ЛитМир - Электронная Библиотека

Анна улыбнулась, но улыбка у нее вышла невеселой.

– Наверное, вы заметили, что у меня есть привычка сначала действовать, а уж потом думать.

– Заметил. – В голосе Джоша прозвучали нотки сожаления, созвучные настроению Анны. – Когда-то меня самого упрекали в этом. – Помолчав, Джош добавил: – А ведь я предупреждал, что это может принести вам неприятности.

Анна посмотрела на Джоша:

– Предупреждали.

Во взгляде Джоша смешались нежность, уважение, легкое удивление и даже неуверенность. Анна читала каждое его чувство с такой легкостью, словно они были ее собственными. И тут, будто осознав свою уязвимость, Джош опустил взгляд.

– Надеюсь, вы плакали не об этом, – пробормотал он.

Анна вздохнула. Ей трудно было объяснить свое состояние словами. И потом, сможет ли он понять, хотя и знает ее так хорошо?

– Просто… я очень устаю иногда.

Джош понял. Он с нежностью посмотрел на Анну:

– А стоит ли ваших слез эта затея с нефтью? Замявшись, Анна неохотно кивнула. Джош положил ее руки себе на колено. Казалось, он внимательно изучает форму ее пальцев.

– Не думали о том, чтобы все бросить? – тихо спросил Джош.

Анна снова вздохнула.

– Я не могу, – тем не менее твердо заявила она. – Это мой последний шанс. Вот уже восемь лет ранчо приносит все меньше доходов. Когда мы с Марком приехали сюда, все считали, что его уже не спасти. Все, чем я владею, уже заложено, а новую ссуду взять негде. Если я не найду нефть, то потеряю ранчо, а этого я не могу допустить. Не могу, – повторила Анна, и ее пальцы крепко сжали руку Джоша. Ответное пожатие Джоша было бережным и ободряющим.

– Анна, именно об этом я и хотел поговорить с вами. Есть другой путь. Не следует сидеть и ждать чуда. Мы сможем сделать так, что ранчо, как прежде, начнет приносить хорошие доходы, используя при этом то, что уже имеется, – землю и скот. Мы не потеряем ранчо, – медленно произнес Джош и сильнее сжал руку Анны. – Это я вам обещаю.

Анне очень хотелось верить Джошу. Однако когда она заговорила, глаза ее были полны отчаяния.

– Ох, Джош, неужели вы не понимаете? Как бы мы ни трудились на ранчо, это может всего лишь замедлить его разорение. Скотоводческий бум закончился еще после снежного бурана тысяча восемьсот девяносто первого года, и с тех пор спрос на скот неуклонно падает. Это сказалось на всех, но больше всего страдают крупные скотоводы.

Анна медленно покачала головой, ей хотелось, чтобы Джош понял ее. Она чувствовала на себе его взгляд и то напряженное внимание, с каким он слушал ее.

– В истории масса подобных примеров. Тот, кто пытается цепляться за прошлое, всегда проигрывает. А выигрывают только те, кто может предвидеть будущее.

– Иногда человек цепляется за прошлое потому, что у него больше ничего нет, – тихо промолвил Джош.

– Но у нас есть не только прошлое! – возразила Анна. – Когда были определены границы штата, каждый верил, что его будущее связано с сельским хозяйством. Однако пять человек сумели представить себе иное будущее, основанное на скотоводстве… вот так и появилось ранчо “Три холма”. А сейчас тем, кто вложил деньги в скотоводство, грозит разорение, потому что времена изменились, а они этого и не заметили. – В голосе Анны прибавилось уверенности. – Будущее за нефтью, неужели вы этого не понимаете? Оглянитесь вокруг. Мы стоим на пороге нового века, века машин. Машины заполняют города, меняют уклад жизни, в газетах постоянно пишут об этом. А что, как не нефть, даст силу этим машинам? Ну, может, не сегодня, возможно, даже не завтра… но скоро. Единственный способ выжить – это смотреть в будущее. Джош улыбнулся:

– Но при взгляде в будущее надо не забывать о том, что мы уже имеем.

Он откинулся на спинку скамьи, лицо его находилось в тени, и Анна не могла видеть его выражение, но никогда еще Джош не казался Анне таким реальным, таким близким и надежным. Когда он снова заговорил, Анна окончательно осознала, что его присутствие – просто драгоценный подарок для нее.

– Давным-давно кругом простирались дикие земли. Леса были священны, как церкви, реки не пересыхали. Бизонов водилось так много, что одно только стадо занимало территорию трех штатов, а когда бизоны передвигались, земля дрожала на сотни миль вокруг. На горных вершинах жили орлы, а в долинах водилось так много дичи, что человек мог прожить и без постоянной охоты. Всего сто лет назад можно было скакать много дней в любом направлении и не увидеть следов белых людей.

Джош говорил, а Анна словно видела все это. В словах его сквозило уважение к прошлому, которое он никогда не видел, но частицей которого ощущал себя. Голос Джоша буквально завораживал Анну.

– А потом люди начали рубить деревья, чтобы строить дома, и перекапывать землю, чтобы бросать в нее семена, – продолжал Джош тихо. – Дичь разлетелась, реки пересохли, бизонов истребили. Железные дороги, как шрамы, покрыли землю. Выросли города, шахтеры перерыли целые горы, оставляя после себя кучи булыжников. Сегодня вообще трудно найти здесь незагрязненное место. – Джош посмотрел на Анну. – Сейчас люди слишком заняты устремлением в будущее. А на мой взгляд, некоторым из них стоит остановиться и посмотреть на то, что у них имеется. Анна, у вас здесь есть земля, ручьи, луга – это все вечное. Они прекрасно служили многим поколениям и будут продолжать служить, пока мы не забудем, для чего они предназначены.

Анна закрыла глаза, печальная улыбка тронула ее губы. – Бизонов не вернуть, да и индейцев тоже. Земля уже не будет такой, какой ее увидел мой дед. – Она повернулась к Джошу, взяла его ладони в свои и крепко сжала их. Голос Анны окреп, глаза ее сверкали. – Мы живем на пороге новой эпохи, неужели вы не видите? Ковбои, прерии, неогороженные пастбища – все это уходит в прошлое. На горизонте новый день, и все мы можем стать его частью. Этого стоит ждать, за это стоит бороться.

Джош посмотрел на Анну. Глаза ее сверкали, лицо раскраснелось. Внезапно Джош почувствовал такое желание, что у него перехватило дыхание. Оно не было чисто физическим. Он желал Анну всю – желал ее силу, ее убежденность, ее злость, ее слезы, желал ту Анну, которая была права, и ту, которая ошибалась.

Возможно, они не понимали друг друга, но Анна буквально вошла в e?? кровь. Анна была далека от него, как сумерки от рассвета, однако так же необходима, как утро ночи.

Джош нежно дотронулся до волос Анны.

– Как вы думаете, – охрипшим голосом произнес он, – найдется в вашем будущем место для нас двоих?

Взгляд Анны был ясен, сердце ее билось спокойно и ровно, но от нежности Джоша в груди разлилась истома.

– Не знаю, – прошептала она.

Пальцы Джоша коснулись лба Анны, потом тихонько прошлись по бровям.

– А вот в моем мире есть место для нас и всегда будет. Я думаю, вы понимаете это.

Анна опустила глаза. Целое мгновение, тянувшееся так медленно, не существовало ничего, кроме их легкого дыхания, приглушенного кваканья лягушек, резких запахов осеннего сада и того тепла, которое они оба ощущали. Затем Анна подняла голову, посмотрела на Джоша и легонько коснулась его плеча.

– Пойдемте в дом, – прошептала она.

Спальня Анны была наполнена фиолетовыми и серыми тенями. Камин не горел, а лампы слуги еще не зажигали. Переступив порог, Джош выпустил руку Анны, закрыл дверь и запер ее на замок.

Возможно, Анну насторожил лязг ключа в замке – такой окончательный и бесповоротный, а может, то, что Джош убрал руку, но она внезапно ощутила себя неуютно. Что-то заметалось в ней, появились первые признаки паники. Анна только и смогла подумать: “Боже мой, что я делаю?” Очарование ночи, тепло рук, ореол нежности так подействовали на нее, что она уже не могла остановиться.

Но сейчас все было иначе. Она привела в свою спальню мужчину, который не был ее мужем. Дверь за ними закрылась, и они остались наедине. Джош стоял посередине ее убежища, ее женского царства, и выглядел здесь чужаком. То, что еще минуту назад казалось Анне правильным, естественным, теперь напугало ее.

46
{"b":"4742","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вторая половина Королевы
Ловушка для орла
Бизнес и/или любовь. Шесть историй трансформации лидеров: от эффективности к самореализации
Я тебя выдумала
Приморская академия, или Ты просто пока не привык
Если это судьба
Каменная подстилка (сборник)
Вердикт