ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мистер Киттеридж — известный исследователь, — добавил сэр Найджел с некоторой гордостью. — Нам повезло, что специалист такого уровня приехал теперь сюда, в самое сердце этого континента.

Мадди радостно удивилась, как будто неожиданно узнала о старом друге что-то очень приятное.

— Как интересно! Я еще никогда не встречала людей этой профессии, — сказала она.

— Сэр Найджел преувеличивает, — сказал Эш, бессознательно массируя пальцы изуродованной руки, всегда побаливавшей в это время суток. — Я не собирался стать исследователем, в этом повинен несчастный случай, — добавил он с некоторой горечью.

Его тон и то, что он сказал, насторожили Мадди. Она попыталась вспомнить молодого энергичного художника ушедших лет, но его образ как-то расплывался в памяти. Интересно, что произошло с этим милым молодым человеком? Какие трудные уроки преподала ему жизнь?

«Все люди меняются», — подумала она. И она тоже изменилась не меньше, чем он. То, что связывало их в прошлом, бесследно исчезло, и ей от этого почему-то стало грустно.

Чтобы изменить опасное направление своих мыслей, Мадди быстро спросила:

— Надолго ли вы пожаловали к нам, мистер Киттеридж?

— Судя по всему, я буду здесь постоянным жителем, — ответил он. — Недавно я унаследовал здесь поместье.

Мадди посмотрела на него с озадаченным видом.

— Странно, я обычно узнаю о каждом, кто прибывает к нам, сразу же, как только он сойдет с корабля.

— Когда я прибыл, то не останавливался в Сиднее. В Роузвуде накопилось множество проблем, так что мне пришлось прямиком поехать туда.

— В Роузвуде? — быстро переспросила Мадди.

— Да уж, — сказал с гордостью сэр Найджел, — он наш новоявленный землевладелец и самый выдающийся гражданин. В ближайшие годы мы еще не раз услышим об этом парне.

Мадди понимала, что не должна задерживаться дольше. И без того она слишком долго играла с опасностью.

— В таком случае желаю вам удачи, мистер Киттеридж. А теперь прошу меня извинить, — сказала она, вставая. Мужчины немедленно поднялись со своих мест. — Мистер Киттеридж, я была рада познакомиться с вами. Надеюсь, мы еще увидимся.

— Я оправдаю ваши надежды, мисс Берне, — произнес Эш и, поклонившись, легонько прикоснулся к ее руке.

Эштон опустился в кресло только после того, как ее миниатюрная фигурка скрылась из виду. Сэр Найджел с понимающим видом взглянул на него.

— Ну, что я вам говорил?

Эштон отхлебнул большой глоток вина, все еще глядя в том направлении, куда она удалилась.

— Сэр Найджел, — пробормотал он, — вы не сказали и малой доли того, что есть на самом деле. — Он поднял бокал, приветствуя своего компаньона. — Возможно, мое пребывание в вашем чудесном городе окажется более интересным, чем я предполагал.

— Не возноситесь слишком высоко в своих мечтах, сэр, — предупредил его сэр Найджел. — Как я уже говорил, эта леди недоступна.

Эштон осушил свой бокал, и губы его дрогнули в смешливой улыбке.

— Ах, сэр Найджел, — сказал он, — на вашем месте я не стал бы биться об заклад.

Глава 13

Человек, которого называли Крысоловом, выглядел весьма неуместно в элегантно меблированном небольшом городском особняке, который был предоставлен в его полное распоряжение на время всего пребывания в Сиднее. И дело было совсем не в том, что он не привык к такой роскоши. Действительно, несколько лет он прожил в дебрях Тасмании в обстановке, намного более спартанской, чем эта, но родился он в богатой и знатной семье и знал толк в комфорте. Однако сэр Найджел заметил некоторое скрытое презрение этого человека к окружавшей его сейчас роскоши.

Крысолов расположился в самом неудобном из всех находившихся в комнате кресел — с прямой спинкой, прямыми ножками и без подлокотников. На это можно было бы не обратить внимания, если бы не то обстоятельство, что это вынуждало его гостя усесться во второе столь же неудобное кресло. Сам Крысолов — такой же угловатый, как и его мебель, — был одет во все черное, не считая безупречно белого галстука, и как две капли воды был похож на фанатичного кальвиниста.

Более того, хотя время приближалось к четырем часам, гостю не было предложено закусить, за исключением жидкого чая в оловянных кружках и крошечных сухариков. Умеренность сэр Найджел мог бы понять, но моральных фанатиков не выносил. Такое возмутительное отношение к визитеру можно было расценивать как откровенное негостеприимство. Не прошло и пяти минут, как раздраженный сэр Найджел стал искать предлог, чтобы закончить разговор и уйти.

Судя по всему, хозяину тоже хотелось поскорее отделаться от него, потому он сразу же перешел к делу.

— Итак, сэр Найджел, я сразу понял, что волна беспорядков, прокатившаяся по городу, носит организованный характер. Каторжники едва ли способны своими силами разработать и успешно осуществить планы побегов. Этим несчастным кто-то помогает, организует их, снабжает средствами и пищей, укрывает их в надежном месте и выводит за черту города.

— Поразительно, — пробормотал сэр Найджел, вежливо ставя кружку безвкусного чая на ближайший столик. — Я и не думал, что вы достигли таких результатов всего лишь за какие-то две недели.

Крысолов неопределенно помахал рукой:

— Не нужно быть гением, чтобы понять, что у самих каторжников ума не хватит осуществить подобный план. Нет, корень проблемы следует искать в другом месте — среди людей богатых, с положением, образованных, возможно даже, среди аристократии… — Его холодные глаза в упор уставились на сэра Найджела. — А возможно, и в правительственных кругах.

Сэр Найджел даже заерзал в своем неудобном кресле.

— Этого не может быть, сэр. Как можно предположить, что кто-то из моих знакомых… нет, это абсурд! Ни один англичанин не сделает этого!

Крысолов презрительно скривил губы.

— Всякие бывают англичане, сэр Найджел.

Сэр Найджел помолчал, чтобы переварить сказанное, но слова оставили неприятный осадок. Он потянулся было снова за чаем, но передумал. Лоб его озабоченно нахмурился: новость была чрезвычайно неприятная, он даже не знал, как преподнести ее губернатору. Однако если это окажется правдой и ему удастся разоблачить предателя, окопавшегося в их рядах, его будущее положение при губернаторе можно считать обеспеченным. Ситуация может принести даже большую пользу, чем он предполагал.

И все же… Он покачал головой и с сомнением произнес:

— Трудно представить себе, что я мог ужинать с предателем… что ему мог доверять сам губернатор…

— Не раз случалось, что глав государств обманывали. Но будьте уверены, дни предателя сочтены. Мне уже приходилось сталкиваться с такими, как он, и я не намерен позволить ему ускользнуть.

Сэр Найджел кивнул, старательно подавив возникшее отвращение. Крысолов славился своими зверскими расправами с нарушителями закона, и о его методах людям деликатным и чувствительным лучше было не вспоминать.

— У вас есть какой-нибудь план, милорд? — Крысолов медленно кивнул:

— Разумеется. Один из моих людей сыграет роль каторжника, замышляющего побег. Мы будем следить за ним и посмотрим, куда это нас приведет. Я уверен, что мы вскоре обнаружим источник этой проблемы.

Сэр Найджел зябко поежился. При виде того, как прищурились холодные глаза его собеседника в предвкушении победы, у сэра Найджела вспотели ладони. «Прозвище Крысолов очень подходит этому человеку, — подумал сэр Найджел, — он действительно напоминает голодного кота». Пробыв всего несколько минут в его присутствии, сэр Найджел уже благодарил судьбу за то, что находится не по другую сторону воображаемой мышиной норки.

— Ну что ж, — сказал он, — эта новость вселяет надежду, и я буду рад немедленно довести ее до сведения губернатора. И тем не менее, — не удержавшись, добавил он, — мне не верится, что этот ваш шпион приведет вас к кому-нибудь из нашего окружения.

На губах Крысолова снова появилась недобрая холодная улыбка.

— Поживем — увидим, — сказал он.

34
{"b":"4740","o":1}