ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Судя по вашим словам, все прошло без эксцессов. Но ведь это не так? Что случилось с Микой и Сиро?

Вектор посмотрел на Сиба и повернулся к ней.

– Я надеялся, что ты расскажешь нам об этом.

Морн покачала головой.

– Они поднялись на борт. Сиро был очень напуган, и Мика обходилась с ним как с умирающим ребенком. Но она не дала никаких объяснений.

«Нам с Сиро нужно поговорить, так что оставьте нас в покое».

Сиб поморщился. Немного помолчав, он высказал предположение:

– Возможно, Мика действительно считает, что он умирает.

– О чем ты говоришь? – вмешался Дэйвис.

Разговор о Мике и Сиро вернул его тревогу.

– С ним произошло что-то странное, – смущенно ответил Сиб. – Как только Вектору разрешили проводить исследования, Ник отделил нас друг от друга. Он послал Сиро на продовольственный склад – заказывать продукты, которые нам были ни к чему. Меня он отправил в другое место – составлять список запасных частей, в которых мы тоже не нуждались. Мика хотела пойти с братом, но Ник приказал ей охранять дверь в лабораторию, где он присматривал за работой Вектора. Она не подчинилась.

Сиб задумчиво пожал плечами.

– Я думаю, Мика почувствовала неладное. Она отправилась на поиски брата, но тот исчез. Охранник сказал ей, что мальчишка решил побродить по станции. Она пришла ко мне. Мы хотели отправиться к докам, однако служба безопасности сообщила, что Сиро найден. По словам охранников, он был цел и невредим, но напуган до смерти. Нас к нему не пустили. Мы оставались на складе до тех пор, пока Вектор не закончил исследования.

– Продолжай, – прошептала Мика.

Сиб помолчал, собираясь с мыслями.

– Я не знаю, что произошло, – признался он. – Но Мика… Она считала, что ее брата похитила команда «Планера». Она думала, что Ник использовал Сиро как приманку. Иначе зачем ему понадобилась ложь о пополнении припасов? Он хотел обмануть "Сорас Чатлейн и заманить ее в ловушку.

Сиб огорченно развел руками.

– Ник решил отомстить ей, потому что она порезала его лицо, – тихо добавила Морн.

– Точно! Раньше «Планер» имел другое название, а у Сорас было иное имя. Ник не знал об этом, пока не увидел ее на «Купюре». Мне кажется, он стал одержим идеей о мести.

– Подожди минуту, – вмешался Дэйвис.

Его взгляд помрачнел от неожиданной догадки.

– Как ее звали в прошлом?

Сиб недовольно пожал плечами.

– Я не знаю ее предыдущего имени. Ник не говорил. Но в те дни «Планер» назывался «Потрошителем».

Морн содрогнулась от паники, которая черной волной захлестнула ее и потащила в бездну прошлого. Глубинная и мощная тоска походила на потребность в эмиссии имплантата, но она несла с собой такую муку, что Морн едва не задохнулась. Она почувствовала, как слабеют ее колени. Подумать только! Эта паника годами скрывалась в ее сердце, как затаившийся хищник. Она терпеливо ожидала возможности выпрыгнуть и разорвать Морн на части.

«Потрошитель».

Ее губы повторили это слово. Дэйвис отозвался странным криком. Она не услышала его. Она не почувствовала, как Вектор встряхнул ее за плечи. Сиб простонал:

– Морн! Дэйвис! Перестаньте! Да что я такого сказал?

Она замерла в оцепенении. Старая утрата оградила ее барьером, за который не проникали увещевания и крики.

– «Потрошитель!» – в унисон произнесли она и Дэйвис.

Это был безмолвный вопль потерянных детей, чьи пуповины тянулись в прошлое. Воспоминания вернулись, как принуждение имплантата. Они унесли ее с собой – в далекое детство.

Маленькая Морн сидела на коленях отца, и он рассказывал ей о смерти матери. Его голос был ровным и тихим. Он гордился поступком жены и ни на миг не осуждал ее решения. Но слезы стекали по его щекам и падали жаркими каплями на руки Морн, на ее лицо и платье.

«Наш корабль вел дозор у „Предела Ориона“. Мы получили сигнал бедствия от рудовоза, на который напало пиратское судно. Нелегалы действовали дерзко. Их „Потрошитель“ не имел тахионного двигателя, но обладал тяжелым вооружением и походил на линкор. Когда мы приблизились, он выстрелил из протонной пушки. Залп разорвал бок „Непримиримого“ и сбил луч прицела. Еще один такой выстрел уничтожил бы нас. Твоя мать дежурила за пультом стрелка – как раз в той части корабля, которую разрушил залп пиратов. Многие помещения заполнились вакуумом. Боевая башня с системами прицела быстро теряла атмосферу. Твоя мама могла бы спасти себя. Но она не захотела. Пока в башне падало давление, мама перенастроила прицел, чтобы мы могли использовать пушки. Благодаря ее усилиям „Непримиримый“ уцелел. Мы дали залп по „Потрошителю“ из всех орудий. Но наша мамочка погибла. Спасая нас, она отдала свою жизнь…»

Роняя слезы, ее отец пообещал: «Никто в полиции не успокоится, пока „Потрошитель“ и подобные ему корабли будут летать в человеческом космосе. Мы отомстим за смерть твоей матери».

К тому времени, когда он закончил свой рассказ, Морн решила, что тоже будет копом. Ей было стыдно за прошлые обиды на родителей, и она не видела другого выбора. Именно этот момент ее детства стал центром потерь: именно он – после гибели «Повелителя звезд» – не позволил ей защитить себя от Энгуса. Ее стыд был слишком старым; он проник в Морн до самых глубин души.

Она вдруг заметила перед собой Дэйвиса. Сын обнял ее за плечи, словно хотел вытащить из котла воспоминаний. Он был копией Термопайла – его квадратное лицо казалось злым и жестоким. Но глаза привносили нечто другое. Они горели ее воспоминаниями. В них было то же топливо, что и в сердце Морн.

– Мы погонимся за ним, – прошептал он сквозь зубы.

И она ответила:

– Да!

Однако Морн тут же опомнилась и безмолвно закричала: «Нет! Месть слишком расточительна!» Она поняла это через боль и стыд. Она видела, во что обошлась месть Нику. Он потерял корабль, команду, репутацию. Месть овладела его рассудком. А какую цену заплатила она за наказание себя после гибели «Повелителя звезд»! Не важно, кем была Сорас Чатлейн и как в прошлом назывался ее «Планер». Только формула Вектора имела значение. Только ее предание широкой огласке означало что-то важное для человечества. Месть предназначалась для потерянных душ. Для всех остальных она была непозволительной роскошью.

Вот почему Морн пошла на риск и освободила Энгуса. Но она сказала Дэйвису: «Да». Ее рот не захотел произносить другой ответ. Ею управляла боль потерь. Без нее она забыла бы о важной части своей жизни.

«Никто в полиции не успокоится, пока „Потрошитель“ и подобные ему корабли будут летать в человеческом космосе. Мы отомстим за смерть твоей матери».

Похоже, она ошибалась. Судя по всему, Дэйвис имел иную точку зрения, хотя их воспоминания почти не отличались друг от друга. Огонь, сжигавший ее дотла, оказывал на него обратное воздействие – он горел целеустремленностью. Наверное, она привыкла убегать от своих мучителей. Наверное, она считала себя жертвой слишком много дней. Возможно, настало время превратиться в хищника и выйти на кровавую охоту.

«Твоя мама могла бы спасти себя. Но она не захотела».

Воспоминания о матери освежили ее голову. Морн вдруг почувствовала, что может держаться на ногах самостоятельно. Нервная дрожь, вызванная ломкой, ослабела до едва заметного озноба. Она печально рассмеялась.

– Нам не нужно гнаться за «Планером». Сорас сама полетит за нами.

Дэйвис кивнул головой и отпустил ее. Он был согласен с ней.

– Морн? – испуганно спросил Сиб Макерн. – Я не понял. О чем ты говоришь?

Ник распластался на палубе. Oн по-прежнему был без сознания. Это подбодрило ее. Она посмотрела на Сиба и Вектора. Шейхид разделял непонимание Макерна, но выглядел спокойным и расслабленным. Он имел источник силы, который был недоступен его спутникам.

– Мы с Дэйвисом хотим предъявить «Потрошителю» счет, – ответила Морн. – Этот корабль должен быть уничтожен.

Сиб задвигал губами, словно лишился голоса. Через пару секунд он нервно заметил:

– Ник хотел сделать то же самое.

98
{"b":"474","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бумажная принцесса
Витающие в облаках
Всё сама
Ледовые странники
Наизнанку. Лондон
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Икигай. Смысл жизни по-японски
Карта хаоса
Великий русский