ЛитМир - Электронная Библиотека

– Отпусти ее, она все равно ничего не сможет сделать!

Преследуемая криками, Анна побежала. Вскочив в седло, она пустила лошадь галопом и мчалась в ночь, боясь только одного – как бы не опоздать.

Глава 23

Стивен Брейди допоздна задержался в банке, потом просидел несколько часов в салуне, что называется, мозоля глаза местной публике. В последние дни Стивен особенно старался, чтобы его местонахождение в любое время могли подтвердить несколько надежных независимых свидетелей. Разумеется, он не предполагал, что ему непременно понадобится алиби, однако запастись им никогда не мешало. Тем более сейчас, когда он так близко подобрался к своей цели, Стивен не мог позволить себе ошибиться.

Из салуна он вернулся в свой небольшой домик на ранчо. Войдя, остановился у двери, чтобы зажечь стоявшую на столике лампу. Но тут в тускло освещенной комнате раздался тихий щелчок взведенного курка, и Стивен замер.

– Привет, Эдди, – раздался голос Джорджа Гринли. Стивен Брейди обернулся. Лицо его не выражало ни удивления, ни злости, а на губах даже появилась радушная улыбка.

– Эй, Джордж, чему я обязан столь неожиданному удовольствию видеть тебя?

Гринли удобно устроился в кресле рядом с камином. Как-то расслабленно, почти небрежно он держал в руке “кольт”, однако в его намерениях можно было не сомневаться.

Джордж улыбнулся:

– Послушай меня, Эдди. Твой игрушечный револьвер – красивая штучка. Наверное, он эффективен против крыс и тараканов. Возможно, ты успеешь выстрелить первым, может, даже попадешь в меня. Но с такого расстояния мой “кольт” сорок пятого калибра проделает в тебе такую дыру, что ты тут же окажешься в царстве небесном, а твоя пуля всего лишь порвет мою куртку. Куртку жалко, да и не хочется собирать с пола кровавые ошметки, которые от тебя останутся, так почему бы тебе сразу не отдать мне свою игрушку?

Продолжая улыбаться, Стивен медленно разжал ладонь, в которой притаился маленький револьвер. Джордж пересек комнату, забрал у Стивена револьвер и сунул его в карман. Стивен скрестил руки на груди и прислонился к дверному косяку.

– Это все, что тебе от меня нужно? – спросил он. Джордж показал дулом своего “кольта” на ближайшее кресло.

– Садись, Эдди, – любезно пригласил он, – нам надо кое о чем поговорить.

Анна понимала, что затея ее бесполезна. Лицо горело, бок болел, струйки пота, стекавшие по лбу, застилали глаза. Даже днем ехать до города верхом по каменистой дороге приходилось больше часа, а к тому времени, когда она вернется вместе с шерифом, уже наступит рассвет. Кто знает, что за это время может сотворить разъяренная толпа? Да, это была глупая идея, жест отчаяния, безумный шаг, но что еще она могла поделать? Разве у нее был выбор?

“Ох, Джош, – с тоской подумала Анна. – Господи, не допусти, чтобы все закончилось так! Прошу тебя, не допусти…”

С лошадиной морды хлопьями срывалась пена, дыхание с хрипом вырывалось из ее груди, однако Анна безжалостно подхлестывала ее. Если она все-таки доберется до города, то еще понадобится время для того, чтобы сменить лошадь…

Вдруг лошадь споткнулась о камень и упала. Анна чудом осталась жива. Когда лошадь с трудом поднялась на передние ноги, стало ясно, что до города она не дотянет.

Тут Анну охватила настоящая паника. Она нуждалась в помощи, свежей лошади, а еще ей нужно было найти шерифа – только он мог спасти Джоша. И делать все это надо было быстро…

По дороге к городу находился всего один дом, и Анна решительно направилась к этому дому, ведя на поводу хромающую лошадь.

– Итак, – начал Стивен, откидываясь на спинку кресла, – о чем пойдет разговор?

Джордж Гринли навис над ним, облокотившись на столик, ствол его “кольта” по-прежнему был направлен на Стивена.

– Наш разговор станет продолжением утреннего. Похоже, ты так и не понял меня, Эдди. Мне показалось, что ты даже хочешь избавиться от меня.

Ставен пожал плечами:

– Мелькнула такая мыслишка, но я решил, что в этом нет необходимости. После сегодняшней ночи, Джордж, мы оба получим то, чего хотели. Вышки будут взорваны, Анна разорится, и все станет по-нашему. Так зачем же разрывать такое удачное партнерство?

– Не такое уж оно удачное, как тебе кажется, – спокойно возразил Джордж. – Тебе все равно не удастся свалить вину на Джоша Коулмана, а Анна Эджком не выйдет за тебя замуж. Эдди, дружище, ты теряешь нюх.

Стивен остался невозмутимым.

– Понимаешь, Джордж, у нас просто разные мнения на этот счет. На самом деле не имеет значения, кого обвинят, поскольку обвиняемым не будешь ни ты, ни я… Но я предпочитаю, чтоб это оказался Коулман. То алиби, которое Анна представила шерифу на следующий день после убийства Райта, шито белыми нитками. Я знаю Анну, она солгала. Но после сегодняшней ночи у нее пропадет желание и дальше выгораживать этого смазливого бродягу.

Что касается ранчо “Три холма”… что ж, признаю, я предпочел бы заиметь его, женившись на Анне, и здесь еще далеко не все потеряно. Женщины странные существа: если их предает один мужчина, они непременно ищут утешения у другого, и я надеюсь как раз оказаться этим другим. Но, – Стивен пожал плечами, – я не из тех, кто ставит свою судьбу в зависимость от взбалмошной женщины. Срок выплаты по закладной наступает через восемь недель, так что так или иначе, но к концу года я перееду на ранчо “Три холма”.

Гринли кивнул:

– Звучит вполне логично. Но ты кое-что упустил. А именно меня.

– Не вижу ни одной причины, по которой у тебя возникло бы желание помешать мне, Джордж. Не станешь же ты рисковать всем, что имеешь.

– Видишь ли, Эдди, – задумчиво произнес Гринли, – прошли времена, когда единственным способом выжить в этих местах было убийство, иначе ты сам становился жертвой. Тогда человек убивал другого, так же не задумываясь, как он убивал змею, чтобы защитить мирную жизнь, которую мы пытались создать здесь.

Однако сейчас все изменилось. А иначе я бы вместо разговоров просто спустил курок. Я уже сказал тебе, что не собираюсь становиться соучастником убийства, поэтому и попросил шерифа приехать сюда. Шериф прибудет через полчаса. За это время ты можешь успеть собрать свои пожитки и убраться из города.

Стивен улыбнулся:

– Помнишь, что я говорил тебе о человеческой натуре? Ты самолюбив, Джордж. Но ты вмешал в наше дело закон и нарываешься на неприятности. Зачем тебе это?

– Совершенно верно, незачем. Поэтому и даю тебе шанс смыться. Мне будет не очень приятно, если люди узнают, что я сделал преступника главой банка, вступил с ним в заговор, чтобы разорить вдову, молчал, когда этот преступник нанял бандита, чтобы взорвать буровые вышки и убить человека. Я много думал об этом, Эдди, и решил, что лучше уж позор, чем смерть.

Стивен снова улыбнулся:

– Возможно, тебе не избежать ни того ни другого. А я всегда выпутывался из сложных ситуаций.

Джордж посмотрел на часы, висевшие над каминной полкой:

– Осталось двадцать минут, Эдди.

– Ты блефуешь.

Джордж присел на кресло, не выпуская оружия.

– Скоро мы это узнаем, не правда ли?

Анна бросила повод и побежала вперед: до ворот дома Стивена оставалось несколько десятков ярдов. Но вдруг перед Анной возникла оседланная лошадь, лениво щипавшая травку у подъездной дорожки. Анна даже не удивилась: видно, само провидение послало ей эту лошадь, а уж как она здесь оказалась, это дело десятое. Анна просто рванулась к лошади.

Однако на дорожке споткнулась обо что-то темное и едва не упала. Господи, там лежал человек! Крик замер у Анны в горле.

Лицо Дакоты было белым как мел, рука прикрывала пятно, которое расползлось по куртке. Когда Анна опустилась возле него на колени, взгляд его затуманенных глаз с трудом сосредоточился на ней.

– Мадам, – прошептал Дакота и попытался улыбнуться. – Не ожидал… увидеть вас здесь.

– Боже мой… – Ошеломленная, Анна не знала, что сказать. “Господи, – в отчаянии подумала она, – этого я уже не выдержу…”

59
{"b":"4742","o":1}