ЛитМир - Электронная Библиотека

Джессика кивнула и, поднявшись, еще раз попыталась улыбнуться. Странно будет сегодняшнюю ночь спать в одиночестве, без Джейка.

Поднимаясь по лестнице, они по-прежнему не смотрели друг на друга и старались не касаться друг друга руками. Снизу доносился оглушительный шум: гремела музыка, то и дело раздавались взрывы смеха и соленые шуточки, – и Джессика подумала, что вряд ли сможет заснуть в такой обстановке. Впрочем, даже если бы снизу не доносилось ни звука, скорее всего она тоже бы не сомкнула глаз.

Отперев дверь, Джессика вошла и повернулась к Джейку лицом, собираясь пожелать ему спокойной ночи.

– Если хочешь, можешь встать завтра попозже, – сказал он. – Утром я собираюсь продать лошадей и купить билеты на дилижанс. А ты, когда встанешь, если есть желание, пройдись по магазинам.

Джессика улыбнулась, тронутая такой заботой.

– Спасибо, Джейк, – проговорила она. – Спасибо за все. – И, потянувшись к нему, легонько поцеловала его в щеку.

Джейк машинально обнял ее руками за талию и замер. Он вовсе не собирался привлекать ее к себе. Он и сам не понимал, как это случилось. Джессика стояла и не думая вырываться. Взгляды их встретились. Ее глаза, огромные, синие, казалось, поглотили его, темные, наполненные жгучим желанием. Джессика непроизвольно сделала шаг вперед и оказалась в его объятиях.

Губы его, мягкие, теплые и влажные, коснулись ее губ. Руки притягивали ее все ближе и ближе. Поцелуй становился все неистовее. Джессику пронзило такое чувство, будто она умирает и заново рождается. А руки Джейка уже забродили по ее спине и плечам, все крепче прижимая ее к себе. И Джессика почувствовала, как ее руки, обвившись вокруг шеи Джейка, притягивают его к себе. Но если в поцелуе Джейка бушевала бешеная страсть, то поцелуй Джессики был пронизан трепетной нежностью и несказанным изумлением. Как цветок раскрывается под жгучими лучами солнца, так и Джессика распахнула Джейку свои объятия, словно говоря: «Я твоя, бери меня». Внезапно ее как громом поразило: да она же любит его, любит давно, самозабвенно и страстно.

И в ту же секунду, словно прочитав ее тайные мысли, Джейк решительно, почти грубо оторвался от ее губ и выпрямился. Он стоял, тяжело дыша. Глаза его по-прежнему были темными от потрясения и неистового желания. Руки больно сжимали талию Джессики и, когда она попыталась отстраниться, машинально удержали ее. Джессика чувствовала, что губы ее горят огнем, а тело трепещет от острого желания, доселе незнакомого. Она взглянула на Джейка, и на лице ее отразилось все смятение чувств.

Джейк резко разжал руки, и Джессика сразу же почувствовала себя маленькой, слабой, покинутой. Ощущение было таким острым, словно ее ударили в грудь, и не оказалось у нее сил ни говорить, ни протягивать к нему свои трепетные руки. А он все смотрел на нее не отрываясь, и глаза его были полны такой боли, что у Джессики сердце сжалось в груди. Казалось, так стояли они не несколько секунд, а уже несколько часов. Наконец, не проронив ни слова, Джейк, резко повернувшись, зашагал прочь.

Глава 12

Джессика не знала, сколько времени металась по узенькой комнате, крепко сжав руки и закусив губу, чтобы сдержать слезы: радости, боли или смятения – она и сама не могла бы сказать.

Джейк…

Она любит его, любит страстно, сильно. Как она могла выйти замуж за Дэниела, когда дороже Джейка для нее нет никого на свете? Оказывается, любовь – это не только признательность и благодарность, которые она испытывала к Дэниелу, а нечто гораздо большее. Это мощное, всепоглощающее чувство, которое захватывает тебя всю, заставляя сердце биться быстрее. Хочется принадлежать любимому целиком и полностью. Ему, и только ему одному. Чувство это зрело в Джессике уже давно, пока она не поняла, что больше не в силах ему противиться, Джейк… Только Джейк… Больше никто ей не нужен.

А она жена его брата.

Снизу доносились пронзительные звуки музыки, взрывы оглушительного хохота, звон разбитого стекла. За окном раздался звонкий цокот копыт по утоптанной земле. В холле захихикала какая-то женщина, мужчина что-то тихо проговорил ей в ответ. Дверь в соседний номер открылась, потом закрылась.

Мысли Джессики неслись вскачь, больно щемило сердце. Ей хотелось одновременно и плакать, и смеяться, хотелось крепко прижать Джейка к себе, ощутить силу его рук, почувствовать биение его сердца. Что же ей теперь делать?

Раздался стук в дверь, и у Джессики на мгновение замерло сердце. Облегчение и отчаянная радость захлестнули ее.

– Джейк! – прошептала она и бросилась открывать. Дверь распахнулась, и у Джессики опустились руки. Боль и горькое разочарование сменили безудержную радость. На пороге стоял не Джейк, а шериф Стреттон.

Он вошел в комнату и с шумом захлопнул за собой дверь. Однако шума этого никто не услышал: из салуна доносилось нестройное пение. Похоже, завсегдатаи уже успели крепко набраться. Джессика машинально сделала шаг назад. Она пребывала в таком замешательстве, что ей даже в голову не пришло спросить, зачем шериф, собственно, явился. Оглядев Джессику с ног до головы холодным ненавидящим взглядом, Стреттон мерзко ухмыльнулся.

– Ну что ж, мэм, – проговорил он, – пора нам с вами поближе познакомиться. Этот ваш братец… – и снова голос его прозвучал издевательски, – плотно засел за карточный столик, так что, думаю, нам никто не помешает.

Сердце Джессики отчаянно забилось в груди.

– Шериф… – полувопросительно проговорила она и остановилась, не зная, что сказать дальше.

Однако что бы она ни говорила, это уже не имело никакого значения. Шериф надвигался на нее, ощупывая ее взглядом, и по мере того, как Джессика отступала, глаза его становились все более похотливыми.

– Вы знаете, – проговорил он, – обычно я не связываюсь с чужими женами. – Джессика с немым ужасом наблюдала за тем, как шериф начал расстегивать ремень. – Но поскольку вы этому чересчур прыткому парню не жена, а сестра… – он ухмыльнулся, обнажив желтые зубы, – то думаю, вы не будете слишком возражать, если мы с вами немного развлечемся.

Джессика уже уперлась ногами в железную раму кровати. Дальше отступать было некуда. «Джейк, – вихрем пронеслось у нее в голове. – Джейк!» Но с губ не слетело ни звука.

Сняв ремень, Стреттон бросил его на кровать и шагнул к Джессике.

И только тут Джессика закричала, но тотчас же сильная рука заткнула ей рот, и крик замер. Джессика почувствовала, что сейчас задохнется. Она попыталась вырваться, но это ей не удалось. И как Джессика ни сопротивлялась, шериф, не прилагая особых усилий, повалил ее на кровать.

У Джейка оказалось на руках два туза, и он уставился на них невидящим взглядом. Музыка, смех, бессмысленные лица сидевших за столом незнакомых людей – все куда-то улетучилось. Слышалось лишь биение собственного сердца, а в голове стучало: «Как ты мог это сделать? Как посмел допустить такое? Боже милостивый, ведь она жена Дэниела!»

Почувствовав на себе вопросительные взгляды игроков, Джейк поднял ставку на один доллар. Он уже два раза проиграл, однако это его не волновало. Единственное, о чем он сейчас мог думать, – это о мягких, нежных губах Джессики. Единственное, что хотел видеть, – это ее глаза. Вот бы вновь заключить ее в свои объятия и целовать, целовать, целовать. Воспоминание о ее восхитительно округлом, податливом теле жгло его как огнем. Как он мог уйти от нее?

Но ведь он пообещал себе, что подобного больше не случится. После эпизода у хижины охотника он к Джессике и близко не подходил. Он приказал себе выбросить все произошедшее из головы и считал, что это ему удалось. А оказывается, вовсе нет.

«Ты не сделаешь такую подлость ни Дэниелу, ни ей, ни себе. Забудь ее. Она не твоя. Она возвращается домой», – приказал себе Джейк… и почувствовал, как больно сдавило горло. Каждая клеточка тела, казалось, застыла в напряженном ожидании. Как же ему хотелось вновь прижать Джессику к своей груди, коснуться губами ее трепещущих губ…

44
{"b":"4743","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Алхимик (сборник)
Академия темных. Преферанс со Смертью
Метро 2033: Пифия
Лагом. Шведские секреты счастливой жизни
Союзник
Она всегда с тобой
Доктрина смертности (сборник)
Снежная магия
Lykke. В поисках секретов самых счастливых людей