1
2
3
...
39
40
41
...
66

Она поговорила с женой священника, расцеловалась с несколькими вдовами и уже собралась пересечь лужайку, чтобы подойти к Стивену, который чуть опоздал, но в этот момент она снова заметила Джорджа Гринли. Анна застыла как вкопанная.

– Очень любезно с вашей стороны, что вы пришли, мистер Гринли, – вежливо сказала она.

Джордж Гринли был не из тех, кто ходит вокруг да около, он сразу переходил к делу.

– Очень сожалею о ваших неприятностях, мисс Анна. Однако нет смысла притворяться, что я сожалею о причине этих неприятностей.

– Благодарю за искренность. – Анна продолжала радушно улыбаться. – В конце концов, вы же предупреждали меня, не так ли?

– Очень надеюсь, мадам, что в ваших словах нет никакого намека, – спокойно ответствовал Гринли. Лицо его выражало вежливость и сочувствие, пожалуй, даже слишком много сочувствия для человека, совершенно не испытывающего раскаяния. – Я всегда был откровенен с вами, мисс Анна, как и с любым другим жителем нашего округа. Не стану отрицать, что между нами существуют разногласия, но вы должны знать, что не в моих правилах действовать под покровом ночи.

Анна напряглась, она с трудом подавила желание выплеснуть пунш из чашки в лицо Гринли. Однако ей удалось сохранить на лице радушное выражение, и голос ее звучал ровно:

– Да, разумеется. Вы предпочитаете дневной свет и спутников, вооруженных топорами.

Анна отхлебнула пунша, довольная тем, что у нее не дрожит рука. Но она не могла больше выносить общество Гринли, да и не хотела.

– Думаю, с моей стороны будет честно предупредить вас, мистер Гринли, что тактика вооруженного давления на меня ни к чему не приведет. Так что советую экономить боеприпасы, а не тратить их впустую.

– Анна, прошу прощения за опоздание! – Стивен взял Анну за руку и улыбнулся. Затем он перевел взгляд на Джорджа Гринли, и Анне показалось, что в его глазах мелькнула легкая неприязнь. – Добрый день, Джордж.

Гринли кивнул Стивену и снова обратился к Анне.

– Мадам, прошу извинить меня, – промолвил он и удалился.

– Отвратительный тип, – буркнула Анна, когда он отошел на значительное расстояние. Ее так и трясло от ярости, и она была вынуждена обхватить чашку с пуншем двумя руками. – Осмелился явиться в мой дом, смотреть мне в глаза и изображать из себя невинную овечку!..

– Дорогая. – Ладонь Стивена нежно легла на спину Анны, голос его звучал мягко, успокаивающе. – Вы действительно настоящая леди. Чтобы выдержать сегодняшний прием, требуется больше мужества, чем есть у кого-либо из присутствующих, и они это прекрасно понимают. Я так горжусь вами!

Улыбка Стивена подбодрила Анну, и она постаралась расслабиться:

– Глупости, Стивен. Хартли всегда требуется больше мужества, чтобы признать свое поражение, нежели для того, чтобы продолжать драться.

– Вы правы. Однако напряжение начинает сказываться на вас, дорогая. Давайте пойдем куда-нибудь и спокойно поговорим. Позвольте проводить вас в летний домик…

– Нет! – Резкость этого восклицания удивила даже саму Анну. Она быстро овладела собой, все еще ощущая выступивший на щеках румянец, и добавила уже более спокойно: – Ну что вы, Стивен, это будет выглядеть совершенно неприлично.

Но тут же подумала: “Неприлично! И ты еще говоришь о приличии…” Неужели она теперь никогда не сможет переступить порог летнего домика, чтобы за ней не последовали воспоминания? Неужели не сможет смотреть в глаза Стивену, не испытывая чувства вины и стыда?..

Стивен, как истинный джентльмен, сделал вид, что не заметил в словах и поведении Анны ничего странного.

– Да, разумеется, вы правы. Прошу прощения. Тогда давайте просто погуляем, позвольте мне на несколько минут украсть вас у гостей.

Анна улыбнулась, она была благодарна Стивену. Не встреться они вчера, сегодня она вряд ли смогла бы смотреть ему в глаза с таким хладнокровием. И Стивен наверняка прочитал бы в ее глазах чувство вины, заметил бы на лице свидетельства грехопадения.

Вчера он примчался сразу, как только узнал о взрыве. Анну тронули его неподдельная озабоченность и волнение, хотя подобная опека и показалась ей несколько утомительной. Однако волнение ослепило Брейди, поэтому он не смог догадаться об истинной причине ее смущения и растерянности.

К большому удивлению Анны, присутствие Стивена не вызвало у нее такого чувства вины, как она ожидала.

– Анна, когда я подумал о том… – Голос Брейди стал хриплым, он сжал ее руку. – Ведь вас могли убить!

Анна поклонилась нескольким проходящим мимо леди.

– Стивен, я уверена, что лично на меня никто не покушался.

– Вы не можете быть в этом уверены. Но в конце концов, дело не в этом. Анна, неужели вы не понимаете? Представьте, какая пытка для меня знать, что вы здесь одна? Если бы мы были женаты, я был бы рядом и защищал вас. Вы не должны в одиночку бороться.

Совершенно неожиданно для Анны в голове у нее закружились предательские мысли: “Защищать меня? А где ты был, когда я стояла на крыльце с ружьем в руках перед Джорджем Гринли и его бандой? Где ты был, когда я оказалась посреди несущегося стада? Где ты был, когда взорвалась буровая вышка и на меня сыпались горящие обломки? Почему ты тогда не закрыл меня своим телом, рискуя собственной жизнью, почему не защитил?..”

Анне ужасно не понравились эти мысли и та злоба, которую они вызвали, но избавиться от них она не могла. Ей не нужен Стивен, и никогда не был нужен.

Ей нужен Джош.

Анна инстинктивно напряглась, словно внутри ее распрямилась какая-то пружина.

– Стивен, прошу вас, не сейчас, – слегка охрипшим голосом взмолилась она.

Некоторое время Стивен боролся с собой, но потом сдался и через силу улыбнулся. Он успокаивающе погладил Анну по руке.

– Хорошо, дорогая. Вы правы, разумеется, – сейчас не время. Но вы все равно поймете, что я прав. Уверен в этом. – И Стивен сменил тему: – Удалось шерифу что-нибудь выяснить?

– Конечно, нет, – резче, чем хотела, ответила Анна. – Как он мог что-то выяснить, если за этим может стоять человек, который практически платит ему жалованье из собственного кармана? – Она замолчала, вздохнула и добавила уже извиняющимся тоном: – Шериф считает, что это дело рук кого-то из работников. Но я не могу поверить, что кто-то из моих людей мог поступить подобным образом.

– Возможно, его подозрения и не лишены оснований. – Стивен посмотрел на Анну, лицо его было серьезным. – Анна, вам не приходило в голову, что все ваши неприятности начались с появлением этого Коулмана?

Анна внутренне сжалась. Приходило ли ей в голову? Да она ни о чем другом и не думала. Но из уст Стивена это прозвучало совсем иначе, и Анна невольно кинулась на защиту, очень стараясь, чтобы голос ее звучал вежливо.

– Я заметила, что техасцы излишне подозрительны: у вас сразу же возникает антипатия к любому человеку, которого вы считаете чужаком. Я тоже чужак, поэтому и взорвали мою буровую вышку. И Джош Коулман – чужак, а значит, на него падает подозрение. Очень жаль, что вы так думаете.

– Анна, вы преувеличиваете! – запротестовал Стивен.

– Возможно, но, похоже, все дело именно в этом.

– Я просто предположил, что поскольку мы ничего не знаем о нем, то было бы вполне логично допросить его.

– Но это уже компетенция шерифа. Стивен внимательно посмотрел на Анну:

– Что-то вы слишком уж рьяно защищаете этого Джоша Коулмана.

– Вовсе нет, – с горечью возразила Анна. – Я просто считаю, что этим должны заниматься власти, для этого они и существуют. – Стараясь скрыть то облегчение, которое у нее вызвало появление Эймоса Райта, Анна повернулась к нему: – Вам нравится здесь, мистер Райт?

Райт расплылся в улыбке:

– Не видел ничего лучше, мисс Эджком. Вы действительно знаете толк в приемах.

Мистер Райт совершенно очевидно уже хорошенько “освежился”, тем не менее его слова Анна восприняла как комплимент.

– Я рада. Отдыхайте и развлекайтесь.

– Спасибо, мадам. И не беспокойтесь, карты я принесу вам на следующей неделе, как и обещал. Мы разбогатеем, вы и я. Это я вам, черт побери, гарантирую.

40
{"b":"4742","o":1}