Содержание  
A
A
1
2
3
...
98
99
100
...
163

Его лицо исказилось от страха.

– Мы будем сражаться с «Планером» из-за собственных убеждений, а не ради Ника, – сказала Морн.

Впрочем, как бы она ни старалась, ей и самой не верилось в эту патетику.

– Пошли, – настойчиво добавил Дэйвис. – Чем дольше мы медлим, тем больше времени будет у Сорас на подготовку засады.

Морн молча кивнула. Дэйвис взял Сиба за руку и потянул его к Нику. Макерн не возражал, хотя по-прежнему находился во власти своих тревог. Они подняли Саккорсо и понесли его к лифту. Пропустив Вектора вперед, Морн закрыла дверь шлюза, вошла в кабину и направила лифт к ядру корабля.

К тому времени, когда они пришли на мостик, ее запас сил начал истощаться. Воспоминания о матери не могли развеять страх Морн перед Термопайлом. Дэйвис имел ее ум, но думал иначе. Период, который он провел в утробе, приучил его к уровням стимуляции, которые мгновенно убили бы любого другого ребенка. В каком-то смысле его физиологическое состояние напоминало зависимость Морн от зонного имплантата. Однако разница была огромной. Его эндокринные ресурсы могли соответствовать критическим условиям их нынешней ситуации, в то время как силы Морн нуждались во внешней подпитке.

Ее одолевали сомнения. Она не могла забыть о Мике и Сиро. Она не могла забыть о кодированном сообщении с «Карателя». Локальный конфликт между Сорас и Саккорсо сливался с глобальным противостоянием, смысл которого она не понимала. И еще Морн не знала, как довериться Энгусу.

Дэйвис поднял решетку, и их группа направилась на мостик. Капитан Термопайл сидел там, где они оставили его, – перед консолью управления и почти под командным пультом.

– Черт! – воскликнул Сиб. – Что вы с ним сделали?

По лицу Энгуса катились капли пота. Из разрезанных тканей на голой спине сочилась кровь. Его комбинезон был приспущен до пояса. Из раны между лопатками тянулись тонкие серебристые провода, уходившие вниз к разъемам и схемам пульта. Их ажурная сеть была его единственной защитой от стазисных команд. Вокруг в пределах досягаемости валялись компьютерные модули, инструменты и провода. Рядом с клавиатурой лежала открытая аптечка. Но все это было уже не нужно. Он держал перед собой чип программного ядра и смотрел на него, словно через ворожбу пытался проникнуть в его секреты.

Дэйвис посчитал вопрос Сиба несущественным.

– Ты закончил? – спросил он у Энгуса.

– Думаю, да.

Голос Термопайла был едва слышен. Порыв отчаяния, толкнувший его на рискованный поступок, уступил место страху. Он выглядел как напуганный ребенок, который больше ни на что не надеялся.

– Я сделал…

Слова застряли в его горле. Прошло несколько секунд, прежде чем он произнес:

– Я сделал все, что мог.

Дэйвис втащил Ника на мостик и деловито сказал:

– Тогда давай вставим чип на место.

Голова Энгуса начала медленно клониться вниз. Он словно ждал удара топора. Дэйвис и Сиб опустили Ника на пол за пультом помощника. Юноша отдал Макерну пистолет, затем подошел к отцу и встал перед ним. Он понимал, что без помощи Термопайла ему не удастся уничтожить «Потрошитель».

Вектор посмотрел на Морн. Она испуганно застыла на ступенях трапа. Генетик недоуменно пожал плечами и направился к Сибу. Морн намеревалась пойти за ним, но ноги отказались слушаться. Она убеждала себя в том, что колебания здесь ни при чем и что ей надо проведать Сиро. Однако истина была простой и ясной: она хотела убежать, хотела спрятаться в каюте, пока Энгус не восстановил свои силы и былую похоть.

– Морн, – окликнул ее Дэйвис.

Он стоял рядом с Энгусом и ждал ее решения.

«Нет, – кричал страх униженной женщины. – Не делай этого! Он убийца, садист и насильник. Он сломал меня. Из-за него я стала зависимой от зонного имплантата. Пусть лучше он умрет. Или убей меня, но только не делай этого!»

Однако Морн знала, что месть была уделом потерянных душ. «Ты коп, – сказала она однажды Дэйвису. – И отныне я тоже собираюсь быть копом». Полицейские вели себя как хищники. Но они охотились не ради мщения. Морн хотела уничтожить «Планер» не потому, что люди Чатлейн убили ее мать. Просто «Потрошитель» стал врагом человечества.

Капитан Термопайл ужасал Морн хуже ада. Каждый миг близости с ним вызывал у нее отвращение. И все же она сказала ему: «Мы доверяем тебе». Теперь или никогда. Опираясь на перила трапа, Морн одолела несколько ступеней.

– Начинай, – сказала она сыну. – Теперь уже поздно останавливаться.

– Хорошо.

Дэйвис принял из пальцев Энгуса программное ядро, зашел Термопайлу за спину и опустился на колени.

– Что вы хотите сделать? – встревоженно спросил Макерн. – Я ничего не понимаю.

Морн отошла от трапа и положила ладонь на плечо Сиба. Она хотела успокоить его и заодно найти дополнительную опору для поддержания равновесия.

– Энгус сказал, что он может редактировать программное ядро.

Это был лучший ответ, который она могла придумать. Ей не хватало смелости для полного объяснения. Сиб сам должен был заполнить пустые промежутки информации.

– Мы собираемся узнать, насколько он прав.

– Ого! – воскликнул Вектор. – Я смотрю, вам не нравятся половинчатые решения. Как говорили эскулапы древности: «Убить или вылечить».

Немного помолчав, он спросил:

– А можно поинтересоваться методом? Редактура программных ядер считается невозможной…

Морн подняла руку и оборвала его на полуслове:

– Позже поинтересуешься. Если мы выживем. И если у нас будет на это время.

Дэйвис осмотрел спину Энгуса и тихо выругался. Вытащив из аптечки вату, он начал очищать от крови разъем, предназначенный для чипа. Голова Термопайла безвольно повисла. Он терпеливо переносил толчки и боль, словно изъятие программного ядра лишило его нормальных ощущений.

Внезапно динамики мостика ожили.

– «Труба», это Центр. Мы ждем.

«Они ждут? О черт!» – от страха у Морн закружилась голова. – «Чего они ждут?»

Дэйвис застыл на месте. В глазах Макерна сверкнули искры паники, но прежде чем он успел что-то сказать, Вектор ткнул его в бок.

– Сиб, поговори с ними.

Его спокойный тон предполагал, что он не сомневался в бывшем системотехнике.

– Они удивятся, услышав тебя, но ты наша последняя надежда. Морн, Дэйвис и Энгус не могут выходить на связь. Они не указаны в декларации, и их как бы нет на борту. Мне диспетчер не поверит. Я только генетик. Что касается Ника…

Вектор флегматично усмехнулся?

… то его слишком долго развязывать. Так что остаешься ты.

Сиб не мог унять тревоги. Весь его вид предрекал неудачу. Тем не менее убеждения Вектора придали ему храбрости. Или он вспомнил, что Морн и Дэйвис не справились бы с Ником без его вмешательства. Сделав глубокий вдох, он подошел к пульту помощника. Пока Морн терзалась догадками о намерениях Центра, он открыл канал связи.

Вектор повернулся к Дэйвису.

– Если ты дашь мне носитель информации, я введу его данные в компьютер. Это можно сделать на вспомогательном инженерном пульте.

Он посмотрел на Энгуса.

– Затем мы сможем улететь – независимо от результатов вашего эксперимента.

Дэйвис хмуро передал ему носитель. Он тут же вернулся к Энгусу и продолжил очищать разъем от крови.

– Центр, это «Труба», – произнес Сиб Макерн. – Извините за задержку. Мы почти готовы.

Вектор с улыбкой осмотрел людей на мостике и направился к вспомогательному пульту.

– Приготовься, – прошептал Дэйвис.

Он отбросил вату и примерил чип.

– Не хотелось бы вытаскивать его заново.

Задержав дыхание, чтобы не дрожали пальцы, он начал вставлять чип в разъем.

В динамиках зазвучал суровый мужской голос:

– «Труба», кто это говорит? Где капитан Саккорсо?

Морн испуганно поежилась.

– Прошу прощения, шеф Ретледж, – ответил Сиб. – Это Макерн. Я объясню, в чем дело. Мне неловко говорить вам такое…

Ему удалось выдать свою тревогу за растерянность и смущение.

– Так получилось, что капитан Саккорсо и доктор Шейхид решили отпраздновать удачное завершение исследований. Они на камбузе, почти в невменяемом состоянии… Возможно, мне удастся позвать капитана, чтобы он ответил вам, но я думаю, его сейчас мало волнует, взлетели мы или нет.

99
{"b":"474","o":1}