ЛитМир - Электронная Библиотека

Прямо на глазах стадо удвоилось… утроилось, теперь оно занимало полосу шириной примерно полмили. Звук перешел в грохот, сотни копыт вздымали тучи пыли. Казалось, воздух сгустился от мычания животных, земля дрожала по мере их приближения.

– Что за безумие! – воскликнула Анна.

Чанс побежал к буровой, крича своим людям, чтобы они защищали оборудование. Стадо катилось вниз по холму бешеной лавиной, ковбои с криками врезались в гущу животных. И все это неслось прямо на буровую вышку.

Охваченная ужасом, Анна увидела сквозь облако пыли, что бурильщики находятся всего в нескольких десятках метров от приближающегося стада. Без малейшего колебания Анна сорвала с головы шляпу, хлестнула лошадь и рванулась прямо навстречу мчащимся животным.

Словно горный поток, бычки сдирали дерн, сносили попадавшиеся на их пути палатки и разбрасывали оборудование. Подгоняя лошадь, Анна кричала и размахивала шляпой и сама не заметила, как внезапно оказалась в самой гуще стада.

Перед глазами заклубились плотные тучи пыли, рев и мычание животных оглушили ее. От неожиданности Анна почувствовала себя совершенно беспомощной: она ничего не видела и не слышала и едва могла дышать.

Испуганная лошадь металась из стороны в сторону. Быки надвигались на нее. Лошадь готовили для скачек с препятствиями и охоты, но она впервые столкнулась с таким кошмаром. Она начала испуганно ржать, пыталась становиться на дыбы, но при каждом движении сталкивалась с проносящимися мимо быками.

Анна боролась и с охватившей ее паникой, и со своей лошадью, это было все, что она могла предпринять в подобной ситуации. Она понимала, что если лошадь сбросит ее, то быки немедленно ее раздавят, втопчут в пыль своими копытами. Анне вдруг показалось, что спасения нет – она оказалась в кошмарной ловушке.

Внезапно поводья вырвались у нее из рук, а ступни выскользнули из стремян. Сильная рука обхватила Анну за талию, стащила с лошади, и она оказалась в другом седле. Сквозь рев животных до Анны смутно доносился чей-то голос, а затем лошадь, на которой она неожиданно оказалась, вырвалась на свободу.

Анна увидела, как ее лошадь, оставшаяся без седока, отбежала в безопасное место у склона холма. Первое, что Анна заметила, откашлявшись и протерев глаза, – это опасно накренившуюся буровую вышку. Паровой котел бычки обежали, но зато опрокинули бак с горючим и снесли насосно-компрессорную трубу. С губ Анны невольно сорвался крик отчаяния.

И вдруг все закончилось так же внезапно, как началось.

Животные увязли в илистом болоте, окружавшем буровую, некоторые погрузились в топкую жижу аж по шею, другие упали. Бычки беспомощно мычали: они не могли двигаться, часть из них, правда, пыталась выбраться из грязи, но остальные словно покорились печальной судьбе. Ситуация могла бы показаться забавной, не будь она столь трагичной.

– Черт побери, что за фортель вы выкинули? – проревел мужской голос прямо в ухо Анны.

Похоже, она совершенно не удивилась, обнаружив, что это не кто иной, как Джош Коулман, стащил ее с лошади и пересадил к себе в седло. Руки Джоша продолжали сжимать ребра Анны с такой силой, что казалось, еще секунду, и они сломаются. С трудом повернувшись, Анна взглянула в темное от ярости лицо Джоша.

– Я выполняла вашу работу! – крикнула в ответ Анна. – Вот что я делала! Посмотрите на это! – Она с такой силой махнула рукой, что едва не слетела с седла, и Джош еще крепче обнял ее. – Они повалят вышку! Сделайте что-нибудь! Остановите их!

Но Джош, похоже, не слушал ее. Гнев переполнял его, когда он закричал в ответ:

– Леди, вы что, с ума сошли? Неужели вы решили, что сможете в одиночку повернуть стадо?

– Кто-то должен был сделать это! – Страх уже оставил Анну. – Вы, только вы виноваты в том, что случилось! Вы… это сделали нарочно, и вы ответите за это!

Глаза Джоша гневно сверкнули:

– Вы думаете, я сделал это нарочно?!

– Но вы же не станете отрицать, что отвечали за перегон скота?

Лошадь Джоша беспокойно дернулась, и Джош еще сильнее прижал Анну к себе. Теперь его лицо находилось совсем рядом с лицом Анны.

– Нет, черт побери, я этого не отрицаю. Я должен был перегнать скот через холмы, а для этого есть только один путь… Вам бы не мешало это знать! Но в мои обязанности не входит обучать этот жалкий сброд, который вы называете гуртовщиками, тому, как надо перегонять стадо. Ничего бы этого, – Джош резко кивнул головой в сторону накренившейся вышки и завязших в болоте животных, – не произошло, если бы вы больше внимания уделяли ранчо, а не пытались докопаться до Китая.

Анна лишилась дара речи. Ее собственное возмущение не могло сейчас послужить ей защитой от справедливого гнева Джоша. Анна уже поняла слабость своих аргументов, но все же заявила запальчиво:

– Вы не имеете права кричать на меня, сэр! Вы нанесли ущерб моей собственности…

– Вы бы лучше разобрались в происходящем, мадам, а потом уж вешали на меня всех собак! – Джош резко отшвырнул в сторону поводья, и Анна поняла, что ей с ним не так-то просто будет сладить.

– Можете обвинять меня в чем угодно, но в том, что стадо взбесилось, моей вины нет. Посмотрите на это чертово болото! – Глаза Джоша горели таким огнем, что Анна невольно отшатнулась. – И кто теперь до самой темноты будет вытаскивать животных из грязи? Вы? – Джош прищурился. – Вот что я вам скажу, мадам. Мне ничуть не жаль вашу собственность. – В его устах слово “собственность” прозвучало как ругательство. – Если хотите знать мое мнение, то весь этот хлам давно следовало убрать. Господи, мне давно пора было сделать это! Но я не нарочно загнал стадо в грязь, а если вы думаете, что нарочно, то у вас просто что-то не в порядке с мозгами! Неужели вы не понимаете, какая опасность грозит животным?

Анна уставилась на Джоша. Внезапно до нее дошло, в какой близости они находятся друг от друга.

Она сидела в седле боком, и Джош обнимал ее. Крепкая ладонь обхватывала ее грудь. Бедро Анны ощущало тепло и мускулистость его бедра. Как она и предполагала, у него оказались сильные руки, а грудь, в которую упиралось плечо, была твердой, как скала. Анна чувствовала мужской запах – пота и кожи, лицо ее было так близко от лица Джоша, что щеку обжигало его дыхание.

Однако сейчас ей надо думать о другом, а вовсе не о том, что ладонь Джоша лежит на ее груди, и не о его мускулистых бедрах. Анна дернулась и приказала:

– Отпустите меня!

Похоже, у Джоша уже вошло в привычку читать мысли Анны. Глаза его, еще недавно темные от гнева, приобрели обычный цвет, а крайнее возмущение сменилось просто слегка недовольным выражением.

– Подождите. – Джош отпустил поводья и обнял Анну, прижав к себе еще сильнее. Теперь нечего было и думать вырваться из его объятий. – Я еще с вами не закончил.

Анна тяжело дышала, ноздри ее раздувались.

– А я с вами закончила! Отпустите меня!

Она попыталась оттолкнуть Джоша, но попытка не удалась.

– А знаете, вы были великолепны, – задумчиво заметил Джош. – Ворвались на скаковой лошади прямо в стадо… А что вы хотели этим доказать? Если хотели произвести на меня впечатление, то для этого есть масса других способов.

– Произвести на вас впечатление! – Если бы руки Анны были свободны, она бы ударила Джоша. Грудь ее тяжело вздымалась, кожу как будто жгло огнем. – Да вы самый наглый и самодовольный тип из всех, с кем я встречалась в своей жизни! Если бы не вы, ничего бы этого не произошло. Немедленно отпустите меня, пока я…

В посветлевших глазах Джоша мелькнуло понимание, как будто он внезапно о чем-то догадался.

– Вы боитесь меня, да? – тихо спросил он.

Анна затихла, глаза ее невольно расширились, как будто подтверждая правоту его слов, но затем снова превратились в щелочки.

– Я не боюсь ни вас, ни любого другого мужчину! Отпустите же меня!

Устремив на Анну ласковый, любопытный взгляд, Джош усмехнулся:

– Да, конечно, леди в короткой то ли юбке, то ли штанах бросается навстречу мчащемуся стаду… Вы ничего не боитесь, да?

20
{"b":"4742","o":1}