ЛитМир - Электронная Библиотека

Красный Глаз пожал плечами:

— Как вам будет угодно. Должен сказать, что обычно я не имею дел с предметами такой низкой стоимости, но поскольку это изделие Сейерза… — Он опять пожал плечами и подтолкнул крест к Кейси. — Вы сможете без проблем продать его сами. Удачи, джентльмены!

Кейси уже схватился за револьвер, но когда китаец отбросил от себя крест, он замер. Он не мог в это поверить.

Китаец даже не хотел его брать! Он предложил им за него десять долларов, и это могло быть надувательством, но теперь он вообще не хочет его брать. Что-то здесь не так. Здесь что-то не сходится.

— Что, черт возьми, происходит? — прорычал Кейси. — Вы сказали, что он хороший. Что тот, кто его изготовил, — лучший мастер в ювелирном деле.

— Так и есть, — заверил его Красный Глаз. — Мистер Сейерз — прекрасный ювелир, пользующийся огромным спросом, особенно среди богатых американских дам, которые очень не хотели бы, чтобы их драгоценности похитили. Он делает такие превосходные копии, что только эксперт может заметить подделку. Он очень гордится своими работами. Может так случиться, что он захочет выкупить его у вас обратно, — предложил он услужливо.

Слово засело у Кейси в голове: «подделка»! Однако он все еще не мог связать одно с другим. Он по-прежнему ничего не понимал.

Дженкс, оставивший свой наблюдательный пост у двери, внимательно слушал их разговор. Наконец он тихо проговорил:

— На нем лежит проклятие. Я же говорил тебе, что он проклят.

Если бы он стоял к нему поближе, Кейси, вероятно, ударил бы его, но сейчас у него не было на это времени. Он очень старался сосредоточиться, чтобы понять то, что говорил китаец. Это было все равно что пытаться собрать из кусочков разбитое оконное стекло.

— О чем, черт возьми, вы говорите? — свирепо вопрошал он. — Эта штука не из городского магазина, она… не важно, откуда она! И даже если бы она и была из магазина, я знаю, сколько стоит серебро. Уж точно не двадцать пять долларов. Вещь такого размера не может так дешево стоить!

— Ax, — тихо вздохнул Красный Глаз, и Кейси впервые увидел его улыбку. Впрочем, она не украсила его лица.

Китаец взял маленький молоточек с резиновым наконечником и подвинул крест. Прежде чем Кейси успел остановить его или спросить, что он собирается делать, Льюис с размаху ударил молоточком по кресту.

Онемев от ужаса, Кейси смотрел, как китаец выбил один из рубинов из гнезда, и он покатился по столу. Упав на пол, он разбился, словно… стекло. Кейси заставил себя снова перевести взгляд на крест, но не мог поверить тому, что увидел. Молоточек с резиновым наконечником оставлял на серебре вмятины, также как брошенный камень оставляет вмятины на оловянной консервной банке.

Точно так же.

— О Господи всемогущий, — пробормотал Дженкс. — Это подделка. Он с самого начала был подделкой.

Олово. Олово и стекло. После всего, через что им пришлось пройти, они получили подделку. Поездка через полстраны, убийство компаньона, сломанная рука, размягчение мозгов у Дженкса — все это ради куска олова и стекла!

Кейси захотелось немедленно кого-нибудь убить. Не важно кого, но у него перед глазами плясали кровавые огоньки, и никогда еще ему так сильно не хотелось кого-то убить.

Ближе всех и доступнее оказался китаец, и с грозным нечленораздельным ревом Кейси бросился к нему. Словно по волшебству, в руке китайца появился длинный острый кинжал.

— Думаю, наше дело на этом завершено, — сказал он спокойно. Он больше не улыбался.

Кровавые огоньки звериной ярости по-прежнему прыгали у Кейси перед глазами, и он повернулся к Дженксу, ища у того поддержки. Дженкс стоял, небрежно опустив револьвер, и широко улыбался.

— Это подделка! — заявил он так, будто это была самая славная новость за всю его жизнь. — Он не был проклят, никогда не был, потому что все это время он был фальшивкой!

— Заткнись, слюнявый идиот! — рявкнул Кейси. — Это тот ковбой, который украл его у нас, подсунул нам эту подделку! Я убью его, даже если мне придется объехать полземли, чтобы его найти. Я убью его! Никто не посмеет одурачить меня и удрать, слышишь? Он мертвец! — Он грубо толкнул Дженкса в плечо:

— Пошли отсюда. Нам предстоит трудная работа.

Блаженная радость быстро исчезла с лица Дженкса.

— Ты собираешься разыскивать крест, Кейс? Ты снова собираешься отправиться на его поиски?

— Да, черт возьми, собираюсь, и я собираюсь его заполучить! Но сначала я утоплю того ковбоя в его собственной крови.

Он шагнул за занавеску и сделал три больших шага, прежде чем осознал, что Дженкс не идет за ним. Он повернулся:

— Что с тобой? Пошли отсюда!

Дженкс проглотил комок в горле. Его лицо было бледным и мокрым от пота, а в глазах была пустота.

— Я не поеду, Кейс. Я не хочу больше связываться с этим крестом.

Кейси подумал: «Надо его пристрелить на месте, так, как пристреливают лошадь, сломавшую ногу, или брехливого пса». Но как раз в этот момент все часы, находившиеся в комнате, вдруг заскрипели, заскрежетали, забили и зазвонили — все вместе, но не все разом. От этого любой человек, даже будучи в лучшей форме, чем Кейси, потерял бы на время контроль над собой. Он выхватил револьвер и палил из него до тех пор, пока в барабане не кончились патроны, но меткость, когда он стрелял здоровой левой рукой, его подвела, и пули угодили только в два часовых механизма. В Дженкса он не попал.

Он засунул револьвер в кобуру и толкнул дверь. Звон всех этих часов громом звучал у него в ушах. Дженкс тупо смотрел ему вслед и, потрясенный случившимся, стоял как идиот. Ну и путь стоит, решил Кейси, от Дженкса все равно мало толку, и когда разум вернулся к нему, он подумал, что без Дженкса справится лучше.

Часы еще долго били, и еще дольше Дженкс стоял не двигаясь, а затем, облегченно вздохнув, оглянулся на китайца, который все так же невозмутимо сидел за столом. Он подошел к нему немного неуверенно и поднял крест, вертя его в руке. Дженкс посмотрел на китайца.

— Пять долларов? — спросил он.

Красный Глаз улыбнулся и достал коробочку с чеками.

Дженкс вышел из магазина с таким чувством, как будто только что заключил самую удачную сделку в своей жизни.

Глава 16

Во времена «золотой лихорадки», когда сотни тысяч мужчин и женщин ринулись в Сьерра-Неваду в поисках золота, Орион был быстро растущим шумным городом. На западном склоне Великих гор в уродливом изобилии возникали ночные заведения, гостиницы, платные конюшни, публичные дома и бары.

Но теперь «золотая лихорадка» осталась в далеком прошлом, и Орион начал хиреть. От его былого процветания почти ничего не осталось. Он представлял собой жалкое зрелище: вдоль железнодорожных путей стояло нескольких тесно жавшихся друг к другу обшарпанных зданий, по улицам носилась трава перекати-поле. У жителей города — тех немногих, которые там еще жили, — был тусклый взгляд и безнадежный вид, как будто единственное, что еще привязывало их к умирающему городу, было отсутствие у них сил, чтобы отправиться в другое место. Иногда еще можно было встретить какого-нибудь горняка, упорно промывающего золотоносный песок высоко в горах, отказывавшегося верить в то, что шахты, бывшие когда-то плодоносными, с течением времени выработались и исчерпали себя. То и дело в городе мелькали лесорубы, собирающие для себя снаряжение, перед тем как отправиться в край сосен, елей и секвой. Там шлялись бродяги, некоторые из них скрывались от правосудия. Другие просто прятались здесь.

Вот уже сорок лет Чарли О'Нил владел платной конюшней и магазином тканей в Орионе. И кого только он здесь не повидал! Он наблюдал за тем, как люди приезжали и уезжали, с абсолютным равнодушием. Это равнодушие было вызвано тем, что приезжали они или нет, сам он все равно останется здесь, привязанный к этому медленно разрушающемуся городу до самой своей смерти.

Но молодые люди, которые сошли с поезда в то утро, не были похожи ни на горняков, ни на бродяг, ни на лесорубов: Как и большинство приезжавших, они направились прямо в его магазин, чтобы подготовиться к предстоявшему походу в горы. Эта парочка вызвала его любопытство.

53
{"b":"4741","o":1}