ЛитМир - Электронная Библиотека

Энджел изо всех сил старалась скрыть охвативший ее благоговейный трепет, но это далось ей непросто.

«Так вот как путешествуют богатые», — думала она. Ни сломанных колес повозки, ни ковыляния по колено в грязи, чтобы задобрить упрямого мула, ни ломоты в спине, ушибленного зада и мозолей на пальцах от управления упряжкой лошадей по дорогам, изрытым ухабами. Внезапно она перестала ощущать висящий на ее груди крест, как наковальню; она почувствовала его приятное тепло на своей коже — тепло, которое ее почти жгло. Это ее билет в другой мир. Еще несколько дней — и она станет богатой, одной из них. Когда они будут ехать в карете, ей больше не придется укрывать ноги Джереми одеялами, чтобы уберечь его от утренней прохлады. Они больше никогда не будут съеживаться под протекающей крышей повозки и выжидать, когда закончится буря. Вот это та жизнь, для которой она была рождена, мир избранных, о котором она слишком мало знала, чтобы мечтать о нем. Теперь, когда этот мир находился в пределах досягаемости, ее голова кружилась от предвкушения счастья.

Когда Джереми расположился в кресле у окна, Адам предложил ей осмотреть поезд.

Энджел не хотела соглашаться, ей не нравилось, когда его лицо принимало такое же покорное выражение, как у папаши, потворствующего капризам избалованного ребенка. Но она знала: он не допустит, чтобы она гуляла по поезду одна после того нападения бандитов, когда они ехали в Денвер. А ей и правда очень хотелось осмотреть поезд. Поэтому она равнодушно кивнула в знак согласия и вышла в коридор. Он предложил ей руку, и Энджел, наблюдая, как другие дамы в шляпках с перьями опирались на руку сопровождавших их мужчин, положила руку на его локоть. Она чувствовала себя собакой на привязи, но через некоторое время из-за охватившего ее возбуждения обо всем забыла.

Адам провел ее через спальные вагоны, спальные полки в которых располагались в виде двойных рядов по обеим сторонам коридора. Каждая постель была отгорожена занавеской, так чтобы можно было переодеться без посторонних глаз; один вагон был предназначен для женщин, другой — для мужчин. Энджел никогда и не предполагала, что в поезде могут быть кровати, и такое расположение постелей показалось ей верхом изобретательности. Там еще была туалетная комната с раковиной, зеркалом, комодом и краном с водой — Энджел слышала об изысканных отелях с подобными удобствами, но никогда, конечно же, в них не бывала.

Однако Адаму, по-видимому, ничего здесь не казалось необычным, и она воздержалась от комментариев.

В поезде был еще вагон для курения, где стояли красные бархатные шезлонги и медные плевательницы — там уже сидели мужчины, громко разговаривая и наполняя воздух едким синим дымом толстых сигар. Когда она проходила мимо, разговоры смолкли, и они проводили ее взглядами.

Это не беспокоило Энджел, она привыкла к тому, что мужчины всегда на нее смотрят. Что ей действительно показалось непривычным, так это то, что в то время, когда они на нее смотрели, ее сопровождал другой мужчина, и она чувствовала, как под ее пальцами у Адама напрягаются мышцы. Он как будто стал выше ростом, и его походка стала более неспешной, даже медленной, так что Энджел пришлось подвинуться к нему поближе. Сначала это ее раздражало, но, взглянув на него, она смутилась. Его взгляд был спокойным и уверенным, линия рта волевая, его поза… собственническая. Нельзя было найти более подходящего слова. Другие мужчины поняли это и отвели от нее взгляд или вежливо кивали, широким жестом поднимая шляпы, или гасили сигары, когда она проходила мимо. Это дало ей возможность почувствовать себя женщиной. Почти королевой. Когда она шла под руку с Адамом Вудом, мужчины смотрели на нее не просто как на красивую женщину, приятную для глаза, а как на настоящую леди. Ей было незнакомо это ощущение, и оно ей понравилось.

По вагонам прогуливались другие пассажиры, и Энджел поймала себя на мысли, что она подражает изысканно одетым дамам держать голову и семенить ногами. Ей хотелось бегать из вагона в вагон, дотрагиваться до разных предметов и громко кричать, запрокинув голову, чтобы увидеть ослепительные огни стеклянных люстр, рассмотреть узоры обивки стен… но она не удержалась от приглушенного возгласа восторга только один раз и это случилось, когда они пришли в вагон-ресторан.

Он был таким же большим и величественным, как внутреннее помещение церкви, с узорчатыми тканями на стенах и потолком, изготовленным из разных пород дерева, собранных в причудливом узоре, центр которого оказался как раз в середине потолка. Ковер был еще толще и пышнее, чем в вагоне-салоне, где у них были места, и по цвету напоминал блестящее золото. Вход и выход из ресторана закрывали бархатные портьеры. В одном конце вагона стояла большая изогнутая стойка, на которой красовался роскошный чайный сервиз из серебра. Столики и низкие мягкие стулья были расставлены группами. Пахло мебельным лаком и воском для свечей.

— А это для чего? — тихо спросила она, слегка проведя пальцами по тщательно отполированной стойке.

— Наверное, здесь играют в карты, пьют, разговаривают! После обеда пьют чай, — невозмутимо ответил Адам.

Она взглянула на него внимательно:

— Наверное? Вы говорили, что часто ездили в поездах.

— Но не в таких роскошных, как этот, — заметил он. — Я даже не могу сказать, что многие из тех отелей, где я останавливался, были столь же высокого класса, как этот поезд.

Энджел самодовольно улыбнулась и почувствовала себя немного увереннее. После этих слов она уже не так сильно старалась сдерживать свой восторг и донимала Адама бесконечными вопросами.

Он не знал, сколько продлится поездка, но предполагал, что меньше недели. Разумеется, по пути они будут останавливаться, но не на всю ночь. Нет, не нужно доплачивать, чтобы иметь возможность обедать в вагоне-ресторане, где столики покрыты белыми скатертями и украшены вазочками с цветами или свечами, но когда он сообщил ей, что меню состоит из более чем двадцати блюд, она не поверила.

В конце поезда располагался обзорный вагон с окнами из зеркального стекла, для удобства пассажиров здесь были поставлены кресла, диваны и маленькие столики. Когда поезд отъехал от станции, они как раз находились там. В этом вагоне собралось очень много пассажиров, они приветливо махали друзьям и родственникам, бросая последний взгляд на город, который оставляли, может даже, навсегда.

К вагону примыкала площадка для обозрения, также меблированная столами и стульями. Некоторые пассажиры пожелали рискнуть своими модными дорожными нарядами и подвергнуть их воздействию сажи, выбрасываемой паровозом, поэтому эта площадка была почти пуста. Ни на кого не обращая внимания, Энджел протиснулась сквозь толпу в обзорном вагоне и открыла дверь на площадку.

По мере того как поезд набирал скорость и тряска превратилась в равномерное покачивание вагонов, шум и грязь Денвера оставались позади. Скалистая сельская местность проносилась мимо с обеих сторон, солнце светило ей в лицо, ветер развевал черные волосы. Непреодолимое веселье охватило ее — свобода пахла солнцем, ветром и углем. Разве жизнь может быть такой прекрасной?

До Калифорнии всего тысяча миль, сейчас они находятся в свободной стране, и никто не остановит их бег. А в конце путешествия их ожидает рай. Богатство. Дом с несколькими сотнями окон, и столько солнца, что Джереми никогда больше не будет мерзнуть. Ее ждут шелковые платья, мягкие кожаные ботинки, настоящие перьевые матрасы. Стол, который никогда не будет пустым. Всю жизнь Джереми повторял ей:

— Проси, и ты получишь.

Она долго ждала и просила, и теперь пришел ее черед.

Теперь она получит.

Состав проехал поворот, и ее взору открылась волнующая панорама взмывающих ввысь Скалистых гор. Огромные и суровые, издали они казались голубыми, их вершины были покрыты снегом, а вид гор был столь величественным, что у нее захватило дыхание.

— Это стоит увидеть, правда? — Адам невольно озвучил ее мысли, и она, вздрогнув, посмотрела на него. Она почти забыла о нем.

17
{"b":"4741","o":1}