1
2
3
...
27
28
29
...
75

Он поймал себя на том, что слишком много времени проводит в размышлениях, чем бы еще порадовать Джессику, и это ему не очень-то понравилось. И тем не менее стоило Джессике ему улыбнуться, как на сердце у него становилось легко и радостно. В Джессике каким-то непостижимым образом переплетались невинность и мужество, детская непосредственность и женская зрелость. Хотелось обнять ее, прижать к своей груди, защитить, приласкать и любить, любить беззаветно…

Черт бы побрал этого Дэниела! Если ему потребовалась жена – соратница, помощница в его политических делах или что-то в этом роде, – почему он не нашел себе какую-нибудь старую деву, страшную как смертный грех, которой было бы наплевать на то, что он неполноценный мужчина? Зачем он взял в жены такую ослепительную красавицу, мимо которой ни один нормальный мужик не сможет пройти спокойно? Дэниел далеко не дурак, так неужели он не понимает, что такая женщина, как Джессика, принесет ему одни неприятности?

И все-таки Дэниел в первую очередь политик – Джейк слишком долго живет с ним по одной крышей, чтобы этого не знать, – и понимает, что красотка жена поможет ему завоевать на выборах много голосов, а для Дэниела это очень важно. Может, именно поэтому он и выбрал Джессику в жены?

Но что же делать ему, Джейку? Может, все-таки не везти ее к брату? Нет, об этом не может быть и речи. Дэниел этого не переживет, да и Джессика, похоже, будет несчастна. Да, но жить с ней в одном доме и ловить ее мимолетные улыбки, смотреть, как она поднимается к себе в спальню, пустую спальню… Такого и врагу своему не пожелаешь.

Внезапно Джейка осенило. Господи, как же он забыл! Ведь это решит все проблемы сразу.

Джессика бросила в тушеное мясо горсточку перца и, взглянув на Джейка через плечо, улыбнулась. У Джейка защемило сердце.

– Пусть еще немного покипит, – проговорила Джессика. – Есть очень хочешь?

– Могу подождать, – ответил Джейк и снова взялся за свою зубочистку.

Джессика выпрямилась и внимательно посмотрела на Джейка. За последние дни она уже не раз поражалась тому, насколько он не похож на своего брата. Дэниел был открытым, как солнечный свет, и нежным, как теплый летний ветерок. Джессика всегда знала, чего от него можно ждать. А вот Джейк был непредсказуем и вспыльчив… Зато с ним было интересно и волнующе, как перед грозой, когда дух захватывает в ожидании разгула стихии. Конечно, Джейку недоставало изысканных манер брата и его изящества, однако его грубая сила давала Джессике ощущение полной безопасности. Кроме того, рядом с Джейком она не испытывала неловкости, как это иногда бывало с Дэниелом, когда Джессике казалось, что она никогда не будет для него достаточно хороша и всегда будет смотреть на него снизу вверх. С Джейком же она чувствовала себя на равных. Она даже поверяла ему свои самые сокровенные тайны, а он ни разу не поднял ее на смех, всегда внимательно слушал. И почему это с Дэниелом она никогда не чувствует себя свободно?

Дэниел, конечно, замечательный человек. Нежный, щедрый, потрясающе красивый, но она никогда не обращала внимания на то, сильные ли у него ноги, играют ли под тонкой тканью рубашки мышцы… Внезапно Джессике пришло в голову, что она вообще забыла, как выглядит Дэниел. На душе стало как-то неприятно и тягостно, словно она совершила какое-то гнусное предательство, и Джессика, пытаясь сбросить его с себя, поспешно взяла ложку и стала помешивать мясо. Впрочем, что себя накручивать, выдумывать проблемы там, где их нет, размышляла она. Джейк с Дэниелом совершенно разные, вот и все. Джейк ей нравится, но Дэниела она любит. Беззаветно и искренне. И по возвращении в «Три холма» жизнь ее будет счастливой и радостной, ведь рядом с ней будет Дэниел, ее обожаемый муж, и его брат Джейк, ее добрый, хороший друг.

– А знаешь, что я сделаю, как только приеду домой? – спросила Джессика с задумчивой улыбкой. – Приму ванну. Настоящую горячую ванну. Я слышала, что в больших городах продают необыкновенный мыльный порошок. Положишь его в воду – и на поверхности появляются пузырьки, а вода начинает благоухать цветами. Купаться в такой воде, должно быть, одно удовольствие. А еще я слышала, что есть такая вода, которая называется туалетной. Помажешь ею кожу – и сразу запахнет розой. Как, должно быть, приятно ходить по шикарным магазинам, источая нежный аромат, и любоваться всякими красивыми флакончиками, лентами и бумажными цветами! – Джессика застенчиво рассмеялась. – Когда папа останавливался в городе, мне очень хотелось это сделать, но, конечно, он никогда не выпускал меня из повозки.

– Ты можешь не просто любоваться всеми этими вещами, Джессика, – осторожно проговорил Джейк. – Ты можешь их иметь.

Обернувшись через плечо, Джессика бросила на него недоверчивый взгляд и залилась краской.

– Ну что ты… Я вовсе не это имела в виду… Дэниел и так уже был ко мне слишком добр. У меня язык не повернется просить его о таких пустяках. Нет… – Она смущенно улыбнулась и, повернувшись к костру, снова принялась помешивать жаркое. – Единственное, чего мне хочется, – это просто жить в «Трех холмах» с Дэниелом.

– Нет, тебе хочется большего, хотя, быть может, ты и сама этого не понимаешь, – проговорил Джейк, не сводя с нее задумчивого взгляда. – И ты заслуживаешь большего.

Джессика замерла и, обернувшись к Джейку, вопросительно взглянула на него.

– Я много размышлял о том, что ты мне рассказывала о себе и о той жизни, которую вела. – Лицо его сделалось очень серьезным. – Несправедливо, Джессика, что такая молодая и красивая девушка, как ты, перед которой распахнут целый мир, не видела его и ничего не знает о нем. А сейчас тебе представляется возможность его посмотреть.

Щеки у Джессики залились румянцем, и она склонилась над костром, чтобы скрыть его. Она была тронута такой нежной заботой, и ей льстило, что Джейк назвал ее красивой. Прежде он никогда этого не говорил.

– У меня есть все, – просто сказала Джессика.

– Тебе не захочется возвращаться к Дэниелу и жить на каком-то Богом забытом ранчо восточного Техаса, когда ты увидишь мир во всем его великолепии. – Джейк изо всех сил старался говорить спокойно, чтобы Джессика не уловила в его голосе нетерпения. – Ты сможешь жить в любом городе мира, в каком только пожелаешь: в Нью-Йорке, Новом Орлеане или даже в Париже, во Франции. Ты сможешь купить себе самые красивые наряды, карету и хорошенький маленький домик. Ты сможешь поступить в какой-нибудь колледж, где обучают танцам и хорошим манерам. Черт подери, Джессика, ты только подумай об этом! – Вскочив, он порывисто воскликнул: – У меня есть деньги, столько, что тебе и за всю жизнь не истратить! Я могу посадить тебя на поезд, и ты поедешь, куда тебе захочется. Накупишь себе всяких туалетов, будешь ходить на званые вечера, где найдешь какого-нибудь хорошего молодого человека, который будет тебе настоящим мужем.

У Джессики все внутри оборвалось. Она не верила своим ушам. Внезапно ей припомнился тот вечер в «Трех холмах» – как давно это было! – когда она кружилась с Джейком в вихре вальса. Тогда он тоже предложил ей деньги в обмен на расторжение брака, и глаза у него казались темными от ненависти. И оказывается, после всего того, что они пережили вместе, он ни капельки не изменился. Она поверяла ему свои самые сокровенные секреты, свои чаяния и надежды, в общем, изливала ему душу, а он все это время думал только о том, куда бы ее сплавить. Ничего не изменилось!

Джессика почувствовала такую тяжесть в груди, что ей стало трудно дышать.

– У меня уже есть муж, – тихонько прошептала она.

Нетерпеливо сорвав с головы шляпу, Джейк провел рукой по волосам.

– Черт подери! Дэниел никакой тебе не муж, и ты это прекрасно знаешь. Ты собираешься выбросить на ветер целую жизнь! Неужели ты этого не понимаешь? – Джейк попытался придать своему голосу большую уверенность. – Послушай, все, что от тебя требуется, – это написать Дэниелу письмо о том, что ты передумала. Он поймет. Брак будет расторгнут, а я позабочусь о том, чтобы ты ни в чем не нуждалась. Так будет лучше для всех, понимаешь?

28
{"b":"4743","o":1}