ЛитМир - Электронная Библиотека

На этот раз она не сможет притвориться, что все произошло случайно. После сегодняшней ночи она вообще не сможет притворяться.

Анна стремительно пересекла комнату, подошла к туалетному столику и принялась искать спички. Нашла, но непослушные пальцы так торопились открыть коробок, что большая часть их высыпалась на пол. Анна попыталась зажечь спичку, но она сломалась. А затем подошел Джош и снова взял ее руку.

– Все в порядке, мы обойдемся без лампы.

– Да, конечно, – пробормотала Анна, напрягшись. – Глупо с моей стороны. Вряд ли нужна лампа… Я хочу сказать, что этим лучше заниматься в темноте, да? – Она почувствовала, что лицо ее пылает, все тело охватила слабость.

Джош приподнял подбородок Анны и повернул ее голову к себе. В лунном свете глаза Джоша казались темными и спокойными, они внимательно изучали ее, и Анне захотелось спрятаться. Неловкость и стыд жгли ей щеки.

– Анна, ты сожалеешь? – тихо спросил Джош, внимательно глядя на нее. – Я не хочу, чтобы ты потом пожалела.

Смутившись, Анна отвернулась. Сердце билось так, что готово было выскочить из груди. Нет, она ни о чем не жалела. Наоборот, чувствовала себя глупо, потому что она, Анна Эджком, взрослая женщина, уже несколько лет вдова, вела себя как капризная девственница в первую брачную ночь.

– Боюсь, что совсем не гожусь на роль роковой женщины. – Анна пыталась говорить спокойно, но голос все равно дрожал. – Возможно, это вам придется пожалеть.

– Ты хочешь, чтобы я ушел?

Сердце Анны тревожно ёкнуло. Нет-нет, она не хотела, чтобы Джош ушел… ни сейчас, ни вообще.

Анна сглотнула и заговорила, глядя в темный камин:

– Я… у меня очень мало опыта в таких делах. – Слова с трудом давались ей. – Мы с Марком всегда спали в разных спальнях, и я… была убеждена, что так оно и должно быть. – Анна глубоко вздохнула, и вздох у нее получился резким и прерывистым. – Я… – Она заставила себя повернуться и посмотреть на Джоша, которому должна была сказать правду. – Мне просто надо, чтобы сегодня ночью кто-то находился рядом.

Джош посмотрел на Анну: она очень храбрая, но все же ей страшно. Да, он прекрасно понимал ее, но смог только промолвить:

– Да.

Джош подошел к Анне и нежно обнял ее. Уткнувшись лицом в ее волосы, он просто держал ее в объятиях.

Джош не хотел ни напугать Анну, ни заставить ее стыдиться. Его обуревало желание сделать так, чтобы Анне было хорошо. В прошлый раз он овладел ею в приливе безумной страсти, не задумываясь о том, каково ей потом придется. Им двигало эгоистичное, почти животное желание, и он понимал это. Сейчас он не хотел, чтобы кто-то из них испытал впоследствии раскаяние. Что бы ни случилось, он ни за что не обидит Анну.

И сейчас его объятия представляли собой уютное убежище, а не темницу, хотя все мускулы Джоша ныли от желания. Но он хотел оберегать ее, а не владеть ею, как пленницей, и хотел, чтобы Анна почувствовала это.

Анна положила голову Джошу на грудь, ее ладони обняли его сильные плечи. Она ощущала биение его сердца и тепло кожи под мягкой тканью рубашки. В объятиях Джоша она чувствовала себя в безопасности, паника и неуверенность начали постепенно отступать. Анне хотелось стоять вот так вечно. “Ох, Джош, – подумала она, – пусть все будет хорошо. Позволь мне поверить хотя бы сегодня, что между нами все может быть прекрасно…”

Анна чувствовала, что Джош нужен ей, и это, наверное, пугало ее больше всего. Никогда и ни в ком она так не нуждалась.

– Анна, – прошептал Джош. Было в глазах Джоша нечто такое, чего Анна никогда не видела раньше… какая-то беззащитность… Когда он заговорил, чувствовалось, что слова даются ему с трудом. – Я не хотел, чтобы ты подумала… У меня никогда не было намерения просто развлечься с тобой. Я всегда желал обладать тобой целиком. Когда мужчина видит прекрасную женщину, у него возникает именно такое желание. Но с тобой все по-другому, потому что я люблю тебя.

Джош замолчал, казалось, он задумался, подыскивая слова, а когда он снова посмотрел на Анну, она поняла, что видит сейчас того Джоша, которого не каждому дано увидеть. Анна всегда инстинктивно чувствовала, что он такой, однако Джош никогда раньше не позволял ей увидеть это воочию.

– То, что произошло между нами… – продолжал Джош. – Я не думал, что это случится именно так. Я мог бы остановиться и должен был сделать это, но я слишком сильно желал тебя. Иногда я думаю только о себе, поэтому я напугал тебя и обидел. Очень сожалею об этом, и если ты хочешь, чтобы я сейчас ушел, я уйду. Только бы не было так, как тогда. За любовь не должно быть стыдно.

Глаза Анны расширились и приобрели какое-то новое, незнакомое выражение. На секунду Джош почти с надеждой подумал, что она попросит его уйти. Может, так было бы лучше.

– Мне не стыдно, – прошептала Анна.

Джош медленно выдохнул. Как он хотел, чтобы Анна поняла, каким сокровищем является для него, как сильно он хочет, чтобы этой ночью ей было хорошо. “Не надо торопиться, – подумал Джош. – Пусть для нас это будет началом”.

Джош наклонился и нежно поцеловал Анну в лоб.

– Анна, позволь мне показать тебе, какой прекрасной может быть любовь, – прошептал он.

От прикосновения губ Джоша Анна ощутила, как ее переполняет ожидание чего-то волнующего. Желание молнией вспыхнуло в ней. Она не боялась Джоша. Не боялась больше презрения общества, перешептываний за спиной, не боялась потерять репутацию. Но Анну пугала та страсть, которую Джош пробуждал в ней, и твердая уверенность в том, что после сегодняшней ночи все изменится. Ведь сегодня она сама так решила, это ее выбор. Анна никогда не подозревала, что самым отважным поступком в ее жизни станет любовь к мужчине.

Она посмотрела на Джоша и поняла, что дороги назад нет. Анна коснулась пальцем губ Джоша и ощутила их упругость и тепло.

– Да, – прошептала она.

Джош осторожно привлек Анну к себе. Ее легкие руки опустились ему на плечи. У Джоша все поплыло перед глазами, и губы сами потянулись к ее губам.

Поцелуй был нежным, осторожным, словно губы Джоша ласкали лепестки цветущего бутона. Анна чувствовала, как постепенно, мгновение за мгновением она раскрывается навстречу Джошу, как сладкая истома охватывает ее. Облако нежности полностью заволокло ее, движения стали медленными и плавными. Но страсть уже начала расправлять крылья. Джош медленно отстранился.

Будто не веря, он глядел на нее, и улыбка его, казалось, вобрала всю нежность, какую только способно излучать человеческое существо. Пальцы Джоша нежно коснулись волос Анны, опустились ниже, однако не коснулись лица, а будто парили в воздухе.

Джош снова коснулся волос Анны, одну за другой вытащил заколки, и волосы свободно рассыпались по плечам. Во взгляде его светилась благодарность. Джош прошептал:

– Ты прекрасна.

Анне хотелось ласкать его, но не хватало смелости. Пальцы ее ощущали мягкую, много раз стиранную ткань рубашки, а под ней крепкие мускулы. Когда Джош поднимал руку, мускулы напрягались, и Анна вновь восхищалась его силой. Джош. Сильный, надежный, реальный. Ее Джош.

Губы Джоша приблизились к уху Анны. Она почувствовала, как он вздохнул, и услышала шепот:

– Анна, я боюсь напугать тебя, боюсь обидеть. Скажи, чего ты хочешь… прошу тебя.

Анна закрыла глаза, она уже с трудом могла сдерживаться. Она почувствовала желание, нарастающее так, как обычно подкатывают вот-вот готовые прорваться слезы. “Я хочу, – подумала Анна, – верить тебе, хотя бы сейчас…”

Но разумеется, этого она не сказала, а только подставила губы для поцелуя.

На этот раз поцелуй получился совсем иной – долгий, пронзительный, отчаянный. И когда они с Джошем отпрянули друг от друга, их лица пылали, дыхание прерывалось. Глаза Джоша сверкали, как драгоценные камни.

– Можно я раздену тебя? – прошептал Джош.

У Анны замерло сердце, ощущение тревоги обожгло ее. Тревога… или возбуждение. Однако терять уже было нечего, отступать поздно. Анне с трудом удалось кивнуть, она потупилась и сделала шаг назад.

47
{"b":"4742","o":1}