ЛитМир - Электронная Библиотека

Густые рыжие брови Большого Джима нависли над глазами, он сделал несколько решительных шагов в направлении Джоша.

– Ты слишком много говоришь, малыш, – меряя Джоша тяжелым взглядом, произнес Джим. – И это не единственное, что мне в тебе не нравится.

Джош спокойно взглянул в глаза Джиму, затем сделал очередной стежок.

– Что ж, возможно. Но я пришел к выводу, что вы мне тоже не особо нравитесь.

Большой Джим угрожающе придвинулся, его руки сжались в кулаки.

– И у тебя есть какие-то планы?.. Джош даже не удосужился поднять голову.

– Об этом я непременно подумаю, но только чуть позже.

Карточная игра была в разгаре, один продолжал чистить свои сапоги, другой подошел к плите, чтобы налить себе чашку кофе. Похоже, никто не обращал особого внимания на то, что происходит между Большим Джимом и Джошем. Однако Джош понимал, что на самом деле все ждут следующего хода.

Не сводя глаз с Джоша, Джим небрежно произнес:

– Так поторопись, малыш. Сам я над этим ломать голову не собираюсь, просто разберусь с тобой, когда и где захочу. И поглядим, что от тебя останется.

Джим направился к своей койке, а у Джоша не осталось сомнений, что он сдержит свое слово.

Вдруг Джош заметил, что в бараке воцарилась тишина и все глаза устремлены на него. Он тихонько выругался. Конечно, он всегда был готов к такого рода неприятностям, и все же лучше было бы обойтись без них.

Дакота чиркнул спичкой, дружески улыбнулся Джошу и закурил.

– Не поддавайся на провокации Джима, – тихо посоветовал он. – Старина Джим просто забияка, вот и все. – Затушив спичку, Дакота швырнул ее на пол. – Говорят, он сам когда-то был не из последних скотоводов, но его ранчо погибло во время снежной бури в девяносто первом году, А теперь он служит у этой взбалмошной английской леди и раздает тумаки ковбоям. С ним лучше не связываться, но если ты не будешь ему докучать, он оставит тебя в покое. – Дакота затянулся. – А что касается мисс Анны, то она вообще-то не злая, но, по-моему, у нее мозги слегка набекрень. В общем, работать здесь можно, если только не выпендриваться и не задираться.

Ковбой, сидевший напротив Джоша, отложил начищенные сапоги и подозрительно поинтересовался:

– Где ты взял такую хорошую куртку? Здесь таких не увидишь.

– Мне сшила ее одна индианка.

– Да и лошадь отличная, – заметил кто-то. – Давно она у тебя?

По неписаным законам было не принято вот так в лоб расспрашивать новичка, кто он и откуда. Обычно прибывшие сюда не любили подобные вопросы, ведь им было что скрывать. Однако в данном случае любопытство казалось вполне естественным: слишком уж дорогая была у новичка лошадь, да и одежда необычная. Джошу не хотелось обижать ковбоев, но и поощрять их любопытство он тоже не собирался, поэтому коротко бросил:

– Это скаковая лошадь.

– И многих она обошла?

– Да было дело.

Убедившись, что много из Джоша не вытянешь, ковбои вернулись к своим делам. Дакота, наблюдавший за всем этим с ленивым интересом, сказал:

– Они еще попортят тебе кровь своими вопросами, но это вполне понятно. Держись возле меня. Если хочешь, с удовольствием научу тебя обращаться с лассо.

На губах Джоша промелькнула легкая усмешка.

– Спасибо, – пробормотал он, сделал последний стежок, завязал узел и принялся складывать куртку.

Тут дверь распахнулась, и звон шпор возвестил о прибытии еще одного обитателя жилища ковбоев. Вошедший пересек комнату по диагонали и остановился прямо перед Джошем.

– Черт побери, ты кто такой? – слово в слово повторил он приветствие Большого Джима.

Вошедший отличался маленьким ростом, сальными темными волосами и, похоже, не менее чем трехдневной щетиной на подбородке. В нем ощущалась агрессивность, видимо, вообще присущая низкорослым людям. На Джоша смотрели налитые кровью глаза, и он почувствовал явственный запах ржаного виски. Джош заметил, что работники оживились еще больше, чем во время его стычки с Большим Джимом.

Дакота заговорил, как обычно, небрежно и насмешливо, стараясь разрядить возникшее напряжение:

– Эй, Гил, ты что, не узнаешь его? Это же тот парень, который сегодня днем гнался за автомобилем и загнал его в ручей. Ты должен помнить, ты же чуть ли не час наблюдал за ним!

Гил сурово взглянул на Дакоту, но когда перевел глаза на Джоша, взгляд его уже несколько смягчился.

– Мне наплевать, кто он такой, он сидит на моей койке.

– С каких это пор она стала твоей? – удивился Дакота.

– Послушай, Гил, – вмешался кто-то из ковбоев, – эта койка пустует с тех пор, как уволили старого Сойера. Какого черта ты теперь заявляешь свои права на нее?

Большой Джим молча наблюдал за происходящим.

Гил стоял перед Джошем, сжимая и разжимая кулаки, в то время как Джош спокойно разглядывал его. И тут Гил без всякого предупреждения смахнул на пол седельные сумки Джоша.

“Кольт” Джоша, словно он был живой, моментально прыгнул в его ладонь. Гил застыл, во взгляде его сквозило недоумение. Загремели стулья, это ковбои убирались с линии огня.

– Подними, – тихо промолвил Джош.

Гил ухватил пальцами сумки и вернул их на койку. Затем медленно выпрямился.

Мускулы Джоша расслабились, он осторожно спустил курок, но не убрал с него палец. Губы его скривились в усмешке, но взгляд оставался твердым.

– Вы, техасцы, меня удивляете, – небрежно бросил Джош. – Там, откуда я приехал, более уважительно относятся к чужой собственности. – И он лениво облокотился о стену, а рука его все еще продолжала сжимать оружие. – А теперь поговорим насчет этой койки, – спокойно продолжил он. – Мне понятно твое желание занять ее, наверное, это очень хорошая койка, она мне и самому нравится. Поэтому предлагаю тебе вот что: поскольку ты уже здесь давно, а я новичок, то я буду платить тебе за пользование койкой двадцать центов в неделю. Как вы считаете, парни, это справедливо? – Джош обращался ко всем присутствующим, но тем не менее не сводил глаз с Гила. – Но ни центом больше: ведь мне еще придется купить большой кусок мыла, чтобы вывести блох.

Послышались смешки, а Гил побагровел от ярости. Джош сунул левую руку в карман, вытащил монету и швырнул ее Гилу. Тот машинально поймал.

– Это тебе за неделю вперед, – пояснил Джош. Сверкнув глазами, Гил швырнул монету обратно, она со стуком ударилась в стену. Не сказав больше ни слова, он повернулся, прошел к свободной койке, плюхнулся на нее и уставился в потолок.

Джош чувствовал, что на него устремлены встревоженные взгляды, хотя ковбои снова заговорили между собой. Он сунул “кольт” в кобуру.

– Пожалуй, мне пора проверить, как там моя лошадь, – как бы сам себе сказал Джош.

Дакота затушил сигарету о каблук и тихонько хмыкнул.

– Беру назад свое предложение, – промолвил он. – Может, ты научишь меня пользоваться лассо?

Джош невольно усмехнулся в ответ и направился к двери. Когда он вышел на воздух, в памяти всплыли все события сегодняшнего дня, и Джош уныло покачал головой. “Я приобрел одного друга и двух врагов, – подумал он. – Не так уж плохо за полчаса”.

Они остановились в тени ивы, и Стивен поцеловал ее. Анна легонько оттолкнула его и подняла голову.

– Уже поздно, Стивен, – мягко промолвила она. – Мне пора домой.

Но вместо того чтобы отойти на почтительное расстояние, как он это обычно делал, Стивен, к удивлению Анны, прижал ее к себе, уткнулся лицом в ее волосы и глубоко вздохнул.

– Ах, Анна, – прошептал он, – ну сколько же еще это может продолжаться? Вы же знаете, как я хочу жениться на вас! И тогда вам не надо будет бороться со своими проблемами в одиночку…

Анна вдруг испугалась и отступила назад, высвобождаясь из объятий Стивена.

– Стивен, прошу вас. – Она положила ладони ему на плечи, пытаясь смягчить свои слова. – Мы уже обсуждали этот вопрос. Вы прекрасный друг, и не надо портить…

Но сегодня вечером Стивена было не так-то легко остановить. Его глаза горели страстью, он стиснул ладони Анны.

12
{"b":"4742","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тёмные времена. Звон вечевого колокола
Dead Space. Катализатор
Дар Дьявола
Украйна. А была ли Украина?
В ожидании Божанглза
Двойная жизнь Алисы
Резервация
Любовь, опрокинувшая троны