ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Энгус еще раз содрогнулся.

– Они не хотели, чтобы Ник узнал о тайной части сообщения.

– В любом случае это не важно, – сказал Дэйвис. – У нас есть приоритетные коды. Мы можем использовать их! И мне плевать, узнает Ник об этом или нет!

Морн сердито посмотрела на сына. Она держала взгляд до тех пор, пока его энтузиазм не уменьшился до хмурого недоумения. Затем она вновь повернулась к Термопайлу.

– Что ты имел в виду, когда сказал: «Не все так просто?»

Заметив, как напряглись плечи Энгуса, она поняла, что приблизилась к его безмолвной просьбе.

– Вы можете отменить его приказы, – хрипло ответил киборг. – Но он, в свою очередь, отменит ваши. Между вами начнется борьба за власть надо мной. Возможно, победите вы. Возможно, он. В худшем случае я войду в состояние стазиса и буду бесполезен.

Морн показалось, что она слышит его стоны: «Пожалуйста! Спаси меня! Пожалуйста!» За его словами скрывалась тоска и боль. Она была потрясена моральным преступлением, которое в отношении него совершили Уорден Диос и Хэши Лебуол.

Дэйвис снова не сдержался и вмешался в разговор:

– У нас есть преимущество. Ник не знает, что его план провалился. Мы атакуем первыми. Энгус откроет оружейный склад, и мы встретим Ника в воздушном шлюзе – с лазерными пистолетами в руках. Прижмем его к ногтю, прежде чем он доберется до Энгуса. Запрем его в таком месте, где он не сможет связаться с мостиком. Или просто убьем, если это понадобится.

Термопайл не сводил взгляда с Морн. По приказу программного ядра он отдал приоритетные коды Дэйвису. Но она была единственной, на кого полагался Энгус.

– Не все так просто, – хрипло повторил он.

Принуждение, толкавшее его к безумию – или, по крайней мере, приводившее в движение, – попеременно сокращало мышцы рук и ног. Однако зонные имплантаты удерживали киборга в неподвижной позе.

– Что если он позвонит мне из лаборатории? Что если он воспользуется внешним интеркомом, пока вы будете ожидать его в воздушном шлюзе?

Быстротечный гнев Энгуса уже иссяк.

– Если он спросит меня о том, что случилось, мне придется рассказать ему обо всем. Я снова буду выполнять его приказы.

Дэйвис хотел что-то возразить, но взгляд Морн остановил его. Он покорно вздохнул и уступил ей право решения. Сын и Энгус смотрели на нее, умоляя сделать правильный выбор. А она наконец поняла, какого вопроса ждал от нее Термопайл. Догадка была такой же ясной, как слова, напечатанные на листе бумаги. Однако вместе с ясностью пришел и страх. Морн боялась задать этот вопрос.

От ее решения зависела жизнь других людей: Мики и Сиро, Сиба и Вектора, Ника и Энгуса, Дэйвиса. Они могли умереть из-за ее ошибки. Это было ужасно. Впрочем, смерть все чаще казалась банальностью, а ее следствия поддавались простому расчету. Спорным оставался только один вопрос: что перевесит – предательство Энгуса или его бессловесная мольба?

Она обещала себе, что будет ценить убеждения родителей. Она хотела воплотить в делах их светлые мечты и стать обычным честным копом. Теперь Морн знала, что руководство полиции погрязло в коррупции, что такие люди, как Уорден Диос и Хэши Лебуол, могли навлечь на человечество чудовищное зло. Но она решила быть достойным отпрыском своей семьи. Будучи слабой и почти поверженной, она поклялась вести себя как настоящий коп.

Теперь эта клятва казалось слишком напыщенной. Не в силах перебороть свой страх, Морн отвернулась.

– Почему мы должны проходить через это?

Ей был противен жалобный тон ее голоса. Однако, застигнутая врасплох волной самоунижения, она продолжила:

– Если Уорден Диос хотел передать нам коды Энгуса, то почему он не сделал этого сразу?

Ее вопрос не касался безмолвной мольбы Термопайла, но он был важным – критически важным.

– Зачем он отдал их Нику? Саккорсо мог убить нас сотню раз до того, как у Энгуса появилась возможность выполнить тайный приказ.

Дэйвис уже сходил с ума от нетерпения и досады.

– Ну что ты мусолишь эту чушь?

Она рывком повернула голову. Вспышка ярости испепелила страх.

– Нет, это не чушь! – возразила она. – Это главный вопрос! На кого мы работаем? Кто пытался использовать нас? Чью сторону мы примем?

Дэйвис не унимался.

– Нашу собственную! – ответил он. – Ту сторону, которую мы уже выбрали!

Ей хотелось закричать ему: «Проснись! Пора взрослеть! В полиции Концерна произошел раскол! Возможно, он затронул весь человеческий космос. Уорден Диос дает Лебуолу приказы, а тот саботирует их и не желает подчиняться. Или, наоборот, Диос скрывает от Лебуола истинную суть своих распоряжений. Или Мин Доннер восстала против их интриг, но боится проявить открытое неподчинение и потому вставляет тайные приказы в директивы Диоса. Это очень важно! Нам нужно знать, на чьей мы стороне! Все наши дальнейшие действия будут зависеть от людей, которые отдали Нику контроль над Энгусом, и тех, кто сообщил нам приоритетные коды Мы должны выяснить, кто они и каковы их цели!»

Однако через пару секунду она поняла, что не нужно кричать. Гнев помог ей – страх уменьшился. Дэйвис, сам того не желая, побудил ее к следующему шагу. Слух прояснился. Пульсация крови и эхо крика в ушах угасли. Она снова слышала учащенное дыхание Дэйвиса и приглушенный хрип Энгуса. Пульты посвистывали, мониторы гудели, тихо шипели очистители воздуха. И за всей этой материальной реальностью на фоне эмоций Морн подсознательно ощущала искрящийся треск предательства.

Она вновь посмотрела на Энгуса. На его лице отражалась тихая тупая боль. Программное ядро не позволяло ему выразить просьбу. Морн знала, что если она не задаст ему правильный вопрос, Термопайл никогда не расскажет о своем желании.

– Хорошо, – почти уверенно сказала она. – Значит, если мы отменим приказы Ника, он сможет аннулировать наши указания И он, и мы окажемся в безвыходном положении, а ты войдешь в состояние стазиса. Предложи мне какую-нибудь альтернативу.

Энгус медленно опустил голову. Казалось, он боялся тех слов, которые должен был сказать. Но затем она снова увидела его желтые глаза, умолявшие о спасении.

– Ты можешь убить меня.

Морн начала злиться.

– Не считая этого варианта.

Спазм, похожий на вспышку боли, изогнул уголок его рта.

– Тогда помоги.

– Помочь тебе?

Морн вцепилась в свою злость Это было то, в чем она нуждалась.

– Каким образом?

– Помоги мне избавиться от программного ядра.

Его слова были как обломки разрушенного мира. По щекам стекали слезы, которые не имели для него никакого значения.

Дэйвис испуганно отшатнулся. Внезапная паника окрасила его лицо румянцем Он хотел выкрикнуть протест, но Морн приложила ладонь к его губам «Не все так просто». Картины прошлого, ужаснувшие сына, пронеслись и через нее. Чтобы не поддаться их энергии, она сосредоточилась на боли Энгуса – на его беспомощной просьбе. Морн вспомнила ту раздирающую муку, с которой он вопил: «Я не твой недоделанный сын!»

– У меня было предчувствие, что это случится, – угрюмо сказала она.

В ее голосе звучал глубинный страх.

– Я знала, что однажды буду помогать тебе. Освобождать от программного ядра. Чтобы ты мог принимать свои собственные решения. Однако как это сделать?

У Энгуса задергалась щека, но эмиссии электродов расслабили этот спазм. Кибернетические команды лишили его подвижности, и он стоял как статуя.

– Ты можешь отсоединить главный чип. Я расскажу тебе, где он находится. Но сделав это, ты потеряешь меня.

Термопайл говорил бесстрастно и четко:

– Все мои базы данных окажутся недоступными. Все необычные способности исчезнут. Я просто стану куском плоти… – Кибернетическая начинка позволила ему пожать плечами. – Если ты вытащишь чип, мое программное ядро зависнет. Многие из стазисных команд имеют схематическое исполнение. При размыкании контактов они автоматически настроят зонные имплантаты на особый режим. Я перейду в искусственную кому, из которой вы меня уже не выведите. Через некоторое время я умру.

80
{"b":"474","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сердце того, что было утеряно
Вдохновляющее исцеление разума
Образ новой Индии: Эволюция преобразующих идей
Блондинки тоже в тренде
Самая неслучайная встреча
Семья в огне
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Мужчины с Марса, женщины с Венеры… работают вместе!
Гридень. Из варяг в греки