ЛитМир - Электронная Библиотека

Помимо своей воли Джейк бросил взгляд на лестницу.

«Не смей! Держись от Джессики подальше. Оставайся здесь, играй в карты, напейся, если так тебе будет легче, только не ходи к ней», – приказал он себе.

Он никак не мог забыть выражения ее глаз. Она хотела позвать его, он знал это совершенно точно. Если бы она позвала, если бы произнесла хоть слово, он никогда бы не ушел. А если сейчас он поднимется по лестнице, все, с прежней жизнью будет покончено. Он уже никуда ее от себя не отпустит.

Джейк стиснул зубы и сжал руки в кулаки. Отвернувшись от лестницы, он снова уставился в свои карты.

Мотая головой из стороны в сторону, Джессика рыдала, отчаянно пытаясь придумать, как ей вырваться. Шериф навалился на нее всем телом, и сделать это оказалось непросто. Пытаясь задрать юбки, он больно полоснул ее по ноге острыми ногтями. Сладострастно сопя, он прижимал ее к кровати все сильнее.

– Ну давай, девочка, барахтайся, – шептал он. – Так мне даже больше нравится.

Он уже срывал с нее нижние юбки.

Изловчившись, Джессика со всей силы куснула насильника за руку и принялась кричать что было сил. Однако внизу гремела музыка, шаркали стулья, смеялись посетители. И никто ее не услышал.

Джессика брыкалась, извиваясь всем телом, пыталась сбросить с себя негодяя, но все усилия ее оказались тщетными. С отчаянием она поняла, что шансов нет! Зловонное дыхание шерифа обжигало щеки; руки его стискивали ей ноги с такой силой, что на нежной коже появились красные пятна. И ни один человек не приходил на помощь…

Джессика шарила по кровати, пытаясь найти хоть что-нибудь, чем можно было бы ударить мерзавца. Пальцы ее коснулись гладкой кожи кобуры. С криком ярости, ужаса и отчаяния она выхватила из кобуры револьвер.

– Ну, что собираешься делать, парень?

Сидевший напротив мужчина вытащил двойку. У него были один валет, две десятки и королева, а у Джейка – карты одной масти и тузы. Джейк долго смотрел невидящим взглядом в карты. Сердце его гулко стучало.

«Сиди на месте. Оставь ее в покое».

Спокойно сложив карты, Джек поднялся из-за стола и не оглядываясь направился к лестнице.

Джессика приставила револьвер к затылку шерифа. Тот злобно выругался и схватил ее за руку, но она закричала и, извиваясь всем телом, попыталась откатиться в сторону. Это у нее не получилось, и тогда она со всей силы принялась колотить шерифа револьвером по голове, брыкаясь при этом и пиная его ногами.

Внезапно комнату потряс выстрел. Руку Джессики со страшной силой отбросило назад, револьвер упал на кровать. Джессике смутно почудилось, будто она умирает. Что-то произошло, и наступил конец… Внезапно тело шерифа обмякло, зловонное дыхание перестало опалять ей лицо. Отпихнув от себя ненавистного насильника, Джессика скатилась с кровати и, вся дрожа, уставилась на безжизненное тело.

Повсюду – и на стене, и на полу – была кровь. Белые простыни тоже постепенно пропитывались ею, и хлестала она из дырки в спине шерифа. Джессика взглянула на свои руки. Они были все в крови, да и лицо наверняка тоже. Шериф не шевелился и не дышал. Он был мертв. «Я убила его», – тупо подумала Джессика, не вполне, однако, осознавая того, что произошло. Она еще раз взглянула на свои руки, на залитую алой кровью постель, на лежавший на кровати труп, и из груди ее вырвался какой-то клокочущий звук. На секунду Джессике показалось, будто она пребывает в каком-то страшном сне. «Нужно сказать Джейку», – с полным безразличием подумала она…

И в это мгновение в комнату ворвался Джейк. Одной секунды ему хватило, чтобы обвести взглядом убогое помещение – окровавленное тело на кровати, всхлипывающая от ужаса Джессика. Стреттон мертв. Он хотел изнасиловать Джессику, и она каким-то непостижимым образом умудрилась его убить.

Джейк знал, какие порядки царят в маленьких городках. Ни один человек не избежит ответственности за убийство шерифа, особенно женщина. И никто не станет искать причины, по которой она это сделала. Джейк понимал, что Джессику посадят, а она умрет, если ее снова будут держать взаперти.

Джейк размышлял минуту, не больше. Подскочив к Джессике и схватив ее за плечи, он повернул ее лицом к себе.

– Джессика, Джессика, послушай меня. Ты меня слышишь?

Лицо Джессики маячило перед ним темным пятном. Ее по-прежнему била крупная дрожь. В голове не было ни одной мысли. Она попыталась что-то сказать, но с губ сорвалось лишь несколько невнятных звуков. Единственное, что она понимала: Джейк здесь – значит, теперь ей нечего бояться.

– Послушай, – пылко говорил Джейк, – иди в конюшню, оседлай мою лошадь и оставь ее там, а сама выбирайся из города. Помнишь заросли орешника неподалеку от города, мимо которых мы проезжали? Помнишь? – Джейк снова тряхнул Джессику за плечи и тряс до тех пор, пока она не кивнула. – Жди меня там. Но если я не приеду через час, уезжай. Скачи на запад. Возвращайся к Дэниелу. Ты сможешь это сделать, Джессика? Ты понимаешь, о чем я говорю?

– Да, – с трудом выдавила из себя Джессика. Горло ее сдавило словно тисками, было больно дышать. Она тряслась словно в лихорадке и не чувствовала биения собственного сердца. – Да, да…

Потому что Джейк ей это приказал, подумала она, а то, что приказывает Джейк, она обязана выполнить.

Больно схватив Джессику за плечи, Джейк потащил ее к двери.

– Спускайся по черной лестнице, – скомандовал он. – Я постараюсь задержать их подольше. Беги.

И Джессика, подхватив юбки, помчалась к черной лестнице. Внезапно дверь в коридор распахнулась, и Джессика встретилась взглядом с оранжевоволосой особой.

– Черт подери, детка, что здесь происходит? – изумленно спросила та.

Но Джессика не остановилась.

Джейк услышал шаги на лестнице, потом шум в коридоре.

«Все, – подумал он, – теперь уже поздно спасаться бегством. Беги, Джессика, беги…»

На пороге возник хозяин салуна в сопровождении двух вооруженных завсегдатаев. Они молчали, однако по их лицам видно было, что они сгорают от любопытства. К насилию они не привыкли. Шериф держал город в ежовых рукавицах.

Они смотрели на залитую кровью кровать, на мертвого шерифа и глазам своим не верили.

Первым в себя пришел хозяин салуна. Изрыгая проклятия, он бросился к бездыханному телу. Один из мужчин наставил револьвер на Джейка. Филдинг поднял руки и, делая вид, что отступает, бочком придвинулся к открытой двери.

– Да это же шериф! Боже правый! Этот сукин сын выстрелил ему прямо в спину! – раздался возглас хозяина салуна.

– А у того даже оружия не было! Надо же, стрелял в безоружного!

С лица того парня, что направил на Джейка револьвер, градом катился пот. Переводя безумный взгляд с хозяина салуна на Филдинга, он закричал:

– Это все он! Тот, кто устроил скандал на телеграфе!

– Я ни в чем не виноват, – тихо проговорил Джейк, но никто его не слушал.

– Бегите за помощниками шерифа! О Господи! Шерифа убили!

– Так и знал, что этим дело кончится! – вопил хозяин салуна. – Сразу было видно, что от него жди беды!

Джейк попробовал сделать маленький шажок по направлению к двери, однако второй завсегдатай таверны тоже вытащил револьвер.

– А ну-ка стой спокойно, мистер!

Джейк понимал, что спастись бегством он может только сейчас. С тремя испуганными мужиками он еще может справиться, а вот когда подоспеет вооруженная охрана шерифа, именовавшая себя его заместителями, у него не останется ни единого шанса.

«Беги, Джессика, беги!»

Тот, что наставил на Джейка револьвер, скомандовал:

– Давай-ка вытаскивай, мистер, свою пушку. – Он тяжело дышал, и рука, в которой он держал оружие, тряслась. – И давай мне рукояткой вперед. Только не торопись.

Медленно, не сводя глаз с направленного на него оружия, Джейк осторожно взялся двумя пальцами за рукоятку револьвера, а третий положил на спусковой крючок и, медленно вытащив оружие из кобуры, протянул мужчине. Тот потянулся за револьвером.

45
{"b":"4743","o":1}