усилия, словно от этой фразы зависела вся его жизнь. Но Термопайл не мог произнести ни слова. Ему мешало затрудненное дыхание. Дэйвис в отчаянии наблюдал за его конвульсиями. Энгус еще раз ударил себя. Еще и еще. Затем давление внутри него прорвало какую-то преграду, и он, заскрежетав зубами, проревел:

– Я не твой сын!

Его голос поднялся до раздирающего крика. Казалось, горло Энгуса рвалось от триумфа или дикого отчаяния.

– Я не твой недоделанный сын!

Через миг он зашелся в приступе кашля, который больше походил на горькое рыдание.

Морн

Крик Энгуса шокировал ее, как штык-парализатор. От страха она даже подумала, что ее мышцы превратились в желе, а из костей вылился мозг. Морн хотела спросить: «О чем ты говоришь?» Но она не могла найти слов. Слова были силой – любой отклик был силой, – однако сила покинула Морн. Неистовый триумф и мука в голосе Энгуса сделали ее беспомощной.

«Я не твой сын».

Она вопрошающе посмотрела на Дэйвиса, но тот тоже ничего не понимал. Он имел ее воспоминания и часто страдал от отождествления с Морн. Мальчик только несколько дней создавал свою собственную индивидуальность. Он прилагал усилия, чтобы выдержать очередной удар, – Дэйвис выстраивал оборону, отказывался от смирения и насилия. Она видела на его лице следы внутренней борьбы. Однако он был пойман в ловушку памяти и, как Морн, удерживался в ней безумным криком Энгуса.

«Я не твой трахнутый сын!»

Термопайл согнулся в приступе кашля, словно надорвал истерзанные легкие… И вдруг замолчал. Именно так – между одним ударом сердца и другим. Слезы стекали по его щекам, но он не замечал их. Энгус выглядел таким же удивленным, как Дэйвис и Морн.

Медленно, будто тоже не доверял костям и мышцам, он повернулся к пульту. Морн знала, чем было вызвано это внезапное изменение. Его программное ядро взяло контроль над телом и сознанием: эмиссия зонных имплантатов ослабила кашель, сгладила триумф и приглушила отчаяние. Он снова стал киборгом, выполняющим решения людей, которых не волновали его чувства и страдания Программные команды составлялись недели назад. Однако это не тревожило разработчиков проекта Они использовали Энгуса как вещь – как бездушную машину. На краткий миг его человеческое горе вырвалось из пут, но теперь он вновь подчинялся неодолимому воздействию на центры головного мозга.

78
{"b":"474","o":1}