ЛитМир - Электронная Библиотека

Но Стивен не поддержал ее насмешливый тон.

– В нем есть что-то подозрительное, – продолжал он, – возможно, даже что-то опасное.

Анна улыбнулась:

– Да? Тогда надо будет не забыть запереть столовое серебро.

И все же слова Стивена вселили в нее сомнение. Одно дело – иметь собственные подозрения по поводу Джоша Коулмана и совсем иное – услышать свои мысли, высказанные чужими устами. Возразить Анне было нечего.

Стивен нахмурился:

– Анна, в этом нет ничего смешного. Порядочный человек не стал бы в моем присутствии делать подобные намеки. На вас, Анна, это совсем не похоже, вам не следует терпеть такое поведение, да и его самого. Наверное, вы просто не сориентировались в ситуации.

Стивен сказал чистую правду, и это отозвалось болью в душе Анны. Да что же с ней такое? Этот человек приехал на ворованной лошади, назвался чужим именем, отказался рассказать, кто он такой и откуда, а она защищает его, как будто его послал сам Господь Бог! Обычно она была более осмотрительна и разумна.

Однако Анна прямо взглянула Стивену в глаза и холодно произнесла:

– Благодарю за заботу, Стивен, но могу вас уверить, что вполне владею ситуацией. А теперь прошу извинить меня…

Когда Анна вернулась к Эймосу Райту, ей стало стыдно за свою ложь. Ведь она-то понимала, что ситуация вышла из-под ее контроля.

Бригада бурильщиков, которую Анна пригласила из Пенсильвании, была одной из лучших в своем деле… и одной из самых дорогих. Работа началась в начале лета, и сейчас они уже пробурили три скважины. Из первой после долгих мучений, связанных с зыбучими песками и толстым слоем ила – подобные проблемы встречались при бурении любой скважины в Техасе, – пока качали только воду. Вторая скважина, в ходе бурения которой произошел взрыв газа, снесший буровую вышку, показалась более перспективной. Однако через месяц, после еще нескольких подобных случаев, Анна была вынуждена дать указание остановить работы на этой площадке и перейти в другое место. Однако и третья скважина оказалась такой же пустышкой, как и две первые.

Анна добралась верхом до третьей скважины только после обеда. Бригадира бурильщиков звали Чанс – еще в самом начале их знакомства Анна подумала, что у него удачное имя[6], – когда на площадку приехала Анна, он трудился у парового котла.

При ее приближении Чанс отложил инструменты и направился навстречу по покрытой грязью площадке. Анна знала, что Чанс считает ее визиты нежелательным вмешательством женщины в мужские дела, он всегда чувствовал себя очень неловко в ее присутствии. Но Анна платила ему жалованье, поэтому Чанс заставлял себя быть любезным с ней.

Чанс снял свою перепачканную шляпу и прищурился. От пояса до кончиков сапог он был заляпан илом, грязь с потеками пота почти целиком скрывала лицо. Одно Анна знала точно: эти люди добросовестно отрабатывали свои деньги, чего, как выяснилось, нельзя было сказать о ее работниках на ранчо.

– Мадам, – обратился к ней Чане, когда Анна остановила лошадь, – а я как раз уже подумывал поехать к вам домой, чтобы поговорить.

Анна могла и не спрашивать, в чем дело. Дурное предчувствие посетило ее еще тогда, когда она садилась на лошадь. Она кивнула в сторону буровой вышки:

– Снова сломалась буровая машина?

– Понимаете, мадам, дело в том, что мы наткнулись на скальную породу. С нашим оборудованием нет смысла пытаться пробиться сквозь нее. Мы уже загубили одну трубу.

Анна вздохнула, стараясь не выдать огорчения. Не следовало обнаруживать перед своим наемным работником, насколько важна для нее удача. Каждый день простоя буровой установки стоил Анне совершенно умопомрачительной суммы. Слишком много было поставлено на карту. При мысли о неудаче в душе зашевелился страх. Нет, это не может так кончиться. Только не в этот раз. Не сейчас.

Анна наклонилась вперед и принялась слегка постукивать стеком по сапогу.

– И как долго буровая установка будет простаивать?

– Ну, это зависит от обстоятельств. Если мы пошлем за новой трубой и запасным долотом, это не займет больше месяца.

– Думаю, это обойдется ужасно дорого? – Голос Анны прозвучал спокойно, почти равнодушно.

– Да, мадам, это так.

Анна устремила невидящий взгляд на буровую вышку. Погода стояла жаркая, шляпа, защищавшая ее лицо от палящего техасского солнца, давила на голову. Она попыталась не думать о том, что ее ждет в случае провала. Ведь на самом деле на карту было поставлено буквально все: ранчо “Три холма”, да и прочее движимое и недвижимое имущество. Анна не могла допустить разорения, не могла потерять ранчо!

Лошадь под ней беспокойно переступала с ноги на ногу, отгоняя хвостом мух, а в голове Анны так же беспокойно и хаотично крутились мысли. “Господи, – подумала она, – разве может полоса неудач длиться вечно?”

Анна снова посмотрела на Чанса:

– А другой выход вы можете предложить?

Чанс нерешительно теребил в руках шляпу, но, когда он поднял глаза на Анну, чувствовалось, что к ответу он готов.

– Мадам, мне не хочется терять работу, но, похоже, дела обстоят не очень хорошо. Я занимаюсь нефтью почти двадцать лет, бывали удачи и в первые дни работы, стоило только начать бурить… да… но бывает, что поиск нефти занимает годы. Я хочу сказать, мадам, что это только начало. Заниматься добычей нефти следует игрокам в покер, которым больше нечего делать со своими деньгами, потому что игра, в которую вы ввязались, очень дорогая.

Анна спокойно встретила взгляд Чанса.

– То есть вы хотите сказать, мистер Чанс, что, по-вашему, на территории ранчо “Три холма” нет нефти?

– Нет, мадам, я вовсе не это имел в виду. Просто этот пласт скальных пород может тянуться под большей частью долины, а чтобы пробиться сквозь него, потребуется много времени и денег. У вас прекрасное ранчо, так зачем вам искать нефть, которой здесь может и не оказаться? – задал Чанс резонный вопрос. – Ведь все знают, что техасские нефтяные месторождения не идут ни в какое сравнение с месторождениями на востоке.

Анна понимала, что Чанс вовсе не хочет обидеть ее, а лишь пытается дать разумный совет. Однако сегодня ее уже воспитывали, и терпение Анны иссякло.

– Благодарю вас, мистер Чанс, – отрывисто бросила она, – но, будьте любезны, займитесь своим делом. В конце концов я именно за это вам плачу. Так может, будет дешевле бросить эту скважину и пробурить новую на другой стороне долины?

– Да, это встанет дешевле, но я не гарантирую, что результат будет лучше, чем в случае с тремя предыдущими.

– Никто и не требует от вас гарантий. Просто выполняйте мои указания и высказывайте свое мнение, когда вас спросят об этом.

Вот Анна и пригласила мистера Райта в отчаянной надежде, что он сможет указать, где стоит бурить новую скважину. Все остальные варианты она уже испробовала.

Если слова Анны и обидели Чанса, то он не показал виду, он всегда отличался терпением и вежливостью.

– Хорошо, мадам, завтра же с утра я начну искать место для новой площадки. – Чанс надел шляпу и хотел было уйти, но тут он и Анна услышали доносившийся с холмов отдаленный шум.

Поначалу Анна решила, что это гром, но небо было безоблачным, а звук – слишком глухим и тягучим. Затем на вершине холма взметнулось облако пыли, и до нее донеслись мужские голоса и свист. Прошло мгновение, и первая группа молодых бычков появилась из кустов на вершине холма.

– А я и не знал, что вы перегоняете скот на эту сторону холма, – заметил Чанс.

– Я тоже, – буркнула Анна.

Показался первый гуртовщик, за ним другой, они размахивали шляпами и кричали, подгоняя скот. Вожак стада начал спускаться по склону холма, остальные следовали за ним.

– Похоже, они собираются перегонять скот через долину, – недоуменно пробормотал Чанс.

Работа на буровой остановилась, все наблюдали необычное зрелище. Некоторые, более дальновидные бурильщики принялись торопливо собирать инструменты. А потом началось столпотворение. Первый бычок споткнулся и припустился во всю прыть, остальные тоже перешли на бег. Гуртовщики своими жестами и криками только усложняли ситуацию.

вернуться

6

Чанс – “шанс” (англ.)

19
{"b":"4742","o":1}