ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
День Нордейла
Что скрывают красные маки
Хаос: отступление?
Тысяча жизней
Как заполучить принцессу
Взрослая колыбельная
Шепот в темноте
Почти семейный детектив
Кредитная невеста

Они встречались ежедневно ненадолго, по делам, касавшимся ранчо. Джош больше не позволял себе никаких вольностей, а Анна, в свою очередь, не предоставляла ему такой возможности. Что ж, это была ее победа, ведь именно этого она и хотела. Они с Джошем вместе трудились на благо ранчо, и не более того. Однако каждая их встреча опустошала Анну, оставляла рану в душе, она плохо спала по ночам.

Несколько работников столпились у загона и наблюдали, как носятся отловленные ими мустанги. Ковбоям нравилось это зрелище, они улыбались, довольные результатами своего труда.

– Этот серый расшибет не одну задницу, прежде чем его сумеют оседлать.

– А посмотри вон на того жеребца: думаю, придется его стреножить, он как будто вырвался из преисподней, настоящий убийца.

– Просто тоскует по маме, вот и все.

Анна уселась на перекладину изгороди в конце загона и стала со смешанным чувством восхищения и жалости наблюдать за гордыми животными, не желавшими смириться с неволей. Ее внимание привлек гнедой жеребец с белой мордой, гарцевавший в стороне от стада, блеск в его глазах служил предупреждением любому, кто хотел бы приблизиться.

Анна обратилась к стоящему неподалеку ковбою.

– Как скоро вы сможете начать объезжать их? – поинтересовалась она.

Дакота сдвинул шляпу на затылок.

– Пусть сначала привыкнут к загону, мадам. На это понадобится несколько дней.

В разговор вмешался другой работник:

– Ну уж точно в следующее воскресенье вы не поскачете в церковь ни на одном из них. Должно пройти время, чтобы эти задиры успокоились.

Анна холодно улыбнулась:

– Благодарю, я знаю, как объезжают жеребцов. А кто из вас будет этим заниматься?

– Я, – раздался позади голос Джоша. Анна обернулась.

– А разве это дело управляющего? – удивилась Анна. – Что-то я не помню, чтобы Большой Джим объезжал жеребцов.

Джош стянул перчатки и, прищурившись от солнца, посмотрел на жеребцов. Внезапно Анну поразила та же мысль, что и при их первой встрече, – как же он хорош! Мужественный, крепко сбитый… такой знакомый, как вид из окна ее спальни в летний день. Джош заметно выделялся среди прочих наемных работников. Он как бы принадлежал ранчо, был такой же его частью, как она сама. А может, и большей.

– Теперь все будет иначе. Я буду делать ту же работу, что и остальные. – Джош облокотился на изгородь, совсем близко от Анны. – Вы уже наметили для себя какого-нибудь жеребца?

– Гнедого, пожалуй. Джош кивнул:

– Он будет хорош под седлом.

Совершенно обычный разговор, деловой и ничего не значащий. И не было в нем ничего такого, что объясняло бы возникновение этой теплой волны в груди. Пока Джош здесь, ей не удастся самой распоряжаться своей жизнью. Она будет зависеть от его взглядов, думать о нем по ночам… Она попала в ловушку, которую сама же и устроила, и теперь уже не вырвется из нее никогда.

Наблюдая за лошадьми, Джош сказал:

– Мне всегда немного жаль их, когда они впервые попадают в загон.

Анна вгляделась и заметила боль и растерянность в глазах животных, которые в тщетных попытках освободиться вставали на дыбы и били копытами, но они только терзали себя, ища возможность вырваться. Она понимала, что они сейчас чувствуют.

– Мне тоже, – тихо промолвила Анна.

Джош понимающе кивнул. От этого знакомого ощущения родства душ у Анны защемило в груди. Ей показалось, что сейчас должно случиться что-то очень важное, что характер их отношений достиг порога перемен… Но возможно, Анна только вообразила себе это. Взгляд Джоша скользнул за ее плечо.

– К нам целая делегация, – объявил он.

Джош отошел в сторону, Анна обернулась и прикрыла ладонью глаза от солнца, чтобы разглядеть двух приближающихся всадников. Вскоре перед ней остановились шериф Хокинз и мрачный Стивен Брейди.

– Добрый день, шериф, – поздоровалась Анна и с неприязнью взглянула на Стивена: – Здравствуйте, Стивен.

Со дня приема она не слышала о Стивене ни слова, и, похоже, он также без особого восторга приехал сюда. Однако, учитывая их последнюю встречу, это было вполне объяснимо.

Мужчины поздоровались и спешились.

– Что привело вас сюда, шериф? – поинтересовалась Анна, хотя ответ напрашивался сам собой: наверняка какие-то новости о взрыве. Но если он отыскал преступника, то есть приехал с хорошими новостями, тогда почему же у нее подвело живот от страха? И почему у Стивена такой угрюмый вид?

– Мы привезли вам плохие вести, мадам, – ответил Хокинз.

У Анны екнуло сердце.

– Вы знаете мистера Эймоса Райта?

– Конечно. – Анна с тревогой посмотрела на Стивена, но он старался не встречаться с ней взглядом. – Он работает на меня.

Шериф окинул взглядом загон, затем снова посмотрел на Анну.

– Сегодня утром он умер, мадам.

– Его убили, – уточнил Стивен. Анна онемела.

– Мы предполагаем, что это произошло вчерашней ночью, – пояснил Хокинз. – Райт ушел из салуна около полуночи, а Джек Броуди обнаружил его тело на дороге к ранчо “Три холма” перед рассветом. Кто-то хорошенько отделал беднягу кулаками и сбросил в канаву. Когда Дюк привез его к доктору, Райт уже пару часов как был мертв.

Анна что есть силы вцепилась в изгородь и спросила охрипшим голосом:

– Но… но он был старым безобидным чудаком… Кто мог совершить такое? Почему?

В разговор снова вступил Стивен:

– Карманы у него были вывернуты, однако ничего ценного не взяли: деньги, часы, нож – все на месте. Зато рядом на дороге обнаружили кучку пепла, как будто кто-то сжег какие-то бумаги.

– Мои карты, – прошептала Анна. – У него были с собой карты…

Шериф кивнул и снова перевел взгляд на загон:

– Мы так и думали, мадам.

– Боже мой! – Анне удалось унять дрожь, однако голос ее прерывался. – Если бы я не заставила его прийти на прием, чтобы все узнали, кто он такой… Кто-то убил его, потому что я…

– Анна, не вините себя, – торопливо оборвал ее Стивен. Он шагнул к Анне и осторожно положил ладонь на ее плечо. – Еще задолго до приема все знали, чем он занимается. Не прошло и недели после его появления, как в салунах поползли слухи о том, что скоро по всему округу появятся буровые вышки.

– Но это ничего не меняет: его убили из-за меня. Анна отвернулась. Серый осенний день становился все сумрачнее. Собравшиеся вокруг ковбои молча слушали, и каждый их взгляд казался ей обвиняющим. Враждебно настроенные соседи, грабеж, взрыв… и вот теперь убийство. Что же дальше, Анна? Как высока станет цена твоего упрямства?

– Возможно, нападавший и не собирался убивать его, – предположил шериф. – Может, он просто хотел преподать Райту урок, запугать его. А Райт был человеком пожилым и довольно слабым. Не то что Гил.

Резко обернувшись, Анна сверкнула взглядом на шерифа:

– На что вы намекаете?

– По-моему, это вполне очевидно, Анна, – вмешался Стивен.

Шериф обвел взглядом столпившихся работников:

– Эй, парни, сможет кто-нибудь из вас показать под присягой, где Коулман находился вчера после полуночи?

Ковбои стали переглядываться, отводить глаза, что-то бормотать.

– Смелее, джентльмены, – подбодрила их Анна. – Вы ведь живете вместе?

– Мы же не ночные сторожа, мадам, – спокойно произнес кто-то из ковбоев. – Мы спим по ночам, а чем человек занимается в свободное время – это его личное дело.

В разговор снова вступил Стивен:

– Тогда давайте поставим вопрос по-другому. Кто-нибудь из вас видел, как он прошлой ночью выходил из барака?

Ковбои смущенно переглядывались, пожимая плечами.

– Может, и выходил, – пробормотал кто-то. – Он выходит иногда. Но насчет вчерашней ночи точно сказать не могу.

Анна почувствовала панику.

– Я должен забрать Коулмана в город, мадам, – объявил шериф.

– Вы его арестовываете?

– Для ареста у меня недостаточно оснований, я просто собираюсь задать ему несколько вопросов.

“Ну вот и все. Вот и решение всех твоих проблем”, – подумала Анна. Она никому не рассказывала о своих подозрениях, не упомянула о ворованной лошади, молчала о том, что Джош находился на месте взрыва. Совесть ее была чиста, никто не посмел бы обвинить ее в предательстве. Так распорядилась судьба, и она ничего не может поделать с этим. Шериф заберет его в город, он выполнит свой долг, и Джош Коулман перестанет тревожить ее.

44
{"b":"4742","o":1}