ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они посидели в молчании. Высоко в небе плыли пухлые белые облака. Под кустом квакала жаба. Колибри носилась от цветка к цветку на быстрых крыльях. И все эти маленькие детали жизни Кариган принимала как должное.

Наконец леди Эстора заговорила:

— Ты останешься в Сакоре?

— Нет, — покачала головой Кариган. — Я возвращаюсь в Корсу. А вы?

— Отец хочет найти мне хорошего жениха. — Молодая женщина закатила глаза. — А провинцию Кутр отделяет от остальных Песнекрылый хребет и протяженная береговая линия. Он подумал, что у меня будет больше шансов встретить какого-нибудь подходящего дворянина здесь. Я надеялась, что ты останешься, и мы сможем стать друзьями.

Кариган улыбнулась с сожалением.

— Я…

— Кажется, кто-то еще хочет поговорить с тобой, — перебила ее леди Эстора, глядя на противоположную сторону двора.

Девушка проследила за взглядом собеседницы. Там стоял король Захарий, выжидающе глядя на нее. Кариган заложила волосы за уши и нервно облизнула губы. Почему в присутствии короля она чувствует себя не в своей тарелке?

— Тебе лучше пойти, — заметила леди Эстора. — Не годится заставлять короля ждать.

Кариган слабо улыбнулась и попрощалась с бывшей возлюбленной Ф'риана. Потом она отправилась по дорожке, усыпанной гравием, вьющейся среди кустов и клумб. Стоило ей приблизиться к королю, как дорогу заступил Клинок.

— Все в порядке, Уилсон, — вмешался Захарий. — Это Кариган Г'лейдеон.

Лицо Клинка просветлело, и он поклонился.

— Обычно я охраняю гробницы, — пояснил он. — Лишь недавние потрясения вынудили меня нести службу здесь. У нас внизу много говорят о твоих деяниях.

Кариган покраснела. Не успела она ответить, как Уилсон отошел в сторону, чтобы девушка и король могли поговорить. Оба стояли в неловком молчании. Захарий выглядел хорошо, но так, словно постарел на годы. На лбу прибавилось морщин, а глаза ввалились. Девушка и представить не могла, каким потрясением стали для него предательство и смерть брата. Измена тех, кого он считал вернейшими слугами, и гибель оставшихся верными, безусловно, оказали на правителя Сакоридии сильное воздействие.

— Пройдешься со мной? — предложил король. Кариган послушно зашагала рядом с ним по усыпанной гравием дорожке. — Я только что выглянул наружу подышать свежим воздухом. Кажется, лето все же настало.

— Да, — согласилась Кариган.

Снова повисла тишина.

— Я… — начал король.

— Мы… — произнесла девушка.

Оба умолкли и посмотрели друг на друга.

— Кариган, — проговорил Захарий. — Я все еще не слышал полного рассказа о том, что произошло в тронном зале той ночью. Я был немного не в себе, сама понимаешь, когда ты разрушила заклинание, связывавшее моего брата с эльтом. Кажется, ты и мой брат мгновенно исчезли. Ларен… Капитан Мэпстоун думает, что это действие не могла вызвать твоя брошь. Куда вы делись? Что случилось?

Кариган почувствовала, как буквально на глазах лишается сил. Ей не хотелось вспоминать ту ночь, потому что случившееся тогда и так беспрестанно являлось ей в кошмарах и преследовало даже в дневное время. В последнюю неделю у нее выдалось слишком много времени, чтобы обдумать произошедшее. А что, если она сделала неверный выбор? Что бы случилось, если бы она приняла вызов эльта? И что, если бы она проиграла? Бесконечный водоворот этих «если бы» измучил девушку.

Она начала отворачиваться, но тут король схватил ее за руку.

— Пожалуйста, — выговорил он.

— Мне тоже все кажется очень странным, — кивнула Кариган.

И в том же самом дворике, среди благоухающих цветов, под жужжание пчел и птичьи трели, девушка поведала королю Захарию о путешествии в белое ничто, где все они оказались пойманы. И чем дольше она говорила, тем шире раскрывались у него глаза. А на сердце Кариган становилось легче, будто тяжкое бремя оставляло его. Рассказывая, девушка начинала понимать, что сделала единственный правильный выбор, а все остальное не имело смысла — ни тогда, ни сейчас. Поведав о пережитом королю, она также поняла, что больше не понесет тяжесть сделанного выбора в одиночестве.

— Я слышал, — заметил Захарий, когда Кариган умолкла, — что у мира много слоев. Один из них — владения богов, другой — это земли смертных. Мне говорили, что когда ты пользуешься магией, то оказываешься в третьем слое. Должно быть, произошло именно это.

— Не знаю, — сказала девушка. — Эджмон назвал это промежуточным местом.

Король поправил перевязь, внутри которой лежала сломанная рука.

— Кариган, ты снова и снова поражаешь меня. Я не могу выразить словами благодарность за то, что ты сделала. Без тебя мой брат захватил бы и разрушил Сакоридию.

— Джендара остановила вашего брата.

— Она убила моего брата, но остановила его и эльта именно ты. Я так понимаю, что вас с ней что-то связывало, и поэтому знай — она выбрала самый легкий конец для себя. Правосудие Клинков древнее и жестокое. Несмотря на последний героический подвиг, ее заклеймили бы как предателя, и Джендаре пришлось бы долго страдать перед смертью.

— Я знаю. — Кариган опустила глаза. — Надеюсь, ее не похоронили в безымянной могиле.

— Она находится там, где ей и подобает. Как и мой брат, в Залах королей и королев, хотя на менее важной аллее. Впрочем, я не хочу говорить о гробницах. — До них донеслась песня синицы, устроившейся на белой березе с другой стороны двора. Король приподнял подбородок девушки, подставив ее лицо солнечным лучам. — Я не приказываю, а прошу тебя — обдумай предложение присоединиться в Зеленым Всадникам. Твоя доблесть не будет забыта.

— Я не могу… — начала девушка.

Король перебил ее.

— Я всего лишь прошу еще раз обдумать предложение. Езжай домой, проведи время с семьей и хорошенько подумай. Хотя если ты пожелаешь отправиться в Селиум, чтобы закончить свое обучение…

— Ну нет, туда я не вернусь, — отрезала Кариган. — Ведь именно там я влипла во всю эту историю.

В глазах короля заплясали искорки смеха.

— Вскоре Зеленый Всадник вручит декану Гейеру послание, запечатанное королевской печатью и объясняющее, какую ошибку он совершил, исключив тебя. Так что можешь вернуться в Селиум.

Кариган не знала, радоваться ей или печалиться от того, что повода не возвращаться в Селиум не осталось. С другой стороны, не стоило выглядеть неблагодарной.

— Спасибо, — пробормотала девушка.

Король улыбнулся ей с неожиданной легкостью и взял руку Кариган в свои.

— Твои деяния не будут забыты, храбрая леди. — Он поцеловал руку девушки и поклонился.

С этими словами Захарий отвернулся и ушел, шурша мантией.

Кариган вернулась в свою комнату, взволнованная и розовая от смущения. Седельные сумки были упакованы, и оставалось только дождаться отца. Девушка вздохнула и прислонилась к оконной раме. Трава пастбища колыхалась под ветром, вдалеке паслись кони.

Король. Он пробуждал в Кариган чувства, о которых не следовало думать. Она уезжает из Сакора, чтобы стать купцом. Или снова пытается сбежать от судьбы?

Она будет скучать по Сакору, но еще больше по людям — королю Захарию, Мел, капитану Мэпстоун, Фастиону и Алтону Д'Иеру. Алтон уехал из города два дня назад и направился в родовые земли, чтобы помочь восстановить Стену Д'Иеров. Он огорчился, что девушка решила не оставаться в столице, и взял с нее обещание часто приезжать в гости. После битвы при Утраченном Озере и обнаружения своего таланта — волшебного щита — Алтон наконец почувствовал себя полноценным Всадником.

Дверь отворилась со скрипом, и вошел отец Кариган, великолепный в плаще синем, как небо. Уперев руки в боки, он посмотрел на девушку и широко улыбнулся.

— Готова?

Кариган улыбнулась в ответ и обняла его. Стевик обхватил дочь руками, и та, как всегда, почувствовала себя в безопасности.

— Я рада, что ты здесь.

— Я рад, что мы оба здесь, — рассмеялся купец.

Девушка высвободилась из отцовских рук и внимательно посмотрела на родителя.

— Почему ты в таком хорошем расположении духа?

102
{"b":"4744","o":1}