ЛитМир - Электронная Библиотека

– Если я сниму башмак, – коротко бросил он, – у меня распухнет нога, и потом уже я никогда его не надену. – Он глубоко вздохнул, превозмогая боль, с такой же решимостью и твердостью отгоняя ее от себя, с какой вонзал шест в илистое дно болота. И уже более сдержанно добавил: – Нога не сломана. Только сильно кровоточит. Наверное, рана глубокая. Самое лучшее, что я могу сделать, – это оставить все как есть. Ничего со мной не случится. Мы должны плыть дальше.

Джессика с беспокойством оглянулась. Крокодилы плыли за их лодкой, и не думая отставать. Похоже, Джейк прав: нужно плыть дальше. Она внимательно посмотрела на Джейка, и ей стало не по себе. Казалось, каждое движение причиняет ему острую боль, хотя он стоически пытался не подавать вида, что испытывает адские муки. Кожа приобрела землистый оттенок и вся покрылась капельками пота. Он совсем не мог опираться на больную ногу и всякий раз, когда отталкивался шестом, чуть не падал.

Джессика открыла было рот, чтобы начать уговаривать его передохнуть, но поняла, что это бесполезно. Джейка не переупрямить. Чем больше она будет его просить, тем настойчивее он будет в своем решении. Ладно, решила Джессика, еще несколько метров. Только несколько метров, а потом она заставит его остановиться на ночлег и разуться.

Прошло еще немного времени. Джейк упрямо продвигал пирогу вперед. Джессика не сводила глаз с кормы, каждую секунду ожидая какой-нибудь опасности, но все было спокойно. Слышалось лишь тяжелое дыхание Джейка. Он по-прежнему ритмично с силой втыкал шест в воду и вытаскивал его из воды. Джессика перевела дух. Ей показалось, что Джейк уже тверже стоит на ногах. Лицо, правда, слишком мрачное, но это скорее всего от напряжения. Все с ним будет хорошо!

Вдруг голос Джейка, очень спокойный и ровный, прервал ее размышления:

– Джессика, мне нужна твоя помощь.

Глаза Джейка смотрели куда-то поверх ее головы, словно он заметил что-то вдалеке, губы были серого цвета, пальцы, которыми он крепко сжимал деревянный шест, побелели.

– Возьми шест, – проговорил он, – и толкай лодку сама. Не останавливайся. Мне кажется, я больше не могу…

Джессика мигом вскочила и, выхватив шест у Джейка из рук, другой рукой попыталась поддержать его, но сил у нее на это не хватило. Джейк мешком свалился на дно лодки. Джессика опустилась рядом с ним на колени. Глухие рыдания вырвались у нее из груди. Джейк лишь отмахнулся.

– Все будет хорошо, – проговорил он невнятным голосом и, тяжело дыша, добавил: – Только ужас как болит… Нужно несколько минут передохнуть…

«О Господи, Джейк, только не умирай!» – взмолилась Джессика и положила его голову к себе на колени. Заметив, что Джейк закрыл глаза, она осторожно положила его голову на седло, чтобы ему было удобнее.

В этот момент Джейк открыл глаза и схватил ее за руку.

– Плыви дальше, – проговорил он хриплым голосом. – От меня несет кровью, так что мы не можем… останавливаться. Просто втыкай шест в дно и налегай на него всем телом. Это несложно. Ты справишься.

– Да, справлюсь, – сказала Джессика и сама поразилась тому, насколько уверенно прозвучал ее голос. Внутри же у нее все сжималось от страха.

Что же делать дальше? Уже темнело. Как облегчить страдания Джейка – непонятно. Болото кишмя кишит змеями и крокодилами, в лесах по обоим берегам рыщут медведи и пумы. И потом, что станет с Джейком, если она не сумеет вылечить его рану?

– Не беспокойся, – тем не менее решительно добавила она.

Джейк кивнул и, тяжело сглотнув, закрыл глаза.

Джессика встала. Она справится, обязательно справится. Ведь жизнь Джейка находится в ее руках и он на нее надеется. Она воткнула шест в воду и, облокотившись о него, оттолкнулась. Лодка описала круг. Она попробовала еще раз, приложив всю силу, которая у нее была. На сей раз лодка пошла прямо, однако не в том направлении, которое было нужно, а к берегу. Джессика бросилась к корме, пытаясь исправить положение.

Она вся взмокла от пота. Однако причиной тому была вовсе не физическая усталость, а страх. Именно от страха исступленно билось сердце. Сколько времени она продержится? И что произойдет с ними, если она остановится? Тяжело ли ранен Джейк? Джессика знала, что такое гангрена и заражение крови, от которого человек умирает в течение нескольких дней… О Господи, только бы этого не случилось с Джейком! Он должен получить помощь. Она обязана что-то придумать.

И внезапно ее осенило. Ловушка! Ведь кто-то поставил ее в воду, не сама же она появилась там каким-то непостижимым образом. Кто-то ее установил. Выходит, они не одни в этом болоте. Если есть ловушка, значит, поблизости есть и охотник, а если есть охотник, то существует вероятность того, что им окажут помощь. Первая робкая надежда забрезжила в душе Джессики, и она повернулась к Джейку, чтобы сообщить ему об этом, но глаза его были закрыты, и Джессика промолчала.

Нет, нельзя уплывать далеко. Где-то рядом непременно должна быть хижина охотника, Джессика чувствовала это. Единственное, что оставалось, – это найти ее.

Вытащив шест из воды, она снова погрузила его в воду и с силой оперлась о него. Пот заливал глаза, и казалось, что это вовсе не пот, а слезы.

– Хотя я иду по долине, где притаились тени смерти, – зашептала она, – я не боюсь зла, ведь ты со мной, о Господи! Твой посох охраняет меня…

Джейк то приходил в себя, то впадал в забытье. Боль яростным пламенем охватила не только ногу, но и все его тело. Стиснув зубы, он пытался бороться с ней, но ничего не получалось. Он слышал шепот Джессики, но не мог разобрать слов. Пытался разглядеть ее силуэт, но перед глазами стояла кровавая пелена. Отчаяние охватило его, лишь усилив и без того невыносимую боль. «О Господи, не дай мне умереть! – взмолился он. – Только не сейчас. Если я умру, она останется совсем одна…» И тут туман поглотил последние проблески его сознания.

* * *

Когда стемнело, Джессика наконец увидела то, что искала. Она не знала, сколько времени плавала по болоту взад и вперед, взад и вперед, не отъезжая больше чем на триста ярдов от того места, где был установлен капкан, напряженно ощупывая глазами поросший деревьями и густым кустарником берег в полной уверенности, что она что-то не заметила. Она была уверена, что хижина где-то рядом. Джессика уже не чувствовала острой боли в плечах и в ногах, только дышать было трудно. Казалось, легкие сейчас не выдержат и разорвутся. Всякий раз, когда Джессика поднимала шест, она не знала, удастся ли ей сделать это еще раз.

Наступили сумерки. Окружающая природа приняла зыбкие очертания, становилось все страшнее, и вдруг… Нет, нет, она не верила своим глазам…

Хижина. Она сливалась с деревьями, ветви которых причудливо переплетались. Домик был установлен на кипарисовых сваях, отстоявших футов на пятьдесят от берега и со стороны казавшихся обыкновенными стволами деревьев. Но над ними, почти скрытая в густой листве, виднелось причудливое сооружение из кипарисовой коры под крышей из листьев карликовой пальмы. Джессика вспомнила рассказ Джейка о семье, потерпевшей кораблекрушение и соорудившей себе дом на дереве. Издав торжествующий вопль, она принялась грести к берегу. Наконец-то они нашли надежное пристанище!

Когда до берега осталось совсем немного, она неуклюже перелезла за борт, позабыв о том, что в воде ее могут подстерегать всякие опасности в виде крокодилов и змей, ухватилась за нос пироги и, пыхтя и отдуваясь, принялась вытаскивать ее на берег. Наконец Джессике удалось это сделать, и она тотчас же кинулась к Джейку.

– Джейк, – позвала она, тряся его за плечо сначала легонько, а потом все сильнее. – Джейк, вставай! Пожалуйста, вставай!

Обернувшись, Джессика бросила обеспокоенный взгляд на хижину. В ней по-прежнему не было света, отчего вид у нее был совершенно заброшенный. Значит, помощи ждать неоткуда. Как же ей одной затащить Джейка наверх?

– Джейк. – Она крепко сжала его руку. – Ну прошу тебя!

Джейк открыл глаза и посмотрел на нее отсутствующим взглядом. Джессика даже не была уверена, что он ее слышит.

33
{"b":"4743","o":1}