ЛитМир - Электронная Библиотека

Анна не знала, как поступит, не знал этого и Гринли, но тут раздался голос:

– Возможно, она и не сможет выстрелить, а вот я смогу.

Анна увидела, как взгляд Джорджа Гринли метнулся за ее плечо, и обернулась. Долговязый ковбой сидел на рыжей лошади, одной рукой он небрежно опирался на седло, в другой сжимал “кольт” 45-го калибра, направленный прямо в грудь Гринли.

Анна заметила, что удивление на лице Гринли постепенно сменяется яростью, его пальцы крепко вцепились в поводья. На секунду показалось, что он готов вступить в схватку. Рука Гринли даже потянулась к кобуре, но щелчок взведенного курка “кольта” охладил его пыл. Ковбой смотрел на него не мигая.

Гринли снова перевел взгляд на Анну, уголок его рта скривился в некоем подобии улыбки. Анна подумала, что никогда еще не видела такой ярости в его глазах.

– Значит, вы нанимаете бандитов, мисс? – спросил Гринли. – Что ж, это уже серьезно. – Он обернулся к своим спутникам: – Видите, ребята, она действительно решила драться.

Гринли натянул поводья и коснулся рукой шляпы.

– Больше мы вас не побеспокоим, мисс Анна. – Повернув лошадь, Гринли пустил ее рысью, спутники последовали за ним.

Анна проводила взглядом взметнувшиеся клубы пыли, заставляя себя не смотреть на ковбоя. Сердце ее билось учащенно, однако Анна не понимала, чем это вызвано: удивлением, злостью или возбуждением. Наконец она решила, что успокоилась, и насколько могла холодно заметила:

– Я и сама бы справилась с ними.

– Возможно. – Ковбой сунул “кольт” в кобуру и спрыгнул с лошади. Голос у него был приятный. – Но там, откуда я приехал, мужчина никогда не позволит женщине в одиночку бороться с шайкой негодяев, если только у него, конечно, не связаны руки и не переломаны ноги.

– Понятно.

Ковбой похлопал по крупу лошадь, припавшую к корыту с водой, а потом направился к Анне. За его спиной сияло солнце, и, когда Анна наконец отважилась взглянуть на него, ее ослепило, и ей пришлось прикрыть глаза ладонью. Но вот ее недавний соперник ступил в тень, и Анна впервые смогла как следует разглядеть его.

Анна никогда не страдала какими-либо странностями, и позднее она так и не смогла объяснить себе, что же с ней произошло. Сердце ее вдруг замерло, длилось это секунду, а может, и того меньше, но это ошеломило ее. У Анны возникло такое ощущение, что должно произойти что-то очень важное. И первой ее мыслью было: я знаю этого человека. Конечно же, эта мысль была абсурдной. Она видела его только краем глаза во время их безумной гонки. Анна попыталась взять себя в руки и проанализировать, что с ней, собственно, происходит. И пришла к весьма неожиданному выводу: он самый симпатичный мужчина из всех виденных ею до сих пор.

Он был высоким, стройным, мускулистым, каждое его движение было полно неожиданного для ковбоя изящества. Из-под сдвинутой на затылок шляпы виднелись густые темные волосы, несколько завитков спускались к воротнику рубашки. Изумительно чистые и ясные зеленые глаза, высокий лоб, мощный подбородок с трогательной ямочкой довершали и без того привлекательную картину.

А еще внимание Анны привлекли его губы: пухлые, четко очерченные, они как бы смягчали остальные черты, хотя, безусловно, не умаляли их мужественности. В уголке рта залегла небольшая складка – может быть, от привычки вечно усмехаться? И все же в его губах было нечто, приятное женскому глазу. И глядя на это “нечто”, Анна почувствовала, как ее губы невольно приоткрываются… Да, это было запоминающееся лицо. Но все-таки где она могла его видеть раньше?

И тут вдруг возникла мысль, поразившая ее. Возможно, просто именно это лицо она всю жизнь желала увидеть?..

Анна ощутила смущение, а затем раздражение. Она постаралась сбросить с себя паутину странных ощущений и посмотрела незнакомцу прямо в глаза. То, что она увидела, заставило ее затаить дыхание. В его глазах читалось такое же удивление и явное восхищение, с какими, наверное, она смотрела на него.

Ковбой стоял возле крыльца, засунув большие пальцы за ремень с кобурой. Он чуть откинул голову назад, терпеливо снося изучающий взгляд Анны. А потом на его губах появилась легкая усмешка, та самая, от которой возникла складочка у рта.

– Да, вы очень хороши, – мягко произнес он, чуть растягивая слова. – Даже лучше, чем я ожидал.

Анна потупилась, словно смущенная школьница. Она стояла не шевелясь, а ее недавний соперник тем временем неторопливо разглядывал ее. И было что-то такое в его взгляде, от чего Анна почувствовала себя совершенно обнаженной, и невольно покраснела. Ей вдруг показалось, что он может читать ее сокровенные мысли. Его взгляд проникал сквозь плотную юбку, блузку, кожу и доходил, казалось, до самых потаенных уголков ее души. Анна уже хотела было вознегодовать, но поняла, что не в силах этого сделать. Никто и никогда еще не смог проделать с ней такого.

Она ощутила, как что-то сжимается внутри, будто в тревожном предчувствии. Сердце забилось быстрее. Она снова взглянула в глаза ковбою, такие теплые, выражающие что-то, известное только ему.

– Кто вы и что делаете у меня на ранчо? – требовательно спросила Анна. – Не считая того, что загоняете меня в ручей и вмешиваетесь в дела, совершенно вас не касающиеся.

Легкая улыбка ковбоя превратилась в усмешку.

– Мадам, вы можете называть меня Джош, а что касается остального, то я ищу управляющего.

– А что вам нужно от моего управляющего?

– Работа.

Анна оглядела своего собеседника с головы до ног.

– На ранчо “Три холма” всех работников я нанимаю лично, и боюсь, что в данный момент у нас нет вакансий. Должна добавить, сэр, что вам следует научиться производить хорошее впечатление на ваших предполагаемых работодателей. До свидания.

Анна повернулась и направилась в дом, но тихий смех заставил ее остановиться и резко обернуться.

– Нет вакансий, да? – Похоже, эта фраза Анны показалась ему забавной. – Что ж, недурной способ от меня избавиться. Скажите, вы, наверное, не местная? Чувствуется легкий акцент.

Глаза Анны вспыхнули гневом, и все очарование, только что владевшее ею, моментально улетучилось. В конце концов, он просто неотесанный американец… ковбой… А внешность – это только внешность.

Многие люди находили ее акцент очаровательным, и Анна старалась сохранить его и не поддаться техасской манере растягивать слова.

– Это британский акцент, сэр, – сухо ответила Анна. – И по-моему, ясно, что вы как раз не местный. Иначе бы вы знали, кто я такая.

Похоже, эта отповедь задела ковбоя, хотя в его глазах по-прежнему сверкали озорные искорки. Он вежливо поинтересовался:

– А кто вы, мадам?

Анна выпрямилась во весь рост, составлявший около ста семидесяти сантиметров. Она уже давно не козыряла своим титулом, однако знала, какое благоговение вызывает у американцев упоминание о благородном происхождении. С чуть надменной улыбкой Анна заявила:

– Я Анна Эджком, леди Хартли, владелица и хозяйка ранчо “Три холма”.

Однако на нахального ковбоя ее слова не произвели особого впечатления, похоже, они скорее позабавили его. Он прищурился и насмешливо уставился на Анну:

– Это точно? Что ж, отлично, если вы не обманываете. – С губ ковбоя слетел тихий смешок, он снял шляпу, отряхнул пыль с джинсов и недоверчиво покачал головой.

– Не вижу ничего смешного, – холодно бросила Анна.

– Конечно, мадам. – Ковбой обвел взглядом зеленую лужайку, потом клумбы, на которых цвели поздние летние цветы, а затем – печальные ивы и выложенные гранитной крошкой дорожки. Казалось, что он впервые в жизни видит подобное. Джош все еще усмехался, но когда он снова посмотрел на Анну, в его глазах вспыхнула искорка интереса.

В тот момент, когда он поднялся по ступенькам и посмотрел Анне прямо в лицо, Джош понял, что есть в этой женщине нечто. Существуют такие женщины, как, впрочем, и лошади, которые моментально вызывают интерес у мужчин. Это нельзя объяснить, да и понять толком нельзя. Но Анна Эджком была именно такой женщиной.

4
{"b":"4742","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Четвертая обезьяна
Как стать звездой YouTube. Хештег Гермиона: Фейл!
Мой звездный роман
Я из Зоны. Небо без нас
Работа под давлением. Как победить страх, дедлайны, сомнения вашего шефа. Заставь своих тараканов ходить строем!
Однополчане. Спасти рядового Краюхина
Дори и чёрный барашек
Детский мир