ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С этими словами Хэши замолчал. Необходимости добавлять что-то про себя не было, поскольку Койна уже продемонстрировала свое понимание его роли на видеоконференции.

– Ясно. – Казалось, Койна нахмурилась еще больше, обдумывая слова Хэши. – Спасибо за подсказку. Мне стоило догадаться самой. Но меня так напугало то, что я услышала, и у меня не хватило смелости провести самостоятельный анализ.

По-прежнему улыбаясь, Хэши сдвинул очки на их более привычное место на носу. Если бы он вел счет, то прибавил бы себе несколько баллов.

– Зачем вы за мной посылали? – тряхнув головой и с усилием перестав хмуриться, поинтересовалась Койна. Сдержанность ее тона наводила на мысль, что она все еще сомневается в искренности директора Бюро по сбору информации. – Вы хотите дать мне задание?

Хэши развел руками, как человек, который хочет показать: его душа открыта так же, как и его ладони.

– Мне нужна только информация. Как вы хорошо знаете, мой аппетит по отношению к фактам неутолим. В этом смысле я сам похож на Дракона… На один из вопросов вы уже ответили: я хотел узнать, откуда у директора Протокольного отдела такие полномочия. Теперь надеюсь узнать, что происходит в вашем отделе. Какие действия предпринимает Руководящий Совет? Какие просьбы направлены в Протокольный отдел? Что больше всего привлекло ваше внимание? Не расскажете? – Хэши намеренно говорил с Койной не как со своим агентом, а как с равной. Койна выдержала его взгляд.

– Если вы объясните, зачем вам это нужно. Только не говорите про свой «неутолимый аппетит».

Вдруг Хэши показалось, что он слишком долго пребывает в благодушном настроении. Он сокрушенно вздохнул.

– Койна, вы меня разочаровываете, – сказал Лебуол с видом человека, теряющего терпение. – Неужели вы забыли, что Годсена убили, а на всеми уважаемого капитана Вертигуса Шестнадцатого было совершено покушение? На ком, как вы думаете, лежит обязанность расследовать эти преступления? Ну разумеется, на Службе безопасности спецназа! Однако личный состав Мин Доннер, при всем моем уважении к нему, слишком нерасторопен. Поэтому расследование должно быть проведено силами Бюро по сбору информации. – Хриплый голос Хэши перешел на свист. – Я ищу улики, директор Хэнниш. Именно поэтому меня интересуют ваши дела, равно как любые другие дела здесь или на Сака-Баторе. Если сомневаетесь во мне, спросите шефа Службы безопасности Мэндича, что ему известно об убийстве Годсена, кроме того, что ему уже рассказали мои люди.

Во время этих слов легкий румянец окрасил лицо Койны.

– Извините, – пробормотала она. – Теперь я вас поняла. Думаю, я могу сообщить вам кое-что, представляющее для вас интерес… Вы сами можете догадаться о многом, с чем мне приходится сталкиваться, – более оживленно продолжала Хэнниш. – Максим Игенсард оборвал все линии связи, завалив нас требованиями. Не отстают от него и Сигард Карсин с Вест Мартингейл. От Эбрима Лена я получаю дурацкие обращения каждые пять минут. Сейчас я не могу ответить ни одному из них. Я хочу сказать им правду, но не знаю, в чем она состоит. Надеюсь на существенную помощь Хранилища. Через несколько часов у меня на столе будут все досье, не защищенные личными кодами директора.

Взгляд Койны ясно дал понять Хэши, что его досье также окажется на упомянутом столе. Впрочем, данное обстоятельство мало беспокоило Лебуола. Он всегда с осторожностью поручал Хранилищу выполнение своих личных заданий. Основной объем подобной работы по-прежнему ложился на плечи отдела обработки информации, что обеспечивало ее надежную защиту от посторонних глаз.

– Кроме того, – продолжала Хэнниш, – Мэндич хочет, чтобы я лично занялась Сака-Батором. С тех пор как был пропущен второй кадзе, его общение со Службой безопасности Руководящего Совета, по-моему, не обходится без крика… Однако существует еще одно обстоятельство, – задумчиво продолжала Койна. – Я получила конфиденциальное сообщение от капитана Вертигуса, в котором он предупреждает меня о том… – Койна на секунду замялась, обдумывая, как выразить неприятную для нее мысль, – о том, что я буду следующей.

– Следующей?! – Брови Хэши почти сами собой взлетели на лоб.

– Следующей, на кого будет организовано покушение, – выпалила Койна.

Неожиданно директор Бюро по сбору информации почувствовал, что стал удаляться от реальности и погружаться в зыбкий мир предчувствий и предположений.

– И чем уважаемый капитан объясняет свои дурные пророчества?

– Он говорит, – ответила Койна с умилительной твердостью, – что в следующий раз, когда соберется Руководящий Совет Земли и Космоса, – а это случится через тридцать шесть часов, если президент Лен снова не струсит, – он собирается предложить законопроект, предусматривающий отделение Департамента полиции от Концерна рудных компаний и подчинение его Совету. Капитан считает, что покушение на него было совершено именно с целью не допустить выдвижения этого законопроекта. По его мнению, и Годсена убили потому, что тот, кто организовал это убийство, считал, что директор Протокольного отдела был заодно с капитаном. Таким образом, по его логике, я – следующая жертва. Если, конечно, посылки Вертигуса верны… Впрочем, возможно, ему не следовало сообщать мне об этом. Видите ли, не знаю, в чем будет заключаться наша позиция, но боюсь, что директору придется ему апеллировать. Холт Фэснер не захочет терять свой контроль над нами. Поэтому капитан Вертигус поставил меня перед необходимостью решения морально-этической проблемы: говорить или не говорить о его сообщении директору и если говорить, то в какой форме?.. С другой стороны, шаг капитана мне хорошо понятен, – заключила Койна. – Он просто не мог не предупредить меня об опасности.

Хэши смотрел на Койну невидящими глазами.

Законопроект об отделении. Покушение на убийство Вертигуса.

«Приятно иметь дело с кадзе, не находишь?»

Лебуола охватило такое чувство, словно его закружило в водовороте намеков и недомолвок. Звенья, которые он должен сложить в логическую цепь, были столь малы, что едва им ощущались, но упусти он хоть одно звено, и факты, столь скрупулезно им собираемые, теряли всякий смысл. В то же время этот водоворот возбуждал Хэши, странным образом переплетая веселье и страх, генерируя такое эмоциональное состояние, которое стимулировало и звало к действию гораздо сильнее, чем псевдоэндорфины или «ступор».

Законопроект об отделении, – надо же! Где это наш несравненный, в чем-то даже уникальный капитан Вертигус набрался смелости выступить с такой инициативой? Прямо кладезь мудрости!

Ладно. Пока мы не знаем его карт, не будем раскрывать и свои.

– Какой сознательный поступок, – наконец вымолвил Лебуол, отвечая на вопросительный взгляд Хэнниш. – Понимаю и капитана, и вас, моя дорогая Койна. Если бы я отважился дать вам совет, я бы предложил немедленно известить обо всем директора… – «Пусть поломает голову. По крайней мере, можно не спешить со своей информацией. Кроме того, исход дела может оказаться захватывающим. Интересно, что предпримет Уорден, когда узнает о намерениях Вертигуса?» – Его реакция может вас удивить.

Койна хмуро посмотрела на директора Бюро, словно не вполне веря своим ушам. Затем внезапно она поднялась со своего места.

– Благодарю вас, директор Лебуол, – сказала она и направилась к выходу. – Я последую вашему совету.

Прежде чем Койна успела выйти, Лебуол бросил ей вслед:

– Нет, это я вас благодарю, директор Хэнниш.

Однако внимание Хэши было уже далеко. Его пальцы бегали по клавиатуре, посылая запрос в Хранилище.

«Ты ее заслуживаешь».

«Ник Саккорсо, – то ли напевал, то ли насвистывал сквозь зубы Хэши. – Где же ты? Чем занимаешься? О чем думаешь?» Лебуол был как никогда счастлив.

Что наиболее вероятно? У Ника появился доступ к информации, касающейся событий на Земле? Или он понял исключительную ценность Морн в качестве информационного кадзе, направленного против полиции? Очевидно, второе. Впрочем, и в это предположение трудно поверить. Каким образом Ник или сама Морн могли догадаться о том, что имеющаяся у нее информация носит взрывоопасный характер?.. Значит, скорее всего, Ник под словом «ее» имел в виду Сорас Чатлейн. Но в какой связи?

8
{"b":"474","o":1}