ЛитМир - Электронная Библиотека

Эш снова усмехнулся:

— Это тоже у меня как-то не укладывается в голове. — Сэр Найджел откашлялся.

— Вот встретитесь — и все встанет на свои места, я в этом не сомневаюсь, — сказал он. — А пока я хотел бы обсудить с вами один весьма деликатный вопрос.

Эш обрадовался тому, что можно сменить тему, потому что с тех пор как он узнал, что Уинстон в Сиднее и хочет встретиться с ним ему было не по себе.

А сэр Найджел продолжал:

— Я думаю, вы догадываетесь, что меня тревожит, и надеюсь, извините меня за смелость, но, поскольку ваш отец сейчас далеко, я счел своим долгом заменить его и кое-что вам посоветовать.

Эш чуть не расхохотался. Он отлично знал, о чем собирается говорить сэр Найджел, но совсем не боялся этого разговора, а, напротив, даже ждал его. Эш, стараясь не показать, что ситуация его забавляет, отхлебнул глоток хереса, но глаза его искрились от сдерживаемого смеха.

— Вы; конечно, знаете, сэр Найджел, — вежливо напомнил он, — мой отец едва ли имеет право судить о нравственности моих поступков — впрочем, как и любой другой человек.

— Понимаю, — сказал сэр Найджел, глядя ему прямо в глаза, — но вашему батюшке никогда не изменял хороший вкус: он выбирал любовниц из своей среды и всегда соблюдал осторожность.

Слова «из своей среды» по непонятной причине вызвали у Эша раздражение. Ему не хотелось углубляться в этот вопрос, поэтому он просто пожал плечами и сказал:

— Мы в Сиднее, а не в Лондоне.

— Вот именно, — согласился сэр Найджел. — Как новоприбывшему, вам простительно не знать некоторых наших обычаев, но поверьте, мой мальчик, мы здесь более осторожны и строже соблюдаем правила поведения, чем привыкла молодежь вашего круга. Нам приходится это делать, понимаете? Наш долг — служить примером этим дикарям, защищать наше наследие и насаждать цивилизацию на этом континенте. — Но именно в тот момент, когда разговор стал принимать интересное философское направление, сэр Найджел махнул рукой и перешел к сути дела. — Возьмем эту историю с Мадди Берне — наверняка такой умный молодой человек, как вы, и сам понимает, насколько она неприлична. В городе только и разговоров об этом: целый фургон орхидей вчера, изготовленные вручную шоколадные конфеты позавчера, перчатки с монограммой…

Такие поступки не могут пройти незамеченными в нашем маленьком городе, и, уверяю вас, языки работают вовсю. Эш лишь улыбнулся.

— Пусть их работают. Я не подотчетен ни жене, ни матери, не связан клятвой, и если кумушкам Сиднея нравится судачить о моих делах, то я рад доставить им такое удовольствие.

Сэр Найджел вздохнул и нахмурил лоб, теряя терпение.

— Ладно, пусть будет так, но вы не понимаете, как все это отражается на вас. Я могу понять ваше увлечение этой девушкой. Она настоящая красавица — с этим никто не спорит, — редко встретишь такую в подобном захолустье, но зачем терять голову?

Эш, устроившись поудобнее и потягивая херес, наслаждался растерянностью своего приятеля, а еще больше наслаждался возможностью поговорить о Мадди.

— Все это так, но разве вы не видите, что Мадди Берне не просто красавица. В ней есть нечто такое…

Он помедлил и задумался, чуть наморщив лоб. Он понимал, что сэра Найджела ничуть не интересуют его чувства, тем не менее хотел воспользоваться случаем, чтобы попытаться выразить их словами.

— В ней есть нечто особенное… что напоминает мне о безвозвратно прошедшей юности, о забытых мечтах. Возможно, она просто заставляет меня вспомнить, каким я должен быть. — Голос у него стал мягче, и он понял, что позволил себе углубиться в воспоминания дальше, чем намеревался. Он передернул плечами и отхлебнул хереса. — В любом случае если бы я по складу своего характера был склонен отступать перед трудностями, то я, несомненно, выбрал бы себе другую работу. А завоевание Мадди Берне — это такая интересная проблема, каких у меня давно не было.

— Уж лучше бы вы искали свои проблемы в лесах и горах, где вам это удается блестяще.

Эш притворился оскорбленным.

— Сэр Найджел, вы меня обижаете! Неужели вам кажется, что мне не хватит умения осуществить чисто мужские завоевания? Не забудьте, кстати, что я семь лет провел в диких лесах. Неужели я не заслужил того, чтобы немного развлечься?

Сэр Найджел нахмурил брови.

— И все-таки не следует выставлять себя на посмешище, бегая за девчонкой из таверны, не так ли?

— Она не девчонка из таверны, — резко произнес Эш и, сразу же пожалев о своей несдержанности, спокойно добавил: — Она респектабельная деловая женщина с незапятнанной репутацией.

Сэр Найджел одним глотком допил свой херес.

— Вам хорошо известно, что респектабельных деловых женщин не бывает. Да и не об этом речь. В этом городе перед вами открываются блестящие возможности, а вы, мой мальчик, их упускаете. Нет, я ничего не имею против того, чтобы мужчина завел любовницу — это часто делается, но без лишнего шума. И если бы вам удалось уложить Мадди Берне в постель, я бы первый поздравил вас. Но зачем делать это на виду у всех, пренебрегая общественным мнением? Тем более что эта девушка, судя по всему, не поощряет ваши ухаживания? А в итоге вся эта чепуха оскорбляет каждую молодую мисс из хорошей семьи в этом городе, и если вы не возьметесь за ум, то навсегда лишитесь шанса удачно жениться, потому что, как я уже говорил, здешние матроны проявляют гораздо меньше терпимости, чем можно было бы ожидать. Я понимаю, что вы делали это, не подумав, но отнеситесь к моим словам, как отнеслись бы к словам своего батюшки, Эштон, потому что я возлагаю на вас большие надежды и боюсь лишь, что долгое пребывание среди варваров в Америке сильно повлияло на вашу способность правильно оценивать свои поступки.

Эш допил херес и ответил:

— Возможно, вы правы, потому что не далее как сегодня утром я, забыв правила приличия, отправил мисс Берне приглашение провести со мной праздники в Роузвуде.

Эш с удовлетворением заметил искреннее удивление на лице пожилого джентльмена.

— Но вы, конечно, не надеетесь, что она примет приглашение? — пробормотал он.

Эш мысленно усмехнулся. Нет, он не надеялся, что она примет приглашение, и знал, что она это понимает. Но кто знает? Возможно, Мадди Берне просто никогда не приходилось сталкиваться с настойчивостью и он еще окажется победителем?

— Там видно будет, — сказал в ответ Эш и, непринужденно поднявшись с кресла, взглянул на циферблат карманных часов. — Если мы не хотим опоздать, то нам, пожалуй, пора.

Мгновение помедлив, поднялся и сэр Найджел, все еще выглядевший весьма озабоченным. Они направились в фойе, но возле двери он остановился и, заглянув в глаза Эштону, сказал:

— Каковы ваши намерения в отношении этой женщины? Вы просто решили поухаживать за ней, а?

Эштон ответил не сразу. Помолчав, он улыбнулся и открыл дверь, пропуская старого джентльмена.

— Ну конечно, — небрежно ответил он. — А что же еще?

Глава 15

Жара, пахнувшая на них с улицы, была подобна струе горячего пара, вырвавшейся из кипящего чайника, с которого сняли крышку; тем не менее когда Эштон и сэр Найджел подъехали, перед колесной мастерской собралась толпа народа. Эштон медленно вылез из экипажа, внимательно глядя на худощавого светловолосого мужчину в черном, направлявшегося к ним. Сперва Эша несколько озадачил шрам на лице человека, но ошибки быть не могло: это было все то же моложавое, ангельски красивое лицо, все те же бегающие зеленые глаза, те же тщательно причесанные волосы пшеничного цвета. Фигура его была подтянутой, чего не наблюдалось раньше, и держался он теперь очень уверенно, но в остальном изменился мало. Это, несомненно, был Гидеон Финчли, граф Уинстон.

— Сэр Найджел, — сказал Уинстон, — извините, что я пригласил вас сюда в такое неподходящее время дня, но я подумал, что вы захотите присутствовать лично.

— Да, конечно, только объясните, пожалуйста, при чем я захочу присутствовать?

Уинстон обернулся к Эшу и протянул ему руку.

39
{"b":"4740","o":1}