ЛитМир - Электронная Библиотека

Что действительно удивило Джоша, так это приметы сегодняшнего дня – аккуратные цветочные клумбы, кусты, подстриженные в форме шахматных фигур, лошадиных голов и щитов со скрещенными мечами. Джош никогда в жизни не видел ничего подобного, поэтому долго разглядывал эти произведения садового искусства, изумленно качая головой.

Позади дома он заметил каменную стену. Одному Богу известно, из какого далека хозяйке пришлось привозить камень: в их краях такого камня не было. Стена окружала просторный сад с мраморными скамейками, небольшими статуями и беседками, вокруг которых цвели розы. А стоявший посередине сада изящный летний домик напоминал о старой доброй Англии.

Словом, хозяйка всего этого, несомненно, обладала вкусом и фантазией, но Джош заметил и другие детали. Кровля чудесного дома обветшала, а корни виноградной лозы начали разрушать кирпичи. Суслики подрыли фундамент; ворота изгороди, окружавшей сад, покосились. Такие мелочи не должны ускользать от внимания заботливого владельца ранчо.

Джош подумал, что, будь он управляющим, все было бы иначе. Он представил себе, каким когда-то было ранчо “Три холма” и каким оно снова могло бы стать. Он наверняка смог бы вернуть ему прежний вид.

Хозяйке просто не хватает в доме мужчины. К счастью, он знал мужчину, который мог бы ей помочь.

Анна Эджком, леди Хартли. Каждый раз, когда он думал о ней, на лице его появлялась усмешка. В последние три месяца и тысячу миль пути многие картины мелькали в его воображении, однако все это и близко не напоминало действительность.

Войдя в жилище ковбоев, Джош не увидел ничего необычного: ряды коек, пара столов для игры в карты, крючки на стенах для одежды и пузатая печь. Сейчас комната была пуста, однако в ней витал запах табачного дыма и пота тех людей, для которых это место стало домом. Печальная усмешка скривила губы Джоша, когда он подумал, что это помещение будет и его домом… по крайней мере некоторое время.

Он рывком захлопнул за собой дверь и отыскал пустую койку у окна. Бросив рядом с ней седельные сумки, Джош растянулся на койке, вытянул ноги и закинул руки за голову. На всякий случай он не стал снимать ремень с кобурой и сапоги. В свое время этому его учил отец.

Отец. Ленивое выражение исчезло с лица Джоша, мускулы невольно напряглись. Он до сих пор думал об этом человеке как об отце. Трудно отвыкнуть от старых привычек.

За долгие месяцы путешествия Джош пришел к выводу, что злость, сожаление и боль – все это преходяще, повседневные житейские дела поглощают их. Однако полностью эти чувства не исчезают, они просто выбирают потайной уголок сознания и ждут, чтобы появиться на свет Божий в самый неподходящий момент.

Через некоторое время, поняв, что сон так и не придет к нему, Джош сел на койке и потянулся к седельным сумкам. Он медленно развязал шнур, вынул куртку, чистую рубашку, моток веревки с колышками, которыми обычно огораживают участки, и, наконец, у самого дна его пальцы нащупали то, что он искал. Джош вытащил из сумки Библию.

Книга была старой и потрепанной. Кожаная обложка потрескалась, бумага деформировалась – видимо, от того, что когда-то давно промокла. Джош наизусть знал историю о том, как промокла Библия. Тонкие страницы пожелтели от времени, в одном углу их погрызла мышь.

Он сидел, устремив взгляд на Библию, и машинально водил пальцем по стертым золотым буквам на обложке. Это стало у него чем-то вроде ритуала: Джош всегда доставал Библию и гладил ее – перед сном или днем, в те моменты, когда ему было тяжело. Это приносило ему одновременно и успокоение, и боль, однако главным образом наполняло его решимостью.

Открыв обложку, Джош перелистал первые страницы. Здесь перечислялись имена людей четырех поколений, рассказывалось об их рождении, браках, смертях. Эта была полная история рода – единственное наследство Джоша. Когда-то эти записи являлись предметом гордости благородного семейства. Однако последние двадцать лет Библия хранилась на дне сундука, стоявшего на пыльном чердаке, пока Джош не отыскал ее. И эта находка перевернула его жизнь.

Джош коснулся выцветшей чернильной строчки. Джошуа Эдвард Филдинг, его дедушка Джед. Родился 1 июня 1814 г., 31 мая 1839 г. женился на Элизабет Коулман. Далее упоминалось о кораблекрушении и человеке по имени Хартли, который пытался убить деда. В тот далекий день Джед спасся сам, спас женщину, на которой собирался жениться, и Библию… однако заполучил себе врага на всю жизнь.

Когда Джед Филдинг начал разводить среди этих холмов крупный рогатый скот, лонгхорнские коровы отличались характером агрессивным и более своенравным, чем некоторые лошади и многие люди. Поэтому их разведение в то время было делом не менее опасным, чем война. Однако Джед Филдинг справился с этим. Он развел большое стадо, перегнал его в Новый Орлеан, затем в Мобил и далее, в Филадельфию. Там он построил для своей жены прекрасный особняк с белыми колоннами на земле, где до этого не стояло ничего, кроме жалких лачуг и бревенчатых домиков. К тому времени когда в Канзасе была построена железнодорожная станция, Джед Филдинг уже был богатым человеком и по-своему легендарной личностью.

Под именами Джеда и Элизабет Филдинг значились имена их сыновей: Дэниел Филдинг, 1841—1879 гг., и Джейк Филдинг, I852-…

Палец Джоша остановился на первом имени, он провел им по буквам, словно выцветшая строчка могла вызвать в памяти образы, дать ответы на вопросы. Дэниел Филдинг, о существовании которого Джош еще три месяца назад даже и не подозревал. Дэниел Филдинг, женившийся 15 июля 1876 г. на Джессике Дункан. А ниже их имен стояла последняя запись, об их сыне.

Джошуа Коулман Филдинг, родился 1 июня 1877 г.

В памяти Джоша замелькали события, благодаря которым он оказался здесь.

Стоял прекрасный июньский день, и в этот день его сестра Бет выходила замуж. Погода была теплая и безоблачная, не слишком жаркая. Изредка легкий ветерок колыхал нарядные юбки леди и края клетчатых скатертей, которыми были накрыты длинные столы, стоявшие под деревьями. Невеста, вся в кружевах, выглядела потрясающе, жених смотрелся мужественным и гордым.

Джошу захотелось сделать Бет что-нибудь приятное. Он отправился на чердак, чтобы отыскать фотографию сестры на оловянной тарелке, которую сделал владелец табачной лавки в Денвере. Бет тогда было три года. Джош любил сестру и хотел подарить ей в день свадьбы что-нибудь необычное.

Роясь в старом сундуке, забитом всяким хламом, он и обнаружил на его дне Библию с историей рода. Вот тогда прошлое и распахнулось перед ним, как зияющая пасть монстра.

Почему они раньше не рассказали ему об этом? Даже не открывшаяся правда повергла Джоша в такой шок, а их отчаянное старание все эти годы хранить правду в тайне. Что же такого постыдного было в его рождении, что следовало так тщательно скрывать, никогда не упоминая об этом даже шепотом?

Согласно записи, мать Джоша была замужем за Дэниелом Филдингом, от этого брака родился их единственный сын Джош. Однако Джош всегда считал своим отцом Джейка Филдинга. Так кто же такой был этот Дэниел, о котором Джош никогда не слышал? Что с ним произошло? Почему Джейк женился на жене брата, воспитывал его сына как своего и тщательно хранил эту тайну?

Если бы только они рассказали ему обо всем! Когда Джош принялся расспрашивать, мать застыла как изваяние, а Джейк впал в ярость. А ведь стоило им все спокойно объяснить, этот день, возможно, кончился бы совсем иначе. Все, о чем просил Джош, так это рассказать правду, и эта правда оказалась единственным, в чем они ему отказали.

Джоша это вывело из себя. Мать, почти обезумевшая от горя, умоляла его успокоиться, но Джоша захлестнули ярость, паника, стыд. Даже сейчас он не мог припомнить, что же такое сказал Джейку, отчего тот не сдержался и ударил его. Помнил только, как лежал в пыли, из губы сочилась кровь, а потом, не успев осознать своих действий, Джош направил револьвер на человека, которого всю жизнь считал отцом.

Наступила ледяная, гнетущая тишина. Прошлая жизнь кончилась. Джош увидел горечь и разочарование в глазах Джейка, ужас на лице матери и понял, что ничего уже не вернуть. Он вскочил на лошадь и покинул дом, понимая, что, возможно, никогда больше не увидит ни этот дом, ни родителей, которых когда-то так любил.

7
{"b":"4742","o":1}