ЛитМир - Электронная Библиотека

Лицо Джейка было печальным.

– Я три года провел в бегах, спасая твою мать от обвинения. Она ведь только защищалась! А потом двадцать лет скрывал от тебя правду, думая, что она причинит тебе боль. Я был не прав.

У Джоша вырвался глубокий, прерывистый вздох. Он устремил взгляд на портрет бабушки.

– А говорили… я думал, что это было убийство. Боль, промелькнувшая в глазах Джейка, ранила Джоша в самое сердце.

– Нет, сынок. Твоя мать не сделала этого намеренно, как и я не убивал собственного брата. То, что произошло… – Джейк сжал ладони Джессики, – это был кошмар, который мы всячески старались забыть, и, думаю, нам это отчасти удалось.

За дверями библиотеки раздался взрыв смеха, послышался громкий голос Джорджа Гринли, который, перекрикивая всех, произносил тост. Оркестр заиграл что-то веселое, послышался шум раздвигаемых стульев – видимо, освобождали место для танцев. Джош еле заметно улыбнулся. Наконец-то Анна научилась устраивать нормальные вечеринки.

– Анна, – вымолвил Джош и был вынужден откашляться, – она всегда утверждала, что здесь что-то не так. Наверное, она лучше знала моих родных, чем я сам. – Он посмотрел на мать: – А от тебя, мама, она просто без ума. Думаю, ты тоже полюбишь ее. – Джош попытался улыбнуться, но попытка не удалась. Он все еще был потрясен тем, что узнал. Оказывается, его страдания были просто ничтожными по сравнению со страданиями его родителей.

А вот Джессика улыбалась, ей хватило сил, чтобы улыбка пробилась сквозь пелену горя. Ее ресницы были мокрыми от слез, которые она и не пыталась смахивать. Она взяла под руку Джейка, как бы успокаивая его и одновременно успокаиваясь сама.

– Джошуа, я не хотела обижать тебя, – ласково сказала она. – И отец никогда не хотел этого.

Джессика решительно подняла подбородок, и этот жест тут же напомнил Джошу Анну. Уже окрепшим голосом она продолжила:

– Я была замужем за Дэниелом Филдингом, но родила ребенка от его брата. Это мой грех, Джош, но мы сполна заплатили за него. Расплачивались все те годы, пока Джейк скрывался, обвиненный в преступлении, которого не совершал. Он даже не знал, что у него растет сын! Расплачивались, когда Дэниел умер, сраженный пулей, предназначавшейся Джейку. Платили все годы, храня тайну и обманывая… Я считала, что оберегаю тебя, но на самом деле защищала только свой покой. Потому что меня терзал стыд. – Джессика перевела дыхание, глаза ее сияли. – Теперь мне уже больше не стыдно, Джош. Когда ты уехал… когда я увидела твои глаза в тот день, мне пришлось оглянуться на свое прошлое. И я поняла, что давно уже перестала стыдиться. Я горжусь твоим отцом, Джошуа, горжусь собой, горжусь тем, что мы создали вместе. И ты тоже должен гордиться.

Джейк посмотрел на жену, его взгляд переполняли любовь и нежность. Затем он снова перевел взгляд на сына.

– Я хочу, Джош, чтобы ты рассказал эту историю своим детям, – спокойно произнес он. – Не дай им вырасти с мыслью, что жить в этом мире легко и что все герои носят золотые доспехи. Расскажи им об их прадедушке и прабабушке, о Хартли и Филдингах, воевавших за эту землю в те времена, когда люди сами устанавливали свои законы. Расскажи им о своей матери, обо мне, о сенаторе Дэниеле. Никто из нас не был безгрешным, но мы делали то, что должны были делать, и делали это ради любви. Расскажи им о вечных ценностях – о семье и любви. И пусть они знают, что значит быть Филдингами.

Джош посмотрел на родителей, и внезапно ему показалось, что в комнате они не одни. Рядом с ними незримо присутствовали Джед и Элизабет, дед Анны – Хартли, Дэниел Филдинг – каждый из них вплел свою нить в гобелен его жизни, каждый из них принял участие в составлении карты, которая привела его в этот дом. Хорошие и плохие, правые и неправые, они являлись неотъемлемой частью и этой земли, и его самого. Они подарили ему Анну, они подарили ему дом.

Душу Джоша заполнила умиротворенность, а вместе с ней пришло чувство гордости и уверенности. У него есть любовь. Все хорошо. Впервые в его жизни все было хорошо.

Джош поднялся с кресла, подошел к матери, нагнулся и обнял ее.

– Я расскажу им, – пообещал он, и мать тоже крепко обняла его. – Я расскажу им, – повторил он.

А потом Джош обнял отца, и некоторое время они так и не размыкали объятий.

После обеда Джессика снова нашла Джейка в библиотеке. До этого они танцевали, разговаривали со старыми друзьями и за несколько часов успели хорошо узнать и полюбить свою невестку. А сейчас Джессика знала, что Джейк непременно окажется в библиотеке.

Он с задумчивым видом стоял возле полок, держа в руках раскрытую книгу. После долгих лет замужества Джессике не надо было спрашивать у мужа, о чем он думает. Столько всего произошло в этой комнате! Здесь, под портретом матери, висевшим над камином, Джессика сочеталась браком с Дэниелом Филдингом. В этой комнате они с Джейком познакомились. В библиотеке Джейк провел много часов, сидя на коленях у отца: он, как и Джош, очень любил слушать рассказы о прошлом. На всем ранчо это место хранило больше всего воспоминаний.

Джессика тихонько закрыла дверь – праздник в доме продолжался. Джейк взглянул на нее и улыбнулся. Джессика подошла к мужу и ласково погладила его по руке.

– Грустишь? – спросила она.

Джейк закрыл книгу и поставил ее на полку.

– Конечно, я так скучаю по этому дому! Как бы я хотел, чтобы все обернулось иначе. Но я не в силах изменить прошлое… – Лицо его освещала теплая улыбка, которая до сих пор заставляла сердце Джессики биться учащенно. – Однако я ни на что не променяю те годы, которые мы с тобой прожили вместе. Это была хорошая жизнь, Джессика. – Ладонь Джейка нежно легла на затылок жены, пальцы играли завитками ее волос. – Нам было нелегко, но именно трудные дни позволяют как следует оценить мгновения счастья.

Джессика кивнула:

– Думаю, наш сын тоже понял это.

– Да, ты права. – Джейк задумался. – Знаешь, когда этим летом он уезжал от нас, это был своенравный, вспыльчивый мальчишка. Наверное, мы оба с тобой виноваты в этом. Но когда я посмотрел на него сегодня, знаешь кого я увидел?

– Мужчину, – ответила Джессика, и оба улыбнулись.

Они обнялись и вместе подошли к окну. Туман до конца не рассеялся, и пейзаж выглядел холодным и пустынным. Особенно уродливо смотрелась буровая вышка, стоявшая в двухстах ярдах от дома. Пока Джейк и Джессика смотрели в окно, две фигуры пересекли лужайку. Это были Анна в накинутом поверх подвенечного наряда плаще и Джош – без шляпы, в свадебном костюме. Они шли обнявшись, склонив друг к другу головы, смеялись и разговаривали, не обращая внимания на сырость и холод.

Глядя на них, Джессика не смогла удержаться от смеха:

– Ты только посмотри!

– Похоже, он нашел именно то, что искал. – Джейк еще крепче обнял жену. – Как когда-то я нашел тебя.

Джессика положила голову на плечо мужа.

– Я рада, что мы с тобой решили дать им денег.

– Джош заработал эти деньги. И потом, я хочу, чтобы мои внуки росли здесь, как рос я.

– Ну, может быть, не совсем так, как ты. Времена ведь изменились, Джейк.

Джейк поцеловал жену в лоб.

– И на мой взгляд, изменились к лучшему. Прерывисто вздохнув, Джессика сильнее прижалась к мужу.

Некоторое время они стояли так, глядя в окно на пейзаж, который был таким знакомым и в то же время другим, и наблюдая с родительской гордостью за новобрачными.

– Кто бы мог подумать, что Филдинги вернутся сюда? – пробормотал Джейк.

Джессика тихо рассмеялась:

– А кто бы мог подумать, что под одной крышей соберутся Хартли и Филдинги?

– Все хорошо, что хорошо кончается. – Джейк рассеянно улыбнулся, словно мысли его сейчас были далеко. – А знаешь, я думаю, отец по-настоящему гордился бы, если бы увидел сегодняшний день.

Джессика повернулась к нему, глаза ее светились любовью и гордостью.

– Я тоже так думаю.

Их губы слились в поцелуе.

Анна крепче прижалась к Джошу. Холодные капельки тумана покрывали ее лицо и платье, однако она совсем не чувствовала этой сырости: с Джошем ей всегда было тепло.

65
{"b":"4742","o":1}