ЛитМир - Электронная Библиотека

На Анну нахлынуло чувство вины. От Джоша ничего невозможно было утаить. Абсолютно ничего.

И все же Анна продолжила свои попытки. Она сильнее сжала руки, так, что ногти вонзились в кожу, но не стала отводить взгляд. Пусть Джош читает в ее глазах то, что ему нравится.

– Это обыкновенное хулиганство, – промолвила Анна холодно. – Какое-то мальчишество. Если бы не явно злобные намерения, эта выходка не заслуживала бы даже внимания. Мне бы очень не хотелось думать, что вы – или, скажем, кто-то из моих работников – могли опуститься так низко.

– Тут вы правы, я бы не стал опускаться так низко. – На губах Джоша появилась ленивая улыбка. – Но поскольку я все-таки управляющий, а вас это так расстроило, я разберусь с этим делом.

Джош говорил спокойно, даже слегка небрежно, и любой посторонний наблюдатель мог бы подумать, что управляющий и хозяйка дружески беседуют, обсуждая текущие дела. Но Анна знала, что это совсем не так. Об этом говорило все учащающееся биение сердца.

Внезапно она подумала: “Он знает, о чем я думаю, знает, что я чувствую, потому что и сам чувствует то же самое… ”

– Что-то еще? – поинтересовался Джош.

Голос Джоша возбуждал и без того обострившиеся чувства Анны, и это таило в себе опасность. Ей надо бороться с его силой, бежать из поля притяжения его зачаровывающего взгляда.

– Нет, – бросила Анна, но тут же поправилась: – Да. – Анне понадобилась вся ее храбрость, чтобы, глядя в глаза Джошу, заявить: – Я удивлена тем, что вы еще здесь.

Уголки рта Джоша изогнулись в горькой усмешке. В голосе его звучала ирония.

– Вы знаете, я тоже удивлен этим, – признался он. Анна поняла, что для нее наступил решающий момент.

Сейчас ей потребуется вся ее храбрость. Она выпрямилась, расправила плечи.

– Я рада, – начала Анна, – я рада, что вы решили остаться. Вы нужны мне.

– Я знаю, – тихо промолвил Джош.

Внутри Анны что-то сжалось, словно к ней прикоснулись горячим прутом. Но она горделиво вскинула подбородок.

– Я хотела сказать, что вы нужны ранчо.

– Разумеется.

Анна вздохнула, изо всех сил сдерживая себя.

– После всего того, что произошло, я не стала бы винить вас, если бы вы уехали без предупреждения.

С губ Джоша сорвался звук, напоминающий горестный смешок, однако взгляд его оставался спокойным.

– Я хотел ускакать куда глаза глядят, но не смог, – признался Джош. Он посмотрел Анне прямо в глаза. – И вы знаете почему, не так ли? – добавил он.

В сарае стояла духота. В воздухе витали, смешиваясь, приглушенные запахи: пахло соломой, кожей, старым деревом. Над Анной и Джошем в солнечных лучах медленно парили пылинки. Анна и Джош смотрели друг на друга, и воздух между ними становился вязким и упругим.

Джош сделал шаг. Анна не пошевелилась. “Нет!” – мелькнуло в мозгу, но этот крик никто не услышал, даже она сама.

Джош стоял совсем близко. Джинсы касались складок ее платья, его тень окутала Анну. Однако Джош не сделал больше ни одного движения, а лишь тихо повторил:

– Ведь знаете, правда?

В голове Анны лихорадочно закружилось: “Не делай этого! Отпусти меня!..” Но Джош ее и не удерживал. Анна отвела глаза.

– Нет. – Она сама себя не расслышала из-за громкого стука сердца. – Я не знаю, о чем вы говорите.

Ласковый свет в глазах Джоша будто гипнотизировал, и тут он протянул руку и взял ее ладони в свои – грубые, теплые… Анна инстинктивно попыталась сопротивляться, однако сила Джоша возобладала над ее волей. И Анна почувствовала себя незащищенной и уязвимой, как ее маленькие ладошки, которые Джош крепко сжимал.

– Вот о чем, – сказал Джош и положил руку Анны к себе на грудь.

Сквозь ткань Анна ощутила сталь мускулов и тепло, почувствовала громкое, учащенное биение его сердца. Она попыталась вырвать руку, но Джош крепко держал ее. Его глаза пылали огнем, который, казалось, обжигал кожу.

– И вот о чем, – уже хриплым шепотом произнес Джош и положил руку на грудь Анны.

– Прекратите! – Анна намеревалась громко крикнуть это, но с губ ее сорвалось нечто вроде сдавленного шепота. Она еще раз попыталась вырваться, но безуспешно.

Сейчас лицо Джоша было так близко, что Анна ничего не видела, кроме этого лица, заслонившего для нее весь прочий мир. Его дыхание обжигало. Паника росла, билась в мозгу пойманной птицей, губы ее разомкнулись, она уже была готова взмолиться, но промолчала.

Анна почувствовала, как Джош вздохнул.

– И вот о чем, – пробормотал он и впился в губы Анны. Анна пыталась сопротивляться огню, разлившемуся по ее венам, ослепляющей вспышке чувственности, которая, казалось, заключила ее в свои объятия и сорвала с нее одежду. Пыталась бороться с беспомощностью, с охватившей все тело истомой, с кружившим голову, затруднявшим дыхание ощущением блаженства.

С трудом взяв себя в руки, Анна оттолкнула Джоша. И тут же, не задумавшись, не понимая толком, что она делает, размахнулась и влепила ему пощечину.

В залитой солнцем тишине звук пощечины прозвучал, как револьверный выстрел. Анна отпрянула. Боль сдавила ей грудь, ладонь горела, ее охватил ужас… Что она натворила? Джош стоял неподвижно и молча глядел на нее.

Анна видела красный отпечаток своей пятерни на его лице, в глазах его застыла темнота. Огонь желания, еще несколько секунд назад разливавшийся по ее венам, потух и растворился в сонном воздухе.

Анна судорожно вздохнула, ее рука потянулась к Джошу, как будто она хотела забрать обратно сделанное мгновением раньше… Но только беспомощно повисла в воздухе.

Мускулы на лице Джоша напряглись.

– Теперь вы довольны, да? – тихо спросил он.

Анну колотила дрожь, ноги подкашивались. Попятившись, Анна, как слепая, нащупала ладонью прохладную, гладкую поверхность столба и прислонилась к нему спиной.

– Я… мне очень жаль… – хрипло промолвила Анна.

– Неужели вы на самом деле думаете, что все так просто? – Джош приблизился на пару шагов и остановился. Анна заметила, как яростно пульсирует жилка на его шее, но голос звучал спокойно и ровно.

– Это случилось, Анна. То, что произошло между нами, не было ни полуночной фантазией, ни сном, который вам хотелось бы забыть. – Джош говорил медленно, подчеркивая каждое слово, словно надеялся, что силой голоса сможет убедить Анну. – Это была реальность. И вы это знаете. Сегодня вы пришли сюда не для того, чтобы поговорить о грабителях и нефтяных скважинах. Вы пришли потому, что здесь был я. Вас привели сюда чувства. Разве не так?

Прижавшись к столбу, Анна покачала головой. Она чувствовала себя беспомощной под гневным взглядом Джоша. И единственной защитой была ее собственная правда.

– Неужели вы не понимаете? – воскликнула Анна. – Не имеет значения, что произошло… не имеет значения, что чувствую я или вы… потому что этого не должно быть!

У Анны дрожали руки, в голосе слышалось отчаяние. И еще Анна почувствовала, как в глубине души закипает злоба.

– Как вы думаете, к чему это может привести? – спросила она требовательно. – Господи, вы же мой наемный работник, странствующий ковбой! Неужели вы в самом деле решили, что я могу стать вашей любовницей? Или что мы поженимся, и наши дети будут носить вашу выдуманную фамилию? То, что произошло между нами, было ошибкой! Я не могу исправить эту ошибку, но в моих силах забыть о ней и ни за что не допустить ее повторения! Ну почему вы не можете этого понять?

Освещенные солнцем пылинки, которые совсем недавно так красиво парили, теперь напоминали застывший дым, повисший над местом катастрофы. Сладкие ароматы осени, пропитавшиеся злобой и болью, вызывали отвращение и удушье. Вытесняя все остальное, пространство заполнило эхо слов Анны.

Взгляд Джоша скользил по ее искаженному страхом лицу, растрепавшимся волосам, вздымавшейся груди. Когда их глаза вновь встретились, Анна отметила, что сейчас он смотрит на нее как-то иначе… С пониманием, что ли?

– Теперь мне все ясно, – тихо промолвил Джош. В голосе его звучала насмешка, а в глазах, что еще хуже, появилась жалость. – Вы считаете вполне приличным, даже особым шиком, разъезжать по округе в коротких юбках на своей машине, и вам плевать, что могут сказать о вас люди. Великолепная леди Хартли, достаточно сильная, чтобы управлять одним из крупнейших ранчо в Техасе, достаточно храбрая, чтобы встретить кучку негодяев с ружьем в руках или поскакать наперерез несущемуся стаду. Однако в душе вы просто испуганная маленькая девочка.

36
{"b":"4742","o":1}