ЛитМир - Электронная Библиотека

Мужчины не сводили друг с друга взгляда, казалось, целую вечность. Лицо Джейка оставалось бесстрастным. Рука, державшая револьвер, не дрогнула, и Кейси начал бояться, что Джейк все равно его убьет. Через секунду он уже в этом не сомневался. Что ему стоит, этому бандиту!

Наконец Джейк медленно снял палец с курка и тихо проговорил:

– Убирайся отсюда.

Кейси не стал заставлять Джейка упрашивать себя дважды.

С видом человека, получившего смертельный удар, но упорно отказывающегося умирать, Джейк опустил револьвер и убрал его в кобуру. Долго смотрел он на то место, где стоял Кейси, ничего не выражающим взглядом.

Когда Джессика час спустя ворвалась к себе в комнату, сердце у нее в груди бешено колотилось. Она быстренько уладила дела с банкирами, пренебрегая социальными условностями, чем под конец переговоров вызвала беспредельное удивление и порицание двух столпов делового мира Форт-Уэрта. Во время встречи все мысли ее были о Джейке. Ее не оставляло ужасное предчувствие, что она поступила неправильно, что, когда она вернется, комната окажется пуста… Но почему? Почему ей пришлось уйти, так ни до чего с ним и не договорившись? Почему он выбрал именно этот момент, чтобы безо всякого предупреждения задать ей самый важный в жизни вопрос? И какой ответ она могла дать и даст Джейку сейчас? Конечно, при условии, что она его вообще увидит.

Распахнув дверь, Джессика поспешно обвела взглядом комнату и, увидев развалившегося на кровати Джейка, почувствовала такое облегчение, что у нее подкосились ноги. Он полулежал на кровати, скрестив ноги, закинув руки за голову и уставившись на дверь. Когда Джессика ворвалась в комнату, он даже не пошевелился. Это должно было насторожить Джессику, равно как и его замкнутое, настороженное лицо. Будь она менее озабочена своими чувствами, она бы заметила, что расслабленная поза Джейка на самом деле не что иное, как предельная собранность, что он выглядит не как мужчина, ожидающий возвращения любовницы, а как опасный зверь, весь подобравшийся для смертоносного прыжка.

Но Джессика, у которой от радости светились глаза, а щеки разрумянились, не заметила ничего. Джейк здесь, он никуда не ушел, а больше ее ничто не волновало. Быстро подойдя к Джейку, она присела рядом с ним на краешек кровати.

– О Джейк! Я так боялась, что ты меня не дождешься, что ты решишь уйти… Я так спешила…

С быстротой молнии Джейк с силой схватил Джессику за запястье. Руку ее пронзила такая острая боль, что Джессика вскрикнула. Глаза Джейка горели злобным огнем.

– Почему ты мне не сказала? – медленно проговорил он.

Джессика с изумлением уставилась на него. Рука нестерпимо болела, но еще большую боль она почувствовала в сердце, когда увидела искаженное мукой лицо Джейка.

– Джейк, о чем ты? – едва выдохнула она.

Пальцы его сжались еще крепче, и Джессика сдавленно вскрикнула.

– Почему ты не сказала, что у нас есть ребенок? – резко спросил Джейк.

Вопрос этот эхом пронесся по комнате, болью отозвался у Джессики в голове. Самые разнообразные чувства навалились на нее: недоверие, ужас, стыд, горечь, но превыше всего – страх. В глазах Джейка, помимо боли, можно было прочитать злость и презрение. Силы оставили Джессику. Ее вдруг обуял такой ужас, что она не могла выговорить ни слова, лишь едва слышно прошептала:

– Откуда ты узнал?

Джейк зло прищурился. Он еще сильнее сжал Джессике руку, не сознавая, что причиняет ей страшную боль. Пальцы Джессики онемели.

– Ну уж, конечно, не от счастливой мамаши, – ровным голосом проговорил он и коротко бросил: – От Кейси. Я что, единственный человек в Техасе, который не знает?

– Джейк! – взмолилась Джессика. – Я собиралась тебе сказать…

Джейк вскочил, отпустив ее так неожиданно, что Джессика упала на кровать и прижала руку к груди, сдерживая уже готовый вырваться крик боли. Круто обернувшись, Джейк встал перед ней. Глаза его горели яростным огнем, лицо исказилось от гнева.

– Неужели? А может, ты надеялась, что меня поймает на улице какой-нибудь рейнджер? Тогда и говорить ничего не пришлось бы. Это бы избавило тебя от многих проблем, верно?

– Джейк, прошу тебя! – рыдая, воскликнула Джессика, но он уже не владел собой. Таким она его еще никогда не видела и страшно испугалась.

– Что ж, черт тебя дери, ты таки получила все! – закричал он. – Прекрасный дом, любящего мужа и незаконного ребенка, которого ты ему навязала! Ты прекрасно все устроила! И как только я мог вообразить, что ты бросишь все это и уедешь со мной! – Он хрипло презрительно рассмеялся. – Просто обхохочешься!

– Джейк, прекрати! – воскликнула Джессика. – А что мне еще оставалось делать? Ты же меня бросил! Ты…

– И ты этим прекрасно воспользовалась! Я всегда знал, что ты умеешь о себе заботиться!

Но, говоря это, Джейк понимал, что Джессика права. Понимал он также и то, что злится не на нее, а на свою злосчастную судьбу, незадавшуюся жизнь, роковое стечение обстоятельств, сделавшее его изгнанником, а его брату давшее все, абсолютно все!

Тяжело дыша, Джессика закрыла лицо руками, защищаясь от ненависти в глазах Джейка, от ярости, сквозившей в его голосе, лихорадочно думая, как найти в себе силы и разубедить его. Но Джейк уже завелся так, что остановить его было невозможно. Жажда разрушения вселилась в него. Хотелось топать ногами, бить, крушить, ломать все вокруг себя. И не важно, что под руку попадется женщина, которую он любит, – он и ее готов был смести с лица земли. Подскочив к Джессике, он едва сдержался, чтобы не схватить ее за руку и не рвануть к себе, чтобы она стоя слушала его убийственные обвинения.

– Тебе это было только на руку, Джессика! Что, скажешь нет? – выкрикнул он. – Ты построила себе маленький сказочный мирок, поселилась в нем и решила, что сможешь прожить так всю жизнь! Так вот что я тебе расскажу о жизни, моя дорогая! Жизнь – тяжелая, мерзкая и несправедливая штука! И похоже, для вас с Дэниелом пришло время прочувствовать это на собственной шкуре!

Джессика подняла к нему бледное, искаженное страданием лицо.

– Джейк, ты все неправильно понял. Прошу тебя…

И Джейк замолчал. Внезапно его как громом поразило: у него есть ребенок! Сын! Плод их с Джессикой любви. Любви, которая круто изменила его жизнь, ради которой он пожертвовал всем самым дорогим на свете: братом, домом, свободой. Но эта же любовь подарила ему сына, который навсегда останется вместе с ним и которого никто у него не отнимет…

Джейк пристально посмотрел на Джессику. Наконец он спокойно, но твердо проговорил:

– Я отдал тебе всю свою жизнь, Джессика, но не отдам своего ребенка. Тебе его у меня не отнять.

И, повернувшись, Джейк вышел, громко хлопнув дверью.

А Джессика так и осталась сидеть на кровати, прижимая руку к губам и чувствуя, как слезы стекают у нее по щекам. У нее не осталось сил ни на то, чтобы окликнуть Джейка, ни на то, чтобы пошевелиться. Выйдя за дверь, он, казалось, забрал их с собой.

Глава 18

Глаза Дэниела горели яростью.

– Как, черт побери, ты это допустил? – тихо спросил он, едва сдерживаясь, чтобы не взорваться.

Кейси стоял перед ним, вперившись взглядом в шляпу, которую нервно комкал в руке. Все то, что Дэниел собирался ему сказать, он уже сам себе сказал, и не было таких ругательств, какими бы он себя ни обозвал, так что Дэниел мог не стараться. А ведь единственное, что хотел сделать Кейси, – это защитить Дэниела. Вместо этого же он собственными руками привел разрушительную машину в действие, и теперь ничто не могло повернуть ее вспять. Если бы Кейси знал, что, застрелившись, он хоть как-то поможет Дэниелу, он бы с радостью это сделал.

Дэниел откинулся на спинку стула. Вдруг он вспомнил, что в этой самой комнате три года назад произошла их с Джейком последняя стычка. Джейк всегда отличался вспыльчивым характером и упрямой решимостью. Так что он, Дэниел, должен знать: если даже ему удастся добиться в жизни счастья, то покоя не будет никогда.

67
{"b":"4743","o":1}