ЛитМир - Электронная Библиотека

Джессика покраснела. Джейк смотрел на нее так, что ее вдруг охватило непонятное смущение, а сердце забилось быстрее. Сам он тоже выглядел совсем другим. Волосы коротко подстрижены, лицо чисто выбритое и загорелое. Новенькая накрахмаленная рубашка, новый жилет, галстук и до блеска начищенные ботинки. Даже ремень для кобуры был начищен. Джейк выглядел таким свежим, мужественным и настолько красивым, что Джессике даже не верилось, что перед ней человек, с которым она столько времени провела в болоте. Близость его каким-то непостижимым образом волновала Джессику. Не в силах больше выдерживать его взгляд, она опустила глаза.

– Спасибо тебе за платье… и вообще за все, – пробормотала она.

– Я рад, что тебе понравилось.

Джейк никак не мог оторвать от нее взгляда. Наконец, вспомнив, зачем он, собственно, пришел, проговорил, стараясь, чтобы голос его звучал как обычно:

– Я подумал, может, тебе захочется сходить со мной на телеграф. Вдруг уже пришла телеграмма из «Трех холмов». А потом мы могли бы поужинать в салуне, пока там еще не очень людно.

Джессика лишь радостно улыбнулась в ответ. И вовсе не потому, что ей так уж не терпелось получить ответ из «Трех холмов» или ей уж слишком хотелось есть, а потому, что больше всего на свете ей хотелось прогуляться по главной улице городка в новом платье под руку с Джейком.

И не было женщины счастливее Джессики, когда Джейк, бережно взяв ее под руку, вывел на улицу и повел по тротуару. Впервые Джессика почувствовала, что она красива, что о ней заботятся и ее не дадут в обиду. А еще она явственно ощущала, что с таким мужчиной, как Джейк, ее где угодно примут с распростертыми объятиями.

Они почти не разговаривали. Джессика чувствовала, как пульсирует жилка на руке Джейка в том месте, где ее рука касается его руки, с удовольствием ощущала исходящее от него тепло. Проходя мимо запыленной витрины магазина, она взглянула на нее и увидела отражение Джейка: он улыбался. Джессика почувствовала смущение и радость. Смущение оттого, что он догадался о ее желании зайти в магазин посмотреть товары, а радость – потому что Джейк, судя по радужному выражению его лица, совершенно забыл о неприятном инциденте, произошедшем у стойки салуна.

На телеграфе оказалось полным-полно народу, и Джессика осталась у дверей, предоставив Джейку возможность самому протискиваться сквозь толпу. Путешествие их подходило к концу, однако это ее почему-то не радовало. В глубине души она вовсе не ждала телеграммы от Дэниела, как должна была бы, хотя и пыталась убедить себя, что ей ужасно хочется узнать, что Дэниел жив и здоров и ждет не дождется ее возвращения. Сама она не горела желанием его увидеть. Почему-то она подумала, что сейчас теряет что-то самое ценное.

– Добрый день, мэм, – послышался у нее за спиной чей-то голос.

Джессика в изумлении обернулась. Позади стоял незнакомый мужчина. Джессика глянула в его ледяные серые глаза, и улыбка, появившаяся было на ее губах, тотчас же погасла.

Это был крупный мужчина с длинным лошадиным лицом, испещренным оспинами, и сильными руками, Он смотрел на Джессику с такой наглой ухмылкой, что она похолодела. На бедрах его, довольно низко, где-то под слегка выпяченным животом, болтался револьвер. Незнакомец стоял, опираясь о стену, в несколько небрежной позе, однако производил впечатление человека с молниеносной реакцией, который привык действовать не раздумывая. На жилете его красовалась звезда шерифа.

Джессика инстинктивно подалась назад. Мужчина не сводил с нее глаз. Взгляд его, казалось, пронзал ее насквозь, срывал с нее одежду, и, похоже, мужчине это доставляло огромное удовольствие.

– Добрый день… шериф, – как можно приветливее сказала Джессика.

Мужчина коснулся своей сильной рукой полей шляпы.

– Шериф Стреттон, мэм. Это мой город.

Джессика слегка улыбнулась, не зная, что сказать. Шериф по-прежнему не сводил с нее взгляда.

– Видел, как вы сегодня приехали. – Ухмылка его стала еще более гадкой. Протянув руку, он коснулся кружев, украшавших рукава платья Джессики. – В платье вы лучше выглядите. Больше похожи на настоящую женщину.

Джессика попятилась, но уперлась спиной в стену. Дальше отступать было некуда.

Однако шерифу, похоже, было на это наплевать. Его грубая рука прошлась по голой руке Джессики. Кожа тотчас же покрылась мурашками.

– Этот ваш брат… – Джессика заметила, что на слове «брат» шериф сделал ударение, однако по своей наивности не поняла почему. – Слишком уж он вспыльчив. А мы здесь, в Дабл-Спрингс, живем тихо-мирно.

– Мы не хотим никому причинять беспокойства, – дрогнувшим голосом проговорила Джессика.

Палец шерифа заскользил по ее руке с внутренней стороны, а когда Джессика попыталась прижать руку к телу, палец забрался в сгиб локтя, едва не касаясь груди.

– Это хорошо. – Шериф теперь стоял чуть ли не вплотную к Джессике, обдавая ее зловонным дыханием. – Я стараюсь знакомиться со всеми, кто приезжает в наш город, и с мужчинами, и с женщинами, особенно с хорошенькими. – Глаза его сладострастно загорелись. – Городок у нас маленький, и дела идут по заведенному мною порядку. Люди довольно быстро понимают, что со мной лучше ладить.

У Джессики исступленно забилось сердце, в горле пересохло. Ей казалось, что на теле ее, в тех местах, которых касались его мерзкие руки, появляются грязные пятна. Ухватив Джессику рукой за подбородок, шериф заставил ее взглянуть ему в глаза. Похотливый блеск его глаз усилился.

– Вы понимаете, что я имею в виду… мэм?

– Что, черт подери, здесь происходит?

Голос говорившего звенел от злости, однако Джессика вздохнула с облегчением: это был Джейк.

Не спеша выпрямившись, шериф встретился взглядом с Джейком. В глазах его читалось то же презрение и необузданная сила.

– Я всего лишь выполняю свою работу, мистер, – протянул он.

Лишь огромным усилием воли Джейку удалось обуздать свою ярость. Он прекрасно видел, как эта скотина лапал Джессику, и единственное, чего ему хотелось, – это заехать мерзавцу в челюсть. Однако значок шерифа его остановил. Можно, конечно, не всегда уважать закон, однако подчиняться ему следует… или по крайней мере оправдать кого-то за недостаточностью улик.

– И ваша работа заключается в том, чтобы приставать к женщинам? – ядовито осведомился он.

Шериф выпрямился и как бы невзначай ухватился за ремень, на котором висела кобура с «кольтом». Джессика вся напряглась.

– Моя работа, – неторопливо произнес Стреттон, – заключается в том, чтобы проверять всех приезжих.

– А не лапая можно ее проверить?

Джейк говорил громко, так что на телеграфе все его слышали. Да и прохожие сгрудились на противоположной стороне улице, ожидая, что будет дальше. Джессика взглянула на Джейка: на щеках его ходили желваки, он не сводил полного ненависти взгляда с шерифа.

– Джейк, прошу тебя… – начала было она, однако шериф ее опередил.

– Я как раз говорил вашей очаровательной… сестре, что нам здесь, в Дабл-Спрингс, никакого беспокойства не нужно.

– Держись от нее подальше, и его у тебя не будет! – выпалил Джейк.

– Угрозы властям, парень? – зловеще прошипел Стреттон.

Джейк шагнул к нему.

– Ах ты, сукин сын, если бы я хотел угрожать…

– Джейк, прошу тебя! – Джессика поспешно схватила Джейка за руку и умоляюще взглянула на него, потом перевела взгляд на суровое лицо шерифа, потом на жаждущую крови толпу горожан. – Все в порядке. Он вовсе не это имел в виду… Может, пойдем? Я… я ужасно проголодалась.

Глубоко вздохнув, Джейк разжал кулаки. Он прекрасно знал таких людишек, как Стреттон. Навидался их за время путешествий вдоволь. Не исключено, что несколько лет назад этот мерзавец сам был вне закона. А теперь, поди ж ты, страж порядка! Готов пристрелить любого, кто ему не подчиняется. Краешком глаза Джейк заметил его охранников, выдававших себя за его помощников и бдительных членов комитета. При виде угрожавшей их боссу опасности они выползли из тени и придвинулись поближе. Без сомнения, Стреттон держал город в кулаке. Одни подчинялись ему из страха, другие – по простоте душевной. Никто не оспаривал его методов. Начальству виднее. Это был типичнейший пример законного беззакония, против которого Дэниел, став сенатором, собирался отчаянно бороться. Такие люди, как Стреттон, будут существовать всегда и всегда будут держать за горло страхом. Однако Джейк понимал, что сегодня ему, пожалуй, с этим подонком не разделаться.

42
{"b":"4743","o":1}