1
2
3
...
49
50
51
...
75

– Холодная вода полезна для здоровья, – заявила она и смело направилась к Джейку.

Кожа у нее покрылась мурашками, но Джессика, не обращая на это внимания, упорно шла вперед. Сначала в воде исчезли ноги, потом темный треугольник волос, потом стройные бедра и тоненькая талия, и к тому времени, когда Джессика дошла до Джейка, вода добралась ей до груди, а он уже не чувствовал никакого холода, наоборот, ему казалось, что вода теплая, как парное молоко. Чувство трепетного восторга переполняло его душу.

Протянув руки, он обхватил Джессику за бедра, а она обняла его руками за шею. Запрокинув голову, она взглянула на Джейка, и глаза ее, освещенные яркими солнечными лучами, показались Джейку бирюзовыми.

– Ты жалеешь? – прошептала она, и в голосе ее прозвучало легкое беспокойство.

– Нет, – едва слышно проговорил Джейк и притянул Джессику к себе, согревая ее своим телом. – Нет, Джессика. Как я могу жалеть?

И это была истинная правда. До конца своей жизни – а он не сомневался, что она будет нелегкой, – он никогда не станет сожалеть о том, что произошло между ними, даже если им больше не суждено испытать подобные чудесные мгновения.

Джессика прижалась щекой к груди Джейка. Для нее тоже все страхи, беды и печали начинались и кончались этим мгновением. Счастье, подобное тому, что испытали они с Джейком, редко выпадает на долю человека, и им нужно дорожить, его следует прятать, как драгоценности, от чужих глаз. Джессика ни о чем не жалела и знала, что никогда не будет жалеть.

Еще крепче обхватив Джейка руками за шею, она прошептала:

– Скажи, Джейк, все люди в любви так счастливы, как мы?

Она почувствовала на своих волосах прикосновение его ласковых губ, а в следующее мгновение Джейк, обхватив лицо Джессики обеими руками, заставил ее взглянуть ему в глаза.

– Нет, только мы, – сказал он тихо и совершенно серьезно.

Джессика снова опустила голову и прижалась щекой к его груди, а он, глубоко вздохнув, закрыл глаза, пытаясь осмыслить свои слова, только что сказанные любимой.

Он и в самом деле был уверен в том, что только им с Джессикой посчастливилось испытать подобную глубину чувств, потому что они с ней – одно целое. Редко, очень редко людям удается найти вторую половину. Большинство людей даже не подозревают о ее существовании и вовсе не ощущают ее отсутствия. А вот им с Джессикой повезло: они нашли друг друга. И мысль об этом наполнила душу Джейка такой радостью, что у него даже голова закружилась. Они нашли друг друга. Разве можно усмотреть в этом что-то плохое? Разве можно сожалеть об этом?

Джессика слегка отстранилась от него, и Джейк, немного ослабив объятия, с нежной улыбкой взглянул на нее. Джессика подняла руку и коснулась пальцем тоненьких лучиков-морщинок у него под глазами, потом, откинув обеими руками мокрые волосы с его лба, прошлась по лицу трепетными пальцами. Каким же он казался красивым с берега! Каким сильным было его тело, мускулистое и совершенное, без единого изъяна! Джессику охватило единственное желание – броситься в воду и идти к нему, и она не стала этому противиться. И сейчас, стоя рядом с Джейком в воде под лучами солнца, чистая, обнаженная, и нисколько не стыдясь этого, Джессика хотела ласкать его, чтобы навсегда запомнить каждый изгиб его тела.

– А я тоже подсматривал за тобой, когда ты купалась. В то первое утро на болоте, – чуть насмешливо проговорил Джейк.

Джессика недоверчиво взглянула на него, но, видя, что он не шутит, смутилась.

– А зачем?

– Потому что ты красивая, – признался Джейк. – И я уже тогда хотел тебя.

– Я не знала… – Джессика потупила взор. Ей было приятно слышать эти слова, однако она никак не могла подавить чувство неловкости. – Зря ты мне это сказал.

Джейк улыбнулся и, тихонько вздохнув, зарылся лицом в ее душистые волосы. Как же он любил ее! Не передать словами.

– Я знаю, – пробормотал он, – но ты действуешь на меня так, что мне хочется признаваться во всех своих смертных грехах.

Джессика поцеловала его и нежно провела рукой по его груди, руке, шее. От этих пронизанных лаской прикосновений у Джейка подкосились ноги, а тело налилось блаженной легкостью. А она, с обожанием взглянув на него, тихонько прошептала:

– Какой же ты красивый, Джейк!

– Ну что ты… Вовсе нет, – пробормотал он.

Джейк ласкал ее грудь, желая доставить Джессике такое же удовольствие, какое доставляла ему она.

– Нет, красивый… – Она уже совсем согрелась, холодная вода лишь придавала остроту ощущениям. Соски у нее стали твердыми, а Джейк все гладил и гладил эти маленькие упругие груди, так что на Джессику вновь накатила блаженная истома. – Для меня… – прошептала она.

Закрыв глаза, чтобы в них не било яркое солнце, Джессика отдалась сладостным ощущениям. Он ласкал ее всю: лицо, грудь, живот, спину, снова грудь, и Джессика вторила ему. Ей хотелось гладить его везде, и нежные ее ручки опускались все ниже… Джессика робко взглянула на Джейка, но он и не думал возражать, а лишь еще крепче притянул ее к себе, и она вдруг почувствовала на своем животе его восставшую плоть. Джессика подняла голову и встретилась взглядом с его уже такими знакомыми глазами – горящими, зовущими, жаждущими. Джессика затрепетала в предчувствии уже изведанного счастья.

– Мне нравится, как ты меня ласкаешь, Джессика, – проговорил Джейк.

Она вздрогнула от этих, казалось бы, простых слов. Ее движения становились все более смелыми, и вот пальчики ее коснулись его восставшей плоти – неоспоримого доказательства силы его желания. Джейк стиснул руками ее грудь.

– О Джессика! – прошептал он и больше не в силах был вымолвить ни слова.

Так стояли они обнявшись, с каждым вздохом ощущая все нарастающее желание.

«Я люблю тебя, Джессика», – подумал Джейк и еще крепче обнял ее, не в силах облачить это признание в слова.

«Я люблю тебя, Джейк», – подумала Джессика, однако чувства, которые она в данный момент переживала, оказались настолько сильными, что она не смогла произнести ни слова.

Подхватив Джессику на руки, Джейк вынес ее на берег и бережно положил на траву, где они предались восторгам любви.

Глава 14

Они закупили все необходимое на ферме, притулившейся на скрытом от людских глаз склоне холма, и, обосновавшись на полянке в самой глухой чаше леса, провели там больше недели. Это были восхитительные дни, наполненные любовью и нежностью, – маленькое чудо, ниспосланное им судьбой, которое Джессика с Джейком будут вспоминать до конца своих дней. Они вместе смеялись, вместе резвились на поляне, долго и страстно любили друг друга под звездным небесным шатром и под жаркими лучами полуденного солнца.

Они старательно пытались запомнить каждое прожитое мгновение. Вот Джессика, воткнув в волосы лесные маргаритки, которые набрал для нее Джейк, кружится, босоногая, на поляне и звонко смеется. Вот Джейк просыпается оттого, что что-то щекочет ему лицо – это Джессика легонько касается перышком его губ, – и недовольно хмурится. Но раздраженное выражение, появившееся было в его глазах, постепенно сменяется наслаждением, когда Джессика, убрав перышко, приникает к его губам поцелуем. Джессике хочется навсегда запечатлеть в памяти голос Джейка, которым он рассказывал ей всякие истории, связанные с различными созвездиями, отыскивая их на ночном небе, пока она лежала, умиротворенная, в его объятиях. А Джейку – изумленный смех Джессики, которым она приветствовала его как-то утром, проснувшись оттого, что на ее обнаженное тело водопадом сыплется ежевика. Воспоминания… Сладостные, драгоценные… И каждое из них Джессика с Джейком, спрятав в самый дальний уголок памяти, ревностно хранили, чтобы вытащить их на свет Божий потом, когда, кроме воспоминаний, у них больше ничего не останется.

Они никогда не говорили о будущем, хотя и понимали, что оно рядом, притаилось где-то за холмом, словно враг, готовый напасть в любую минуту. Но они попытались, применив хитрость, избавиться от этого врага, так же как они избавились от преследователей: сначала спрятавшись от него, а потом притворившись, что его не существует. Время, которое они провели вместе, открывая для себя друг друга, было слишком ценным, чтобы позволить кому-то или чему-то завладеть хотя бы его частью.

50
{"b":"4743","o":1}